Моногороду — монорешение

15 июня 2009, 00:00

Сначала это показалось шуткой. Один из жителей Пикалева рассказал, что в местных книжных магазинах возник дефицит фотопортретов премьер-министра России. Мол, после 4 июня жители стали массовым порядком скупать портреты главы правительства и вешать их в своих квартирах. Мини-опрос знакомых пикалевцев эту шутку подтвердил.

История в Пикалеве — пожалуй, первое яркое политическое событие за кризисное время. Путин, со свойственным ему искусством публичного политика, легко взорвал ситуацию, перевернул все карты, и хотя никто не знает, какими будут последствия этого события, они точно будут.

Казалось бы, почему нельзя предугадать последствия, все же ясно? Жители других моногородов бросятся на трассы в ожидании премьера. Испуганные миллиардеры в ожидании массовой национализации начнут судорожно переводить деньги за границу. Губернаторы начнут мочить местный бизнес, требуя недопущения безработицы. Опять передел собственности, рост популярности лидера нации, и все по кругу. Но, как говорили очень знающие люди, нельзя дважды войти в одну и ту же реку.

Система страны изменилась. Политическая и экономическая. Изменилась мировая система и наша роль в ней. Один из признаков этого — быстрый рост цен на мировом рынке алюминия: под ударом критики оказался владелец крупнейшего игрока мирового рынка. Другая реакция — пусть осторожная, но критика президентом бюджетных задержек в оборонном комплексе, который по факту оказывает сегодня очень серьезное влияние на ликвидность финансовой системы страны. Тоже под камеры. Вполне может быть, что проблема моногородов, столь популистски разыгранная премьером, станет тем сюжетом, с которого начнется формирование новой экономической политики. Но само собой это не произойдет, это может стать только результатом сознательной политической — в широком смысле этого слова — работы.

Обвинять собственников предприятий в существовании проблем моногородов бессмысленно. Для России это абсолютно системная проблема, порожденная советской индустриализацией и тем, что в годы хорошей конъюнктуры все то неэффективное, что составляло советское наследие, смогло существовать в рыночных условиях. Теперь, в кризис, это невозможно. Губернаторы могут занимать деньги в банках под свою личную ответственность и расплачиваться с работниками предприятий, но если предприятия будут генерировать убытки, находясь хоть в государственной, хоть в частной собственности, проблемы это решит месяца на два. А дальше возникнет вопрос — что делать. Возникнет практически у всех социальных групп и классов: у трудящихся — где работать, у собственников — что делать с убыточными предприятиями, у мэров и губернаторов — как избежать социального взрыва, у федеральных властей — что им всем ответить.

Именно потому, что проблемы моногородов в России не единичны, принципиальные ответы на эти вопросы будут лежать на уровне федеральных властей. Задача обеспечения мобильности населения при нашем уровне богатства регионов и частных компаний не может быть решена на местном уровне. Потому что она связана с массовым строительством жилья, с массовым строительством дорог, с возможностью инвестирования в новые предприятия, а значит, с новой финансовой политикой. Не мытьем, так катаньем. Федеральному центру придется отказаться, причем сознательно, руководствуясь любимой задачей выполнения своих социальных обязательств перед простым народом, от уже всем надоевшей ограничительной финансовой политики. Потому что если не будет денег — а деньги почти все у государства, — не будет ничего. Ни дорог, ни жилья, ни моногородов, ни просто городов.

«Пикалевский синдром» касается очень многих, и у нас есть повод искать консенсус. Консенсус может быть заключен вокруг одной цели — нам как стране нужно накапливать национальный реальный капитал. Реальный капитал — это не яхты и квартиры, это то, что позволяет создавать добавленную стоимость: оборудование, инфраструктура, образованные люди и собранные, накачанные опытом компании. В этом деле накопления у нас — разных социальных групп — не может быть неразрешимых конфликтов, потому что, только пройдя через этап накопления капитала, мы можем создать большую и эффективную экономику. А передел собственности, национализация, борьба с инфляцией, перегораживание федеральных трасс и даже скупка портретов премьера нам в этом деле не помогут.