Деловая конъюнктура

13 июля 2009, 00:00

Потребители считают, что худшее позади; Безработных в мае оказалось на миллион меньше; Теневая экономика расширяется во всех своих проявлениях

Росстат зафиксировал во втором квартале улучшение индекса потребительской уверенности (ИПУ), отражающего оценку населением изменений в экономической ситуации в стране и в их личном материальном положении. Правда, по нашей оценке, этому показателю присуща определенная сезонность: во втором, весенне-летнем квартале он, как правило, всегда немного улучшается, а после коррекции можно констатировать скорее не улучшение, а лишь замедление или остановку нарастания пессимизма.

Как и подавляющее большинство опросных индикаторов, собранных во втором квартале, ИПУ повысился за счет резкого улучшения видов на будущее. Население продолжает крайне негативно оценивать изменения в своем материальном положении, но чуть улучшилось восприятие изменений, происходящих в стране. Зато доли позитивных оценок населением изменений в экономике страны и в собственном материальном положении, ожидаемых через год, значительно увеличились. Сегодня никто уже, пожалуй, не ждет ни доллара по 70, ни обнуления золотовалютных резервов в течение года. Разве что вторая волна кризиса еще на слуху, но смысл, вкладываемый в это понятие мастерами экстремального прогнозирования, люди уже не ассоциируют с чем-то ужасным для себя лично.

На возможные положительные изменения в экономике указали примерно 17% опрошенных против 13% в первом квартале 2009 года. Почти половина опрошенного населения связывает свои ожидания с эффективностью правительственных программ. Негативных изменений в экономике ожидают 36% респондентов (в первом квартале 48%). В то же время оценка текущего состояния экономики остается весьма прискорбной: доля респондентов, указавших на ухудшение экономической ситуации в стране, составила более 80% от числа опрошенных (в первом квартале было 83%).

Индекс благоприятности условий для крупных покупок и индекс благоприятности условий для сбережений застыли на уровнях первого квартала (–45 и –60% соответственно). В целевой направленности сбережений по сравнению со структурой годичной давности резко выросли доли сбережений на лечение и немного — на покупку недвижимости, образование и обучение детей, а резко снизились — на благоустройство жилья, покупку автомобиля, отдых, торжества и на помощь родным и близким.

Росстат подвел итоги очередного квартального обследования населения по проблемам занятости (по итогам опроса по состоянию на третью неделю мая). Такие обследования проводятся раз в квартал — в феврале, мае, августе и ноябре, — и все промежуточные результаты занятости и безработицы (не официально регистрируемой, а незанятой части экономически активного населения, то есть по методике Международной организации труда), достаточно широко обсуждаемые в прессе, суть результаты экстраполяции данных последнего обследования. В данном случае вышла накладка. Число безработных — показатель сезонный (весной начинает расти занятость в строительстве, на селе, оживляются и многие услуги, скажем, турбизнес), и вместо расчетных 7,5 млн безработных (9,9% экономически активного населения) оценка по выборке оказалась на миллион меньше — 6,5 млн (8,5%). Означает ли это, что проблема занятости в стране решается? Да нет, конечно. Сезонно скорректированный показатель — меряй его хоть в миллионах физических лиц, хоть в долях экономически активного населения — продолжает расти. Пока можно говорить лишь о торможении роста незанятости.

Ежемесячный индикатор деловой активности банка VTB Capital зафиксировал в июне улучшение до 48,4 пункта. Оставаясь все еще в зоне спада (значения индекса ниже 50 пунктов свидетельствуют о рецессии в экономике), индикатор указал на самые низкие за последние девять месяцев темпы снижения производства в частном секторе.

Результаты июньских опросов в рамках пула индикаторов «Барометр “Деловой России”» зафиксировали резкое ухудшение качества деловой среды. Интегральный индекс деловой среды (ИДС) составил в июне –23,1 пункта против –16,1 пункта в марте. Наибольшее ухудшение во втором квартале произошло по таким составляющим ИДС, как индекс ресурсных ограничений (он отражает доступность кредитов, достаточность оборотных средств и инвестиционных ресурсов предприятий) и, что особенно тревожно, индекс развития теневой экономики. Стремительно ухудшается ситуация с коррупцией, все более распространенными становятся серые зарплаты и серая растаможка, растут риски корпоративного рейдерства. Важно понимать, что ухудшение институциональных характеристик экономики и поведенческих паттернов хозяйствующих субъектов — куда более инерционная вещь, чем конъюнктурный кризис.