Подъем с переворотом

Тема недели
Москва, 25.05.2009
«Эксперт» №20 (658)
Официально спад в США начался в третьем квартале 2007 года, а закончится, по-видимому, во втором квартале 2009-го. Если так, то одиннадцатая послевоенная рецессия окажется одной из самых коротких и глубоких. Но, что более важно, государство, накачивая экономику деньгами и преодолевая рецессию, так и не приблизилось к решению фундаментальных проблем перепотребления и внутреннего долга, усугубив их новыми масштабными заимствованиями

Известная шутка Кейнса: государство для преодоления дефляции и безработицы может просто закапывать ассигнации в заброшенных шахтах, чтобы занять население их добычей, — вновь становится популярной. Быстро исчерпав в прошлом году монетарные возможности стимулирования экономики, понизив учетную процентную ставку практически до нуля (0,25%), а с учетом инфляции сделав реальную процентную ставку отрицательной, Бен Бернанке обратился к советам Кейнса — занялся прямыми финансовыми вливаниями в экономику.

Правительство стало «закапывать» ассигнации в невиданных масштабах — занявшись массовой скупкой привилегированных акций коммерческих банков и страховых компаний, страхованием их кредитов и фактической национализацией федеральных ипотечных агентств. Поскольку в текущем году кризис продолжился, правительство расширило операции на открытом рынке по скупке казначейских ценных бумаг и проблемных ипотечных обязательств. Оно начало поддерживать доллар за рубежом, предоставляя ликвидность иностранным центробанкам (свопы), расширило прямые налоговые льготы населению и субвенции совместным с частным бизнесом предприятиям (Public-Private Partnership) по скупке токсичных активов банков.

Общий объем госвливаний за 2008–2010 годы оценивается в 3,5 трлн долларов, из которых на конец апреля 2009 года, согласно данным баланса ФРС, государство уже использовало 2,2 трлн. Из этой суммы на 930 млрд долларов выдано льготных кредитов, на 967 млрд — выкуплено казначейских и агентских облигаций и 381 млрд долларов предоставлен через свопы центробанкам других стран (см. график 1). Столь масштабные вливания ликвидности сопоставимы лишь с открытой интервенцией администрации Франклина Рузвельта в 1933–1934 годах: скупая золото и финансируя общественные работы, администрация наводнила рынок долларами. Тогда американская валюта упала на 40%, и дефляция приостановилась. В 1934 году рынок акций позитивно отреагировал на столь массовую «раздачу слонов», но уже 1936-м рецессия и дефляция вернулись, хотя и в меньших масштабах.

Кейнсианские меры борьбы с экономическим спадом нынешняя администрация начала применять существенно раньше (через три квартала после начала рецессии), чем администрация Рузвельта (через три года), и с тактической точки зрения это дает ей заметные преимущества в борьбе с кризисом. Есть и другие принципиальные отличия ситуации 30-х годов от нынешней. Прежде всего это открытый характер экономики: более 40% прибыли (Net income) 500 ведущих компаний создается вне США, в период Великой депрессии — не более 5%. Свыше 5 млн американцев сегодня работают на иностранные компании внутри страны, в 1930-е таких было меньше 150 тысяч. Внешний спрос падает медленнее внутреннего, именно поэтому поставки на экспорт сокращаются медленнее импорта, и вклад внешней торговли в ВВП сохраняется положительным. Да и накопленные активы населения сегодня другого порядка, они позволяют поддерживать уровень потребления, несмотря на рост безработицы и спад производства. Эти и другие факторы сводя

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (658) 25 мая 2009
    Первые итоги кризиса
    Содержание:
    Деньги не кончаются

    Глобальный кризис изменил расклад сил в мировой финансовой системе. Игроки, сумевшие сохранить позиции, теперь ищут применение своим капиталам. Крупнейшим же источником свободных денег на время кризиса стал Китай. Однако деньги китайцы тратят сегодня намного осмотрительнее, чем раньше

    Наука и технологии
    Реклама