Почва для кризиса

Дмитрий Чистилин
6 июля 2009, 00:00

Главной причиной коллапса украинской экономики стала ошибочная политика Национального банка Украины. В России происходят аналогичные процессы, только в более мягкой форме

Падение всех макроэкономических индикаторов показывает, что сегодня на Украине происходит сильнейший социально-экономический кризис. Дисбалансы мировой финансовой системы и падение мирового производства, казалось бы, полностью объясняют текущую ситуацию, относя на второй план внутреннюю составляющую разворачивающегося деструктивного процесса. Однако сложившееся положение дел невозможно понять, если не посмотреть на условия формирования и реализации украинской макроэкономической политики.

Накануне

Типичный случай для стран с переходной экономикой: долларизация, или валютное замещение ввиду недостаточного внутреннего предложения национальных денег на Украине, в 2003 году сменилась следующим этапом — замещением пассивов банковского сектора на долларовые и увеличением объема кредитов, выданных в иностранной валюте. В 2006 году эта цифра составила 44,9% общего объема выданных кредитов, а в 2008-м уже около 80%. Объем выданных резидентам Украины на начало 2006 года кредитов в иностранной валюте превысил привлеченные на внутреннем рынке депозиты на 16,6 млрд долларов. Неиспользованный вследствие долларизации собственный ресурсный потенциал банковской системы Украины, по некоторым оценкам, составил на начало 2006 года 164,8 млрд гривен.

Параллельно долларизации происходил процесс капитализации банковской системы и экономики Украины. Величина чистых активов банковской системы за период 1999–2006 годы выросла в 12,2 раза. Однако на начало 2007 года весь банковский капитал страны составил всего 8,43 млрд долларов (для сравнения: капитал одного Банка США — Citigroup — в 2004 году был равен 66,8 млрд долларов). При этом присутствие иностранного капитала в банковской системе Украины в 2006 году составило 35,5% общей капитализации, а на 1 ноября 2008 года уже 38,1%. Данные цифры показывают, что на протяжении длительного времени происходила долларизация сферы наличного и безналичного обращения экономики Украины, пассивов банковской системы и уставного капитала банков страны. Это, в свою очередь, привело к неэффективному использованию собственного ресурсного потенциала банковской системы; сильнейшему перекосу кредитования резидентов Украины в пользу долларовых потребительских кредитов; увеличению доли корпоративного сектора, прежде всего банковского, во внешнем долге Украины.

Кроме того, привлечение банковской системой Украины большого объема более дешевых иностранных кредитов для удовлетворения возрастающего внутреннего спроса на кредитные ресурсы в течение 2005–2008 годов поставило на грань суверенного дефолта всю экономику страны. К концу 2008 года доля корпоративных заемщиков во внешнем долге Украины составила 69,4 млрд долларов — это почти 83%. Внешний долг Украины на конец 2008 года превысил 90% ВВП страны. Сальдо текущего счета платежного баланса с 2006 года стало отрицательным и на сентябрь 2008-го достигло минус 11,9 млрд долларов.

Приглашение в кризис

Основными причинами указанных негативных тенденций стали: недооценка со стороны Национального банка Украины (НБУ) объема внутреннего спроса на кредитные ресурсы в условиях роста национальной экономики за 2005–2008 годы; неправильная процентная политика (в том числе неоправданно высокие учетная ставка и ставка рефинансирования банковской системы); поддержание на низком уровне предложения кредитных ресурсов; неэффективное использование ресурсов национальной банковской системы. Денежно-кредитная политика, проводимая НБУ, была сфокусирована на поддержании, во-первых, ценовой стабильности через подавление инфляции, во-вторых, доверия к национальной валюте через устойчивость валютного курса. Особое внимание было акцентировано на нейтральности денег в экономике в длительном и коротком периоде времени, то есть отсутствии их влияния на производство. Основными инструментами достижения этих целей стали сокращение денежного и кредитного предложения, уменьшение темпов роста денежной базы относительно предыдущих периодов и высокие процентные ставки (учетная и рефинансирования).

Таким образом, в экономике Украины произошли два серьезнейших деструктивных сдвига, имеющих колоссальные негативные социальные и экономические последствия для граждан. Во-первых, сильная и неоправданная долларизация экономики, выраженная большими объемами долларовых депозитов в пассивах банковской системы и огромным объемом выданных валютных кредитов, в том числе потребительских. Во-вторых, долларизация активов банковской системы страны в виде беспрецедентного присутствия иностранного капитала. В свою очередь указанные тенденции предопределили к концу 2008 года два негативных макроэкономических результата: рост внешнего долга страны и дефицит платежного баланса. Очевидно, что указанные факты — результат проводимой НБУ денежно-кредитной политики.

Поддержание Национальным банком Украины высокой нормы процентной ставки в 90-е годы прошлого столетия в условиях структурной перестройки экономики страны было, несомненно, оправданно и полезно. Но последующая интеграция национального хозяйства Украины в мирохозяйственные связи, отмена обязательной продажи валюты в 2005 году и открытие рынков Украины в процессе включения в ВТО обязывали НБУ задуматься о влиянии глобальных финансовых и торговых рынков на денежно-кредитную политику, проводимую внутри страны. Очевидно, что при такой степени открытости экономики, которой достигла Украина к 2005–2008 годам, требовалось адекватное понимание действенности политики процентных ставок с учетом процессов, происходящих в мировой экономике.

Уже к 2004 году процентные ставки (в том числе учетная и рефинансирования) должны были быть максимально приближены к общемировым нормам, чтобы избежать притока спекулятивного капитала в банковский сектор Украины. К сожалению, этого сделано не было. Возникшей ситуацией незамедлительно воспользовались транснациональные финансовые корпорации. Поскольку глобальный рынок и рынок капитала, в который активно включилась Украина, функционирует по рыночным законам, то естественно, что ресурсы мировой экономики перетекают в ту ее часть, где они имеют большую доходность.

Тогда как в мировой экономике учетные ставки ведущих центров мира поддерживалась на уровне 3,5–5%, на Украине этот показатель не опускался ниже 8%, а ставка рефинансирования — ниже 10%. Приобретение иностранными банковскими и финансовыми группами крупных пакетов украинских банков — это всего лишь реализация транснациональными финансовыми корпорациями стратегии безопасного выхода на финансовый рынок Украины. Соответственно, и низкая капитализация банковской системы в условиях растущей экономики свидетельствует, что разница в процентных ставках не капитализировалась, а выводилась из экономики Украины в капитал материнских зарубежных банков. Таким образом, денежно-кредитная политика, проводимая НБУ, не только не удовлетворила внутренний спрос на кредитные ресурсы, но допустила долларизацию банковского сектора и экономики страны.

Поиски выхода

Резкое падение производительности экономики и увеличение безработицы за IV квартал 2008 года и I квартал 2009-го вызвано не столько мировым финансовым кризисом, сколько проводимой денежно-кредитной политикой НБУ, направленной на сокращение денежной базы в экономике и уменьшение ликвидности банковской системы, что привело к явной дефляции. Очевидно, что в условиях экономического шока от падения цен и спроса на экспортные товары Украины целевые ориентиры денежно-кредитной политики должны быть изменены и направлены на сохранение такого уровня ликвидности банковского сектора, который обеспечит поддержание производительности национальной экономики на максимально высоком уровне. Кроме того, необходимо поддерживать на максимально возможном уровне экспортный потенциал страны, а следовательно, и внешний спрос на национальную валюту в условиях беспрецедентной долларизации экономики. Рестриктивная политика НБУ дает прямо противоположные результаты. Уменьшение денежной базы и низкая ликвидность банковской системы подавляют производство, что в свою очередь сокращает экспорт и уменьшает спрос на национальную валюту. Все более реальной становится угроза либо новой девальвации гривны, либо суверенного дефолта.

Почему так произошло? Первая причина — отсутствие законодательно закрепленных целевых ориентиров, обязывающих Национальный банк Украины учитывать не только общеизвестные макроэкономические нормы и показатели, но и влияние глобальных трендов на национальное хозяйство страны. Вторая — отсутствие качественного оперативного мониторинга текущей внутренней и внешней экономической ситуации и последующего научного анализа. Но главным источником проблем стала институциональная основа формирования макроэкономической политики Украины. Кабинет министров полностью отвечает перед парламентом и обществом за экономическую ситуацию в стране и абсолютно не влияет на проведение денежно-кредитной политики в части согласования целевых ориентиров всех трех составляющих макроэкономической политики. При этом весь груз допущенных НБУ ошибок в денежно-кредитной политике несет на себе правительство, которое отвечает перед парламентом и обществом за тяжелые (без натяжки) текущие экономические последствия.

Подводя итог вышеизложенному, можно указать на отсутствующие и крайне необходимые обществу институциональные элементы политического устройства Украины, создающие экономический эффект и являющиеся основой механизма самоорганизации. Такими институтами являются легитимная оппозиция, двухпартийный парламент (партия власти и оппозиция), бесконфликтность взаимодействия президента и премьер-министра. Как показывает опыт развитых стран, именно исполнительная власть, подконтрольная оппозиции, должна отвечать перед обществом за формирование и реализацию проводимой макроэкономической политики. Она же должна формировать аппарат исполнителей и инструменты макроэкономической политики на основании соответствующих законов, как это делается в США и Российской Федерации.

Урок для России

Анализ текущей макроэкономической политики РФ показывает наличие диспропорций в формировании целевых ориентиров денежно-кредитной и бюджетно-фискальной политики в течение предкризисных лет. Основные проблемы те же, что и на Украине: реализуется политика завышенной процентной ставки (завышена учетная ставка и ставка рефинансирования ЦБ РФ). Это в свою очередь приводит к дефициту ликвидности банковской системы и ненужной долларизации экономики, в том числе к увеличению числа депозитов и кредитов в иностранной валюте. Главный целевой ориентир рестриктивной денежно-кредитной политики Банка России — стабильность цен через подавление инфляции, при этом отмечается игнорирование Центробанком роста внутреннего спроса на кредитные ресурсы.

В результате возникает тот же порядок событий, что и на Украине, только в более мягкой форме: завышение процентной ставки — несвоевременная реакция на возникающие диспропорции в банковской системе — нарушение ликвидности и долларизация пассивов банковской системы и выдаваемых ею кредитов — формирование большой доли корпоративных долгов во внешнем долге РФ — девальвация рубля.

Для того чтобы избежать дальнейшего обострения проблем, необходима смена целевых ориентиров денежно-кредитной политики с сокращения денежной массы на увеличение ликвидности банковской системы за счет снижения процентных ставок, что позволит поддержать падающее производство. Здесь, на наш взгляд, Банку России стоит ориентироваться на ставку China P.R. mainland, которая составляет 2,79%.

Что касается инфляции, то, как показывает анализ, ее главной причиной в России является не монетарная политика Центробанка, а повышение энергосырьевыми монополиями цен на основные энергетические ресурсы и тарифы на их транспортировку. Отметим, что эта политика имеет инфляционное расширение на Украину и другие страны, потребляющие российские газ и нефть, и такая практика ведет к обострению внешнеполитических отношений России со странами — потребителями энергоносителей. Критики достойны также действия Банка России по размещению иностранных валютных резервов в ценных бумагах правительства США: власти РФ вместо кредитования дефицита ликвидности собственной экономики кредитуют американское правительство.

Два последних обстоятельства показывают, что макроэкономическая политика правительства РФ обслуживает интересы прежде всего энергосырьевых монополистов, а не российских граждан. При этом следует отметить, что в России антикризисная стратегия, реализуемая в рамках бюджетной и налоговой политики, противоречит целям проводимой Центробанком денежно-кредитной линии. Так, в соответствии с поставленными антикризисными целями правительство намерено компенсировать процентные ставки по кредитам для населения, приобретающего жилье и автомобили отечественного производства, в то время как ЦБ поддерживает низкую ликвидность банковской системы через высокую процентную ставку.

В завершение отметим, что Россия и Украина имеют не только общее культурное и этническое пространство, но и набор общих допущенных и не исправленных ошибок, а также институциональных проблем в формировании и реализации эффективной макроэкономической политики.