Возвращение критического реализма

На улице Правды
Москва, 01.06.2009
«Эксперт» №21 (659)

Случай с гражданкой РФ Н. Зарубиной, которая родила в Португалии дочь Сандру (Сашу), отдала ребенка, согласно ее словам, по тяжким жизненным обстоятельствам на воспитание португальской чете (сама она оказалась приходящей матерью), затем, после ссоры с четой, не пожелавшей отдавать девочку, отсудила ребенка в португальском суде и вернулась с нею в Россию, в Ярославскую область, стал предметом усиленного обсуждения. Прежде всего благодаря телерепортажу, в котором, по мнению многих, родная мать, вернувшаяся с девочкой домой, представала не в лучшем свете — шлепала ребенка и выглядела, как утверждали, нетрезвой. Опять же и деревня, и новобретенные девочкой родственники не казались особенно благополучными. Поэтому шестилетний ребенок, не знающий русского языка и попавший в неведомую страну, вызвал живое сочувствие. Начали составлять петиции с просьбой вернуть девочку в Португалию.

Сразу вынесем за скобки многократно явленную при обсуждении этой коллизии идейную русофобию, согласно которой Россия есть ад вообще и для детей в особенности, переправление любого ребенка в любую западную или прозападную страну, будучи спасением из ада, есть очевидное благо, а возвращение любого ребенка в Россию есть страшная трагедия. Русофобия на то и русофобия, что питается не рассуждениями о том, как бы сделать лучше и как рассудить очевидно непростой казус, но единственно желанием излить неумолчную ненависть к этой стране.

При попытках же взглянуть на судьбу дочери и матери Зарубиных не через призму ненависти и понять, что вообще следовало бы делать в таких случаях, следует для начала констатировать, что с введением рыночных отношений мы, наряду с прочим, актуализировали еще и многие проблемы материнства и детства, весьма распространенные в XIX в. и неоднократно описанные в сильно забытых теперь произведениях критического реализма. Имеется в виду отдача живыми (причем необязательно порочными и пьющими) родителями своих детей чужим людям из соображений экономической нужды. Иногда от неспособности прокормить — чеховский Ванька Жуков совсем не уникум, такие понятия, как «в людях» и «мирской захребетник», именно до той эпохи относятся. Иногда от невозможности зараз зарабатывать и воспитывать ребенка. Прислуга в те времена была многочисленна и дешева — и притом не лишена способности к деторождению. Соответственно, возникали варианты и с воспитательным домом, и (более мягко) с приходящей матерью etc. Не то чтобы тогдашнее общество отличалось крайним гуманизмом, но социальным расизмом оно все-таки не грешило (литература уж точно) и к неизбежным коллизиям, порожденным рыночными отношениями (Царем-Голодом тож), относилось с каким-то пониманием. До криков «Ату! Ату!», которые преисполняют атукающих ощущением своей глубокой цивилизованности, дело все же не доходило.

Задуматься о таких последствиях рыночных отношениях невредно хотя бы уже потому, что кто сказал, будто эти последствия заведомо не для нас. Четверть века назад проживавшая в КазССР семья Зарубиных была еще более искрен

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (659) 1 июня 2009
    Конкурс русских инноваций
    Содержание:
    Мы не забыли о творчестве

    В Центральном доме ученых 28–29 мая прошли Дни русских инноваций. Во второй день были вручены традиционные призы Конкурса русских инноваций, который наш журнал проводит уже восьмой год подряд

    Обзор почты
    Реклама