Бумажный набат в Отечестве иллюзий

Культура
Москва, 07.09.2009
«Эксперт» №34 (671)
Писатель Крусанов, автор «Укуса ангела», где Российская империя спускала с цепи псов Гекаты, и «Американской дырки», где Сергей Курехин устраивал кирдык Америке, в новом романе фехтует на два фронта сразу: с реальностью — и с ее врагами

При чтении нового романа Павла Крусанова в голову приходят реплики из двух чрезвычайно значительных протестных альбомов русского рока — «Моей обороны» группы «ГрОб» и «Отечества иллюзий» группы «Телевизор». Это, разумеется, не случайно. Герой книги Тарарам, художник и слегка террорист, — представитель поколения середины 60-х — начала 70-х годов рождения, которое заслушивало до дыр эти самые магнитоальбомы. Именно эти люди несколько лет спустя под ликование уже совсем других «картонных набатов» стали пролетариями великой стройки «пластмассового мира» капиталистической реальности на осколках советского «Отечества иллюзий». Крусанов уже не в первый раз делает главным действующим лицом своих книг представителя этой генерации — и здесь ему не откажешь в чутье на историю, zeitgeist. Многое испытавшие, еще не вышедшие в тираж, но уже на пороге разочарования (или за ним) — это люди, потенциально готовые и способные смущать и вдохновлять более незрелые, неопытные умы. Ровесники президента, в конце-то концов.

В начале двухтысячных некая компания литераторов навела шороху в северной столице, учредив объединение «Петербургские фундаменталисты», ратующее за подлинность бытия, неполиткорректность и возрождение имперских амбиций. Был такой ряд событий эпохи «заката либерализма» — вроде нашумевшей статьи москвича Дмитрия Ольшанского «Как я стал черносотенцем» или явления тех же петербургских фундаменталистов. Первой ласточкой этой радикальной идейной миграции в Питере, пожалуй, был Сергей Курехин, признанный гений и священная корова авангарда, который в середине 90-х неожиданно для всех поддержал НБП. Курехину и предполагаемому развитию феномена этой личности (Сергей Анатольевич умер в 1996-м в возрасте 42 лет) посвящен предыдущий роман Крусанова «Американская дырка».

Все это были события. Они обсуждались яростно и всерьез, доходило даже до мордобоя по высоким соображениям. С того времени прошло всего ничего, но многое изменилось. Очень многое. Тогдашние демократические оппоненты имперцев-фундаменталистов, дружно или же вразнобой утверждавшие, что отличные писатели Крусанов и Носов, философ Секацкий и иже с ними то ли неудачно пошутили, то ли попросту повредились в уме, теперь, куда ни глянь, кто евразиец, кто убежденный марксист. А кому-то попросту стало все равно. Пластмассовый мир победил?..

Одному из основателей «фундаментализма» Павлу Крусанову не все равно до сих пор. Хотя сказать, что и он не испытывает своего рода кризиса идеи, будет неверно. На мой взгляд, именно об этом его новый роман «Мертвый язык», который появится в книжных в начале сентября. О прототипах главного героя — Тарарама — уже спорят; Крусанов же утверждает, что на этот раз обошелся без прототипов: главным было чувство неудовлетворенности реальностью и в то же время — сомнения в конструктивности осмысленного бунта.

История, которая начинается с шествия голых людей по улице Марата и продолжается созданием «реального театра», а далее — чуть ли не интеллектуальной террористической группировк

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (671) 7 сентября 2009
    Вторая Мировая Война
    Содержание:
    Довод семидесятилетней выдержки

    За политической дискуссией о роли сталинского СССР в начале Второй мировой войны стоит попытка исключить Россию из формирующейся системы безопасности в Европе

    Международный бизнес
    Реклама