Обреченная страна

Книги
Москва, 25.05.2009
«Эксперт» №20 (658)
Американский историк вынес очередной приговор России

Ричард Пайпс известен своим критическим отношением к российской истории, в которой он усматривает постоянное воспроизведение одной и той же модели развития: жесточайший авторитаризм, сменяемый кратковременной хаотической либерализацией, на смену которой вновь приходит авторитаризм. И хотя книга Пайпса «Русский консерватизм и его критики» посвящена вопросам формирования и развития в России консервативной идеологии, сводится она, строго говоря, к такому мнению: «Похоже, Россия, в силу причин, заложенных в ее социальной структуре, культуре или в их взаимодействии, обречена на авторитарное правление». Ричард Пайпс задается целью показать, что авторитарные устремления российского общества во многом основываются на консервативных идеях, очень популярных, по крайней мере, в среде русской элиты. При этом американский ученый ссылается на известное «идеи правят миром». Здесь, конечно, можно усмотреть довольно сильное противоречие: если идеи правят миром, то почему идеи либерализма, тоже, как признает автор, весьма влиятельные в российском обществе, каждый раз уступали авторитарным?

Пайпс отмечает существенную, и действительно реально существующую, разницу между американским консерватизмом, который подразумевает «ограничение государства», и российским, который направлен на всяческое расширение роли государства. Но, поясняя это различие, Пайпс почему-то не считает нужным заметить сходство и даже прямые заимствования идей российского и, например, немецкого консерватизма. Именно это сходство во многом разрушает концепцию автора об уникальности российского консерватизма, основание которого он находит в настроениях российских граждан. Есть и откровенные неточности — так, Пайпс ссылается на данные о том, что, в то время как в США две трети граждан готовы заниматься предпринимательством, то есть делом, которое заведомо не нуждается в прямом государственном руководстве, в России (по данным за 2004 год) только шесть процентов граждан готовы взять на себя такой риск, а остальные предпочитают наемный труд. Надо заметить, что автору стоило бы более основательно подходить к источникам подобной информации, потому что, по данным фонда «Общественное мнение», полученным в том же 2004 году, открыть свое дело хотел бы 31% россиян.

Но проблема даже не в этом, а в жесткости схемы, которую построил Пайпс и в которую, как в прокрустово ложе, он загоняет всю русскую историю и все разновидности российской идеологии — даже если они имеют европейские корни. Далее следует вывод: в России никогда не уважали частную собственность, поэтому не любили предпринимателей и свободу, так как свобода основана на частной собственности. А общество без свободы и частной собственности — это авторитаризм, как бы он ни назывался. Следовательно, Россия обречена на тоталитарный строй.

Но такие схемы сродни религиозным постулатам, а не научным выводам, из них выпадает множество деталей, а главное — отсутствует историческая перспектива, не заметна реальная динамика изменений российского общества.

Справедл

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (658) 25 мая 2009
    Первые итоги кризиса
    Содержание:
    Деньги не кончаются

    Глобальный кризис изменил расклад сил в мировой финансовой системе. Игроки, сумевшие сохранить позиции, теперь ищут применение своим капиталам. Крупнейшим же источником свободных денег на время кризиса стал Китай. Однако деньги китайцы тратят сегодня намного осмотрительнее, чем раньше

    Наука и технологии
    Реклама