О стратегической импровизации

Разное
Москва, 15.06.2009
«Эксперт» №23 (661)

Заявление России, Казахстана и Белоруссии о намерении вступать в ВТО в качестве единой таможенной территории комментаторы дружно назвали сенсационным — и, пожалуй, не зря: внезапный переход от нескончаемого псалма «В будущем году — во Всемирной торговой организации» к маршу «Прощание евразийки» и вправду прозвучал свежо. Впечатление же от него сложилось двойственное. С одной стороны, «как ни болела, а умерла». На пятнадцатом году обильных страстных речей о том, как насущно для России вступление в ВТО; на десятом году ежегодных посулов «посодействовать скорейшему вступлению» от наших западных контрагентов (второй Джексон-Веник — будто одного мало) нам, наверно, было бы неудобно прямо сказать, что в ВТО мы как-то расхотели. Мы заявили, что в ВТО мы вступим очень-очень потом — и это, в сущности, то же самое. Ведь «потом» в данном случае означает: а) когда всё окончательно утрясётся в создаваемом Таможенном союзе трёх стран и б) когда наша тройка вместе пройдёт весь круг необходимых переговоров с членами ВТО. С учётом одних только переговорных талантов президента Белоруссии можно ручаться, что ждать придётся долго: у самой ВТО неплохие шансы за это время развалиться. Всем, кто полагал, что полезность ВТО для России была крайне сомнительна и до кризиса, а с его приходом наше вступление туда стало бы просто самоубийственным, дан повод испытать чувство глубокого облегчения.

С другой же стороны, беспокоит явная импровизационность случившегося. Ведь поворот-то сделан, что ни говори, стратегический. Мы не просто махнули рукой на ВТО, что не означало бы ничего, кроме наличия у нас здравого смысла, — мы подчёркнули, что она для нас второстепенна. Россия дала понять, что смещает свои приоритеты. Долгие и не очень успешные попытки вписаться в общемировой (читай: западный) альянс отступают перед работами по обустройству ближайшей периферии. Разумеется, одно другому не противоречит — более того, очень похоже, что наиболее естественный путь России к достойной роли в мировых делах и идёт через обретение статуса уверенной региональной державы, через повышение своего влияния на окружающей части глобуса. Но мы прямо заявили, что отношения с соседями, прежде всего с Белоруссией и Казахстаном, именно сегодня для нас необычайно важны, важнее всего остального, — и для пущей убедительности сделали это в момент совершенно неприличного скандала с Минском. Из одного этого понятно, насколько тщательно стратегия прорабатывается и как планомерно воплощается в жизнь.

Нет, конкретно в текущем скандале с Минском мы не слишком виноваты — хотя иные из наших чиновников и наговорили бестактностей, но до истерики взвинтил тон белорусский президент. Услышав предложение взять у России очередной кредит (далеко не первый за последние месяцы и такой же заведомо безвозвратный, как и все предыдущие) не в долларах, а в рублях, он впал в ярость берсерка, стал обвинять Россию в стремлении аннексировать Белоруссию — и грозил в последнем случае полномасштабной партизанской войной. Воля ваша, всё э

У партнеров

    «Эксперт»
    №23 (661) 15 июня 2009
    Пикалево
    Содержание:
    Не тронь меня, я пикалевский гражданин

    Пикалевский конфликт, а вместе с ним и проблема моногородов вообще, может стать стартовой точкой формирования не стабилизационной экономической политики, а политики развития

    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама