Крайне симметричный ответ

На улице Правды
Москва, 25.05.2009
«Эксперт» №20 (658)

Президентский указ об учреждении Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России вызвал в известных кругах ярую реакцию с ужасными проклятиями. Ярость объяснима, ибо само название комиссии (впрочем, кроме как на название, вряд ли кто из ярых на что-нибудь и внимание обратил) является демонстративным попранием табу, согласно которому государству не может быть никакого дела до истории. А если дело есть, то это неприкрытый тоталитаризм и «1984» Оруэлла.

Правда, при обращении к реальной практике обнаруживается, что в такой форме табу является самочинным. Сами провозгласили, сами объявили его всеобще действующей нормой, и на этом основании сами требуем его неукоснительного исполнения. Реальность несколько сложнее, и, по крайней мере в двух случаях, касательство государства до истории признавалось вполне оправданным.

Само слово «дипломатия» восходит к названию архивного дела. К изучению и хранению дипломов, хартий, хроник, трактатов и к использованию их в сношениях между государствами для обоснования своих претензий и для отражения чужих. Архивные юноши, а также старцы, поднимавшие дней минувших договоры и исчислявшие старинные вины и обиды, с давних времен были необходимыми работниками в межгосударственных сношениях. Этого порядка никто не отменял, и требование к государству ни под каким видом не касаться до истории эквивалентно призыву к одностороннему и полному дипломатическому разоружению. Призыв выглядит особенно честным на фоне идущего не первый год дипломатического наступления соседних государств, весьма давно учредивших надлежащие структуры, которые, в отличие от аморфной медведевской комиссии, уже неоднократно являли себя в деле. Если занятие государства прикладной историей есть тоталитаризм, то неясно, где были критики тоталитаризма, когда у наших соседей учреждались и активно работали различные институты национальной памяти. Можно понять тех, кто равно отрицательно относится и к российской комиссии, и к ее польскому, украинскому и прибалтийским прототипам, считая, что делу международного взаимопонимания все эти институты не служат, а скорее наоборот. Но с теми, кто сегодня выкрикивает ужасные слова про «1984», ни сегодня, ни прежде не усматривая того же «1984» в деятельности наших социалистических (а ныне глубоко демократических) братьев, только сейчас получившей симметричный ответ (да и то лишь в виде декларации о намерениях), — с ними непонятно о чем вообще разговаривать.

Что касаемо дел внутренних, то фразу Бисмарка о прусском школьном учителе, выигравшем битву при Садовой, тоже никто не отменял. Не обязательно (на иной взгляд даже и нежелательно) требовать, чтобы сообщаемый народной школой образ отечественной истории был всецело апологетическим, на котором нет ни единой пылинки — не то что темных пятен. Но невозможно рассчитывать на то, что опыты педагогов-новаторов, заключающиеся в представлении отечественной истории тысячелетним рабством и тоталитаризмом, могут быть поощряемы за казенный счет в течен

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (658) 25 мая 2009
    Первые итоги кризиса
    Содержание:
    Деньги не кончаются

    Глобальный кризис изменил расклад сил в мировой финансовой системе. Игроки, сумевшие сохранить позиции, теперь ищут применение своим капиталам. Крупнейшим же источником свободных денег на время кризиса стал Китай. Однако деньги китайцы тратят сегодня намного осмотрительнее, чем раньше

    Наука и технологии
    Реклама