Острова подождут

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
18 мая 2009, 00:00

Вопрос о Южных Курилах перестал играть роль раздражителя, для полномасштабного российско-японского сотрудничества больше нет серьезных препятствий

Вроде ничего необычного. Во время визита в Японию премьер Владимир Путин и его японский визави Таро Асо подписали ряд соглашений по сотрудничеству в экономической, ядерной и правоохранительной сферах. Японцы запланировали инвестиции в Сибири и на Дальнем Востоке.

Тем не менее эти соглашения — свидетельство большого продвижения в двусторонних отношениях. До недавнего времени подобный масштаб сотрудничества представить было просто невозможно. Раньше Токио отказывался идти на любые серьезные контакты с Москвой до решения «территориальной проблемы» — возвращения под японскую юрисдикцию «северных территорий», включающих южнокурильские острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи.

Сегодня мы видим: изменилась не просто позиция Японии, изменилась сама атмосфера переговоров. Японские политики если не на словах, то на деле готовы отложить вопросы с островами в сторону и заниматься нормализацией политико-экономических отношений с Россией. Основная причина поворота — изменение геополитической ситуации в регионе, и прежде всего мощный подъем Китая.

Страх Китая

Рост Китая — главная на сегодня стратегическая проблема Японии. На фоне мирового финансового кризиса китайская экономика стала якорем для национальных экономик стран Восточной Азии. За последние несколько месяцев Народный банк Китая подписал своп-соглашения с центральными банками Южной Кореи, Гонконга, Малайзии, Индонезии и других стран на общую сумму 500 миллиардов юаней. Относительная стабильность юаня спасает от банкротства ряд региональных экспортеров и дает Китаю возможность продвигать свою денежную единицу в качестве региональной расчетной валюты. Торговые отношения с Мьянмой уже осуществляются в юанях. Все это серьезно угрожает экономическому лидерству японского капитала в Восточной Азии.

Рост Китая — проблема для Японии и политическая. Она обусловлена закатом американского владычества в мире. Постепенно уходящие из Восточной Азии американцы уже начали передавать роль регионального лидера Пекину. В этой ситуации Япония оказывается в одиночестве перед угрозой китайской экспансии. Гарантии американского щита слабеют, а сколотить региональный антикитайский союз из государств Юго-Восточной Азии и Кореи Токио не сможет. В Азии слишком сильны антияпонские настроения, связанные со зверствами императорской армии во время Второй мировой, да и Китая все побаиваются. По этой же причине Япония не может начать резкую милитаризацию и создавать ядерные средства устрашения. Она тут же превратится в регионального изгоя, а десятки лет и миллиардов долларов, потраченных на улучшение имиджа страны в Восточной Азии, окажутся выброшенными на ветер.

В этом случае единственная возможность для Токио сдержать китайскую экспансию — наладить тесные отношения с Москвой. Россия — единственная региональная держава, по своей мощи способная хоть как-то уравновесить Китай. Кроме того, инициировав масштабные инвестиции в российский сырьевой сектор, японское правительство обеспечивает поставки в свою страну необходимого сырья, снижая тем самым зависимость от ближневосточных углеводородов и африканских руд. И отсекая одновременно с этим китайцев от сибирских месторождений.

Свою роль тут сыграла и активизация российской экономической политики на Дальнем Востоке. Россию можно было игнорировать, пока ее восточные территории были предоставлены сами себе. Но после того как Москва восстановила контроль над сахалинскими энергетическими проектами, успешно реализовав их, и приступила к строительству трубопроводной системы Восточная Сибирь — Тихий океан, с ней приходиться считаться.

Временно забыли

Препятствием для полномасштабного японо-российского сотрудничества долгое время был курильский вопрос. Японцы отказывались осуществлять крупные инвестиции в Россию до тех пор, пока им не вернут острова. В общем, утром острова, вечером инвестиции.

Но в последние годы японские политики стали более практично смотреть на этот вопрос. «По мере того как Россия осуществляет свой многолетний план по развитию инфраструктуры на островах Кунашир, Итуруп, Шикотан и группе островов Хабомаи, у Японии остается все меньше шансов на то, чтобы вернуть эти земли», — признает японская The Japan Times.

Хотя накал этой темы для «внутреннего пользования» не ослабевает (День Северных территорий по-прежнему отмечается), японские официальные лица перестали начинать переговоры с любой российской делегацией, прибывающей в их страну, с разговора об островах. «Никакого прогресса в территориальном споре до сих пор не наметилось. Единственное, что остается сейчас Японии, — это укреплять связи с Россией посредством экономического сотрудничества», — уверен Кадзуро Уметсу, бывший профессор Университета Нагоя Гакуин.

Новая формула «отношений без островов» была фактически закреплена во время нынешнего визита российского премьера. «Мы ведем переговоры по мирному договору не для того, чтобы создавать условия для торгово-экономического сотрудничества, — объяснил Владимир Путин, — а развиваем сотрудничество, чтобы создать условия для заключения договора».

Впрочем, для спасения лица японской стороны Путин заявил, что на саммите G8 в Италии президент Дмитрий Медведев обсудит с Таро Асо все варианты решения проблемы островов.

Япония готова вложиться

Один из признаков смирения Токио — согласие сотрудничать с Москвой в борьбе с японскими браконьерами. До недавнего времени правительство Японии фактически потакало своим браконьерам, незаконно вылавливающим крабов и рыбу в российской акватории Охотского моря. Отчасти потому, что за счет пиратства жили прибрежные деревушки, а отчасти из-за непризнания за Россией прав на эту акваторию (если предположить, что Курильские острова являются японскими, то Охотское море получает статус открытого). В итоге, по данным Росрыболовства, три четверти незаконно добытых в российских водах крабов переправляется в Японию.

Во время визита Путина стороны подписали меморандум об основах дальнейшего сотрудничества в области предотвращения незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла живых морских ресурсов и незаконного вывоза продукции из них. По словам экспертов, документ дает основания для того, чтобы наладить контроль за приходящими в японские порты пиратскими траулерами из российских вод.

Второй важной договоренностью стало подписание соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере. «России открывается японский рынок топлива для атомных станций, взамен наши партнеры смогут разрабатывать новые месторождения в Якутии или на территории третьих стран. В частности, будет упрощена возможность работы “Техснабэкспорта” в Японии, дополнительные стимулы для увеличения производства получат и другие российские компании, — утверждают аналитики ИГ ОЛМА. — С точки зрения Японии увеличение доли атомной энергии может помочь решению одной из стратегических задач — сокращению зависимости от поставок нефти и газа из таких нестабильных регионов, как страны Персидского залива. Поэтому Япония активно участвует в освоении газовых месторождений Сахалина, а теперь, несмотря на относительную закрытость экономики, открывает возможность для совместного строительства завода по обогащению урана».

К тому же в обмен на поставки топлива Япония предоставит России новейшие ноу-хау в области строительства атомных станций. В ее планах также финансирование ряда российских проектов. Это и крупный газоперерабатывающий завод по производству метанола и других химических продуктов в Татарстане (ориентировочная стоимость 900 млн долларов), и несколько электростанций в Сибири и на Дальнем Востоке. Сюда же входят также инвестиции в строительство газопровода Сахалин-Хабаровск-Владивосток, из которого часть газа пойдет в Японию. Возможно, японцы примут участие и в окончании строительства нефтепровода от сибирских месторождений к Тихому океану. Все эти вложения дают японцам некоторые гарантии, что сибирские богатства не достанутся одному Китаю. Понимая важность сотрудничества с Россией, японские политики в ближайшее время, скорее всего, постараются не касаться острых вопросов в двусторонних отношениях. А обещанные переговоры по статусу островов между Таро Асо и Дмитрием Медведевым на саммите G8 превратятся лишь в обмен мнений по поводу наиболее эффективного их освоения. Если лидеры двух стран вообще поднимут эту тему.