Битва за руду

Марк Завадский
17 августа 2009, 00:00

Атака на Rio Tinto — показательный эпизод в борьбе Китая за доступ к природным ресурсам по всему миру. Пекин пытается диктовать свои условия

Власти КНР предъявили официальные обвинения четверым сотрудникам китайского офиса австралийской добывающей компании Rio Tinto, задержанным еще в начале июля. Трех граждан КНР и одного гражданина Австралии китайского происхождения обвиняют в промышленном шпионаже. Утверждается, что они с помощью взяток получали информацию от работников китайских сталелитейных компаний, что позволяло Rio Tinto занимать более выгодную позицию при обсуждении цен на железную руду.

Руководство австралийской компании уже выступило в поддержку своих сотрудников. «Я уверен, что наши люди в Китае не занимались ничем противозаконным», — заявил журналистам генеральный директор железнорудного подразделения Rio Tinto Cэм Волш. Он также отметил, что сотрудникам компании не было предъявлено обвинений в нарушении государственной тайны, и это Волш расценил как хороший знак. Ранее о возможности подобных обвинений сообщалось на интернет-сайте, близком к министерству госбезопасности КНР.

Впрочем, само по себе дело четырех служащих Rio Tinto не столь интересно, хотя о нем довольно много и подробно пишут в китайских СМИ, которые утверждают, что австралийцы давали взятки представителям 16 крупнейших сталелитейных компаний КНР. Было ли это или нет, сейчас обсуждать бессмысленно, необходимо дождаться обнародования хоть каких-то доказательств, добытых следователями. Гораздо интереснее, почему китайский офис Rio Tinto попал под удар именно сейчас. Очевидно, что это дело — лишь один из эпизодов борьбы КНР за доступ к минеральным ресурсам по всему миру и попытка добиться права диктовать цену основным поставщикам.

Цена на сталь

Сотрудников Rio Tinto задержали через несколько дней после срыва переговоров о цене на железную руду, которые Всекитайская ассоциация производителей стали (China Iron and Steel Association, CISA) вела с основными поставщиками на протяжении нескольких месяцев. CISA впервые представляла Китай. Все последние годы о «справедливой цене» договаривалась крупнейшая сталелитейная компания КНР Baosteel, но результатами прошлогодних переговоров власти остались недовольны, и было принято решение сменить переговорщика.

Китай — последний крупный импортер железной руды в Азии, не согласовавший цену. Япония и Южная Корея уже договорились с тремя крупнейшими производителями — Rio Tinto, BHP Billiton и Vale — о 33-процентном дисконте от прошлогодней цены, однако Китай настаивает на более существенной скидке — около 40%. КНР сегодня занимает первое место в мире по выпуску стального проката и является крупнейшим импортером руды, а потому здесь считают, что именно в Пекине, а не в Токио или Сеуле должны принимать основные решения.

Оказывая давление на внешних контрагентов, Пекин одновременно пытается навести порядок и дома. По словам президента CISA Шань Шанхуа, одной из причин срыва переговоров стала разобщенность китайских сталелитейных компаний, ряд которых решил самостоятельно заключать контракты на поставки железной руды на спотовом рынке. Сегодня в стране выдано 110 лицензий на импорт железной руды, и эту цифру в CISA считают слишком большой.

В Пекине недовольны тем, что активные действия китайских компаний привели к резкому росту спотовой цены — на 20% за последние два месяца. Этой самодеятельности решено положить конец. В индустрии начинается время слияний и поглощений, которые будут проходить под негласным контролем центральных властей. Кроме того, в течение трех лет в КНР запрещено запускать новые мощности по литью стали. Сегодня Китай производит около 600 млн тонн стального проката в год, притом что для насыщения внутреннего спроса достаточно 450–480 млн тонн. Тем не менее производство стального проката продолжает расти, в июле этого года оно увеличилось на 12,6% по сравнению с предыдущим годом и впервые превысило 50 млн тонн в месяц.

С другой стороны, компании также недовольны задержкой в переговорах. В среду в китайских СМИ впервые появились статьи, критикующие позицию CISA. В комментарии, опубликованном в «Молодежной газете Китая», утверждается, что введение унифицированной цены на железную руду идет вразрез с правом компаний самостоятельно вести свой бизнес. «Если кому-то удается найти руду дешевле, почему это нужно запрещать?» — спрашивает автор заметки. В другой газете утверждается, что комиссия по развитию и реформам отвергла предложение CISA ликвидировать свободные закупки китайскими компаниями железной руды на открытом рынке, хотя официального подтверждения этому пока нет.

Понятно, что CISA необходимо как можно скорее прийти к какому-то соглашению с поставщиками железной руды, иначе Пекин может еще раз поменять переговорщика, а это, понятно, нанесет серьезный удар по аппаратным позициям ассоциации.

Заложники

В сложившейся ситуации арестованных сотрудников Ria Tinto можно считать заложниками этого переговорного процесса. Китайская Фемида может как отпустить «шпионов» на все четыре стороны, так и предъявить им более серьезные обвинения. В минувший четверг официальное китайское новостное агентство «Синьхуа» распространило пространный комментарий, в котором, со ссылкой на китайских экспертов, утверждалось, что обвинения в нарушении государственной тайны в деле Rio Tinto могут появиться вновь.

«Предъявление обвинения в промышленном шпионаже — это результат предварительного расследования. Дальнейшие следственные действия могут выявить и новые обстоятельства», — утверждает агентство. Впрочем, возможно и другое развитие событий: «Сам факт предъявления обвинений не означает, что дело будет доведено до суда, оно может быть прекращено и в досудебном порядке», — поясняет юрист компании Harris&Moore Дэн Харрис.

Понятно, что результат будет во многом зависеть от политической конъюнктуры, в Китае ожидают реакции со стороны Rio Tinto и других партнеров по переговорному процессу. Пока же никакой информации о возобновлении переговоров по цене на железную руду нет, и китайские компании продолжают осуществлять закупки на спотовом рынке по цене выше той, о которой «большая тройка» договорилась с Японией и Южной Кореей.

Необходимо принимать во внимание и непростую историю взаимоотношений между Rio Tinto и официальным Пекином. В феврале этого года стороны достигли договоренности о покупке крупного пакета акций австралийской компании китайской корпорацией Chinalco, но в последний момент сделка была сорвана под давлением акционеров и регулирующих органов Австралии. По словам осведомленного источника «Эксперта» в промышленных кругах КНР, в Пекине восприняли происшедшее очень болезненно. Не исключено, что преследование сотрудников Rio Tinto частично объясняется стремлением отомстить за сорванную сделку.

Гонка продолжается

Пока сложно предугадать, как скажется история с Rio Tinto на отношениях между Китаем и Австралией и вообще на настроениях иностранных бизнесменов, работающих в КНР. Опрошенные корреспондентом «Эксперта» юристы на условиях анонимности говорят, что их западные клиенты «весьма обеспокоены» случившимся и внимательно следят за развитием ситуации.

«Этические нормы ведения бизнеса в Китае не столь жестки, как на Западе, и подразумевают более тесные отношения между участниками переговорного процесса, совместные трапезы и обмены подарками. В такой ситуации при желании на взятке можно поймать любого», — рассказал «Эксперту» пожелавший остаться неназванным юрист китайского офиса одной из крупных западных юридических компаний. «Если обвинения в адрес сотрудников Rio Tinto справедливы, это значит, что они хорошо делали свою работу», — развивает тему иностранный консультант, работающий в Китае.

Китайские СМИ, по понятным причинам, приняли сторону официальных властей, на одной из иллюстраций к статье на эту тему арестованные сотрудники Rio Tinto изображены в виде крыс, которых удалось поймать и обезвредить. Называются и цифры ущерба от «крысиной деятельности», вплоть до невероятных 100 млрд долларов за последние пять лет. Именно столько, по мнению некоторых китайских аналитиков, китайцы переплатили за железную руду в результате искусственно завышенных цен. Это при том, что общий объем импорта железной руды в КНР за этот период составил 160 млрд долларов, из которых лишь 20% приходится на Rio Tinto.

Как бы то ни было, китайские компании продолжают активно инвестировать в австралийские минеральные ресурсы, выбирая, правда, уже не столь известных и заметных партнеров. На прошлой неделе Yanzhou Coal достигла договоренности о покупке австралийской угольной компании Felix Recources за 2,9 млрд долларов. А всего с начала года китайские предприятия инвестировали в австралийские природные ресурсы более 5 млрд долларов.

Австралийские официальные лица тоже пока стараются избегать слишком резких высказываний. Министр торговли Саймон Крин недавно заявил, что ситуация вокруг Rio Tinto не скажется на торговых отношениях между двумя странами. «Арест Стерна Ху (австралийский сотрудник Rio Tinto. — “Эксперт”) стал досадным недоразумением, которое необходимо разрешить в кратчайшие сроки, — отметил министр Крин. — Австралия и Китай нужны друг другу».

Пекин