О большой развилке

Разное
Москва, 25.05.2009
«Эксперт» №20 (658)

Внесённый президентом проект федерального закона об антикоррупционной экспертизе (АЭ) нормативных правовых актов и их проектов есть важнейшее событие — пока неизвестно, какого знака. Если после прохождения проекта через Думу получится работающий закон, это будет огромный сдвиг — не только в смысле борьбы с коррупцией, но и вообще в построении разумного государственного устройства. Если закон получится плохой, то он нанесёт не меньший вред — и самим своим наличием, формально заняв место, где нужен настоящий закон, и неизбежно возникающими в таком случае новыми коррупционными просторами.

О необходимости такого закона «Эксперт» писал начиная с 2000 года («Ворующие по закону», № 7); писал столько раз и так подробно, что сегодня, надеюсь, позволительно обойтись немногими словами. Особенность — и непотопляемость — отечественной коррупции заключается в том, что ключевая её часть идёт по закону. Наши нормативные акты содержат массу положений, допускающих чиновника к слишком удалой рулёжке активами; многие, базируясь на таких положениях, пускаются воровать. Изгнав эти положения из действующих актов и перестав включать их во вновь принимаемые, мы — нет, не поборем коррупцию, но хотя бы сделаем возможной борьбу с нею. Для этого мы — и не только мы — столько лет подряд и требовали введения АЭ как непременного элемента нормотворчества и пересмотра действующей нормативной базы.

Пока законопроект далёк от должного уровня. Это сырой и не очень внятный текст, заявляющий требуемые принципы, но не доводящий их до недвусмысленного результата. Так, обязательность проведения АЭ помянута в статье 2, но никак не обеспечена текстом проекта. Нет ни чётко прописанной процедуры АЭ, ни сроков её проведения, ни ответственных за эту работу, ни санкций за её недолжное исполнение. Ответственных за появление в нормативных актах порождающих коррупцию записей, разумеется, текст тоже не определяет. Самое же главное — в тексте не содержится прямого и внятного запрета на принятие нормативного акта, в проекте которого выявлены коррупционные факторы. Напротив, прямо сказано, что заключение АЭ носит рекомендательный характер. Какая же это «обязательность»? Так, пёрышко на шляпу. Из-за одного этого закон теряет 99% потенциальной полезности.

Главное впечатление от законопроекта — его совершенно не оправданная «рамочность». Не могу даже вообразить причины, которая мешает все подробности АЭ прописать прямо в тексте закона. Да, он был бы не на трёх страницах, а на тринадцати или даже на двадцати трёх — что за беда? Зато имел бы шансы работать по титульному назначению. Сейчас таких шансов — нет. Смешно говорить, но типичнейшим признаком коррупциогенности нормативного акта заслуженно считается как раз «широта дискреционных полномочий», даруемых какому-либо госоргану (здесь — прежде всего прокуратуре). Только и не хватало сделать главный антикоррупционный закон — коррупциогенным. А что таким он и будет, если проект примут в исходном виде, сомнений, увы, нет: способы нештатного использования поло

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (658) 25 мая 2009
    Первые итоги кризиса
    Содержание:
    Деньги не кончаются

    Глобальный кризис изменил расклад сил в мировой финансовой системе. Игроки, сумевшие сохранить позиции, теперь ищут применение своим капиталам. Крупнейшим же источником свободных денег на время кризиса стал Китай. Однако деньги китайцы тратят сегодня намного осмотрительнее, чем раньше

    Наука и технологии
    Реклама