Другая независимость

Политика
Москва, 06.07.2009
«Эксперт» №26 (664)
Признание со стороны России поставило Абхазию перед такими вызовами, с которыми она раньше не сталкивалась. Эти вызовы требуют от Москвы и Сухуми качественно новой политики

«У меня есть детское воспоминание, — рассказывает сухумчанин, — наша набережная, по которой гуляют дамы в вечерних платьях и мужчины в смокингах». «Последние известия о западной моде сюда приходили раньше, чем в Тбилиси», — добавляет его родственница, более отчетливо помнящая прежнюю жизнь. На верхнем ярусе приморского ресторана «Амра», воспетого Фазилем Искандером, и теперь подают кофе. Но лоск безнадежно утрачен. Выщербленный бетон, ржавчина на балюстраде, дешевые пластмассовые столики. «Тага-а-нка!», — завывают динамики. Один из бронзовых дельфинов, украшавших вход, украден. Видимо, на цветной лом. Конечно, поблизости есть достойные заведения, небезуспешно соперничающие с былой славой «Амры». Но довоенного Сухуми больше нет, а унылое настоящее одного из самых престижных ресторанов того прежнего города служит самым убедительным доказательством тому, что и не будет.

Слыша слово «довоенный» от сухумчан, сначала недоумеваешь. Постороннему человеку нужно привыкнуть, что войной без дополнительных определений здесь называют не Великую Отечественную, а 1992–1993 годов, когда Абхазия во главе с Владиславом Ардзинбой ценой очень тяжелых потерь завоевала фактическую независимость от Тбилиси. С помощью России, как говорят в Грузии. С помощью северокавказских добровольцев и вопреки тогдашнему российскому руководству, как говорят в Абхазии.

Война закончилась почти шестнадцать лет назад, но ее следы в городе заметны до сих пор. В центре двенадцатиэтажная руина с полностью обрушившимися перекрытиями — бывший Дом правительства. Он был сожжен, когда в сентябре 1993 года абхазские силы штурмом взяли Сухуми. Дом высок по сухумским меркам, пустые оконные проемы видны из многих точек города. Его не восстанавливают. «На этом месте должна быть хорошая гостиница», — сказал один из собеседников. Нынешние власти Абхазии размещаются в куда более скромных помещениях. А Дом правительства, построенный в 1939 году неплохой образец сталинской архитектуры, — символ другой власти, а заодно и символ эпохи, которую абхазы считают одной из самых мрачных в своей истории. Кстати, уникальное на постсоветском пространстве место, где любят СССР и грустят по нему, но ненавидят Сталина и Берию.

Разрушения в Цхинвали, которые принесла война в августе прошлого года, российские телеканалы показали. Разрушения в Абхазии от войны 1992–1993 годов если и показывали, то очень давно. Мы привыкли думать, что там-то все в порядке, тем более что туристы редко добираются дальше Гагры и Сухуми и нечасто сходят с экскурсионных маршрутов. Но на въезде в абхазскую столицу видны поврежденные артиллерией многоэтажки. На стенах домов следы от пуль. «У нас пейзаж, как декорация к “Сталкеру”», — рассказывает знакомый московский археолог, чья экспедиция ведет раскопки у города Ткварчал (Ткварчели). В войну город больше года был в полной блокаде. «В Ткварчале кровли 58 многоквартирных домов требуют ремонта. Умножьте 58 на 1,7 — два миллиона рублей. А весь городской бюджет 20 миллионов», — подтверждает премьер-м

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (664) 6 июля 2009
    Недвижимость
    Содержание:
    Спекулянт. Лендлорд. Завхоз

    Ценовой пузырь на земельном рынке Москвы и Подмосковья сдувается. Это дает шанс на кардинальную перестройку всей жилищной сферы

    Экономика и финансы
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама