Не тронь меня, я пикалевский гражданин

Пикалевский конфликт, а вместе с ним и проблема моногородов вообще, может стать стартовой точкой формирования не стабилизационной экономической политики, а политики развития

У людей правых, или, если хотите, либеральных, взглядов события, произошедшие в городе Пикалево пару недель назад, вызвали очевидное напряжение. Поводов к тому было несколько. Первое — это откровенный популизм и демонстративность разбора ситуации. К показу этого разбора были привлечены все федеральные телеканалы, что для России, да и для других европейских стран, большая редкость. Как правило, такие конфликты пытаются решить за прикрытыми дверями. А когда власть делает это так ярко и публично, она волей-неволей подталкивает трудящихся к выдвижению радикальных и простых требований — и вот уже жители Нижнего Новгорода начинают выступать за национализацию ГАЗа. Вряд ли кто-то в Белом доме и в Кремле хочет, чтобы национализация стала движущей силой нынешнего времени, но популизм властей способствует таким простым инициативам.

Вторая причина напряжения была даже серьезнее первой: возникли опасения, что популизм в экономической политике «съест» собственно экономическую политику. Непонятно, почему в прямом смысле за кадром остаются не менее дорогостоящие для страны и ее граждан экономические проблемы, с которыми сталкиваются хозяйствующие субъекты. Например, почему не становятся предметом жесткого разбора потери контрактов нашими оборонными предприятиями — ведь это многие тысячи рабочих мест. Или почему никто публично не обсуждал задержки запланированных бюджетных расходов, произошедшие в первом квартале очень тяжелого для экономики страны 2009 года.

Ответы на эти «почему» известны: потому что названные проблемы — а таких системных провалов немало, — будучи обсуждены публично, породят слишком сильные напряжения внутри элиты и, возможно, потребуют существенных кадровых решений, к которым никто не готов. Но, зная это, надо понимать, что именно неготовность открыто обсуждать серьезные проблемы нашей экономической политики и порождает риск того, что популизм «съест» настоящую политику.

И наконец, третья причина напряжения — однозначная поддержка профсоюзов. Нам не удалось вспомнить примеры, когда правительство столь открыто встало бы на сторону вовсе небезупречной позиции профсоюза, даже не попытавшись сгладить конфликт между трудящимися и собственниками, хотя бы указав гражданам на то, что они сами могут решать свои проблемы, решаясь на новую работу и новую жизнь.

Однако все эти важные вопросы натолкнулись на простое соображение политолога Глеба Павловского: «Политика — это умение договариваться». Если правым — будь то интеллектуалам, менеджерам, чиновникам или собственникам — есть что противопоставить популизму, то это должно быть противопоставлено. Из истории в Пикалеве надо попытаться извлечь политический опыт преобразования тупика и конфликта в энергию развития системы. При этом мы предлагаем руководствоваться не классовыми соображениями, а аристотелевским определением политики: «Всякое государство представляет собой своего рода общение, всякое же общение организуется ради какого-либо блага… причем к высшему из всех благ стремится то общение, которое я

У партнеров

    «Эксперт»
    №23 (661) 15 июня 2009
    Пикалево
    Содержание:
    Не тронь меня, я пикалевский гражданин

    Пикалевский конфликт, а вместе с ним и проблема моногородов вообще, может стать стартовой точкой формирования не стабилизационной экономической политики, а политики развития

    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама