Синдром теремка

Культура
Москва, 06.07.2009
«Эксперт» №26 (664)
В Москве на территории музея-заповедника «Коломенское» вырос муляж знаменитого деревянного дворца царя Алексея Михайловича. Это далеко не первый образчик псевдорусского стиля наших дней — но явный знак того, что живописный кич все настойчивее вторгается на территорию реальной истории

В Коломенском на время затихли пилы и топоры — к празднованию трехсотлетнего юбилея Полтавской битвы закончен первый этап строительства деревянного дворца царя Алексея Михайловича. Он стал самой масштабной фантазией московских строителей на тему допетровской Руси. Стиль теремков и резных петушков, кочевавший по маргинальным территориям загородных ресторанов и ярмарок, обрел большую форму и тут же поставил вопрос, по какому ведомству числить это чудо — памятников культуры или развлекательных аттракционов.

Хроника объявленной стройки

Разговоры о том, что хорошо было бы восстановить деревянный дворец царя Алексея Михайловича, который Симеон Полоцкий назвал «осьмым чудом света» и который разобрали за ветхостью во времена Екатерины II, шли давно. Официально о планах его возведения было объявлено в 2006 году. Но и тогда в предприятие верилось с трудом. Ведь это даже не Царицыно достроить, а взять и возвести целиком, от фундаментов до кровель, такую махину по обмерным чертежам XVIII века, сделанным перед разборкой. Все, однако, оказалось правдой, и теперь взорам проезжающих по проспекту Андропова является огромный (семь с лишним тысяч квадратных метров площадью) терем под именем дворца царя Алексея Михайловича.

Что касается исторической достоверности, то всерьез говорить об этом не приходится. Во-первых, стоит деревянный дворец не на историческом месте — место, где остались его фундаменты, уже занято столетними липами и дубами. Поэтому построен он не в селе Коломенском на государевом дворе с юга от церкви Казанской Божьей Матери, с которой был соединен переходом, а в соседнем селе Дьякове, за оврагом. Во-вторых, выстроен дворец не целиком из дерева — каркас составляют железобетонные конструкции.

Убранство интерьеров, к которому только предстоит приступить, когда отгремят костюмированные чествования Полтавской битвы, предполагает еще больший простор для фантазии, потому как никто, разумеется, декор и многочисленные росписи внутри в точности не копировал. Описания же очевидцев — например, польских послов, прибывших во дворец в 1671 году, — бесценны в качестве свидетельств того, как много сюжетов и композиций художники заимствовали тогда из западных гравированных книг; но восстановить эти интерьеры «как было» или даже «близко к тексту» ни они, ни другие документы не помогут.

Деревянный новодел в Коломенском хочется назвать беспрецедентным, но дело обстоит не совсем так. Это не первый «подход к снаряду» затейливого духа допетровской Руси. Если вернуться на десятилетие раньше, станет понятно, что дворец Алексея Михайловича был совершенно неизбежен.

Компот а-ля рюс

В 1999 году в Великом Устюге появился самый большой и самый знаменитый в Вологодской области, да и на всем русском Севере аттракцион — резиденция Деда Мороза. Появился, заметим, по инициативе московского, а не великоустюжского мэра (или, скажем, губернатора Вологодской области). Резиденция представляет собой развесистый деревянный терем со всеми признаками русской допетровской деревянной архитектур

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (664) 6 июля 2009
    Недвижимость
    Содержание:
    Спекулянт. Лендлорд. Завхоз

    Ценовой пузырь на земельном рынке Москвы и Подмосковья сдувается. Это дает шанс на кардинальную перестройку всей жилищной сферы

    Экономика и финансы
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама