О том, кому петь Лоэнгрина

Разное
Москва, 20.04.2009
«Эксперт» №15 (654)

Предположим, Большой театр решает порадовать публику постановкой «Лоэнгрина». Состоя на бюджетном довольствии, театр обязан следовать букве и духу закона № 94-ФЗ, трактующего вопросы размещения заказов на поставку товаров и выполнение работ и услуг для государственных и муниципальных нужд. (Названия театра и оперы в нашем примере условны, всё остальное — нет.) И вот театр объявляет конкурс на исполнение заглавной партии. Вы с детства мечтали прокатиться по сцене в лодке, влекомой лебедем? Подавайте заявку — у вас прекрасные шансы. 94-ФЗ весьма милостив к учреждениям культуры. Им — и фактически только им! — он разрешает поинтересоваться квалификацией претендента: попросить, например, спеть отрывок на пробу. Но и здесь «совокупная значимость критериев», учитывающих качество, «не может составлять более 45%» (ст. 31.6.3–4), то есть качество пения не может быть решающим основанием для определения победителя конкурса. Даже если вы совсем безголосы, назначьте очень умеренную цену — и лебедь ваш; настоящий-то Heldentenor за пятиалтынный петь не станет. А если лебедя от вас всё-таки уберегут, ступайте оспаривать итоги конкурса — и театр ещё горько пожалеет, что не дал вам разок спеть со своей сцены.

Если вам кажется, что это всего лишь анекдот, то вы равнодушны к опере и невнимательны. Вы пропустили предупреждение о том, что условен в этом «случае» разве что антураж. 94-ФЗ без всяких шуток запрещает заказчику предъявлять требования к квалификации претендента, к его опыту, к квалификации персонала, к наличию производственных мощностей и т. д. Имеющиеся в законе считанные исключения (вроде разрешения, так и быть, прослушать кандидата в теноры) не меняют дела: по 94-ФЗ, товары и услуги однозначно заказываются тому, кто запросит минимальную цену.

Расплодившееся в этих условиях явление принято, как я не без удивления узнал, называть рейдерством. Что делать — слово модное; скоро рейдерами станут величать и педофилов, и карманников. Ладно — пусть будут рейдеры, хотя в этом-то случае речь идёт о банальном мошенничестве, даже не всегда сдобренном коррупцией. Итак, на конкурс приходит рейдер, запрашивает полцены — и никто из людей, вправду намеревающихся исполнять заказ, выстоять не может. Контракт достаётся рейдеру. С этим бедствием пытаются бороться — например, отменяя авансы по контракту. Но подобные меры, заметно усложняя жизнь честным претендентам на заказ, рейдерам страшны не очень, а то и совсем не страшны. Так, если речь идёт о заказе на какие-то научно-исследовательские работы, рейдеру можно не платить аванса, можно даже взять с него денежный залог — ему плевать. Если он сдаст работу вовремя и с виду она будет походить на настоящую (сотни листов с таблицами и диаграммами в аккуратных переплётах), то никакой суд не докажет, что это туфта. Деньги заказчик всё равно вынужден будет заплатить. Поэтому, случается, заказчики чуть не на уши встают, пытаясь сформулировать условия конкурса так, чтобы шпана не пролезла, но это дело рискованное: неровён час ФАС сочтёт

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (654) 20 апреля 2009
    Протекционизм
    Содержание:
    Если это не протекционизм

    Зависимость национальных экономик от международной торговли пока удерживает правительства от радикального протекционизма. Но хотя масштабных торговых войн пока удается избежать, защитные меры применяются все шире, а протекционистский инструментарий становится все более разнообразным

    Обзор почты
    Реклама