Давать удочки, а не рыбу

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
Геворг Мирзаян, Павел Скорик
7 сентября 2009, 00:00
7 сентября 2009, 00:00

Исламский благотворительный фонд создал эффективную стратегию помощи бедным странам

Представители одного из самых эффективных в мире благотворительных фондов — Организации Ага-Хана по развитию (АКДН) — собрались в конце августа на очередную встречу в Лозанне. Главы подразделений отчитались о проделанной работе и наметили стратегию дальнейших действий в условиях мирового финансового кризиса. Эта мало известная широкой публике организация с бюджетом всего лишь 400–450 миллионов долларов в год успешно реализовала сотни проектов в развивающихся странах Азии и Африки. Любопытно, что создана она не западными структурами, а представителями одного из модернистских течений ислама — исмаилитами. О том, кто такие исмаилиты и Ага-Хан, а также как работает их организация, «Эксперту» рассказал один из ведущих российских специалистов по исламу, член комитета Госдумы по международным делам Семен Багдасаров.

— Кто такие исмаилиты? Что отличает их от других течений ислама?

— Если рассматривать вопрос с конфессиональной точки зрения, то исмаилиты — это одна из ветвей шиизма. В VIII веке после смерти имама Джафара Ас-Садика шииты разделились на два течения — шиитов-двунадесятников и исмаилитов. Первые признали следующим имамом младшего сына Джафара Ас-Садика, Мусу Казыма, а вторые — старшего, Исмаила.

С точки зрения социальной, исмаилитов сегодня можно назвать самой модернистской ветвью ислама. Их лидер, имам исмаилитской общины Его Высочество Ага-Хан IV, проживает во Франции и вхож во все правительства и аристократические дома Запада, а его община прекрасно приспособлена к выживанию в современном мире высоких технологий.

— Почему исмаилиты считаются самой модернистской ветвью?

— Во-первых, они менее привязаны к физическим ритуалам по сравнению с другими мусульманами, у них совершенно иной взгляд на шариат. Пост для исмаилитов заключается не в воздержании от пищи в течение месяца, а в очищении души круглый год. Ага-Хан как-то цитировал имама Али, который говорил, что ислам — это не религия обрядов, а религия разума.

Во-вторых, лидер исмаилитской общины всегда является «имамом времени». Его задача не только осуществлять духовное руководство общиной, на чем концентрируются в других ветвях ислама, но и приспосабливать ее к существующим требованиям времени.

В-третьих, исмаилиты очень хорошо адаптируются к социумам, в которых проживают. С XIII века у них не было своего государства (на сегодняшний день вся 25-миллионная община исмаилитов раскидана по всему миру), и для того, чтобы выжить, им приходилось приспосабливаться.

— Чем Организация Ага-Хана по развитию отличается от других исламских благотворительных организаций?

— Большинство существующих на сегодняшний день исламских финансовых институтов оказывают помощь преимущественно мусульманским государствам. АКДН же работает в развивающихся странах вне зависимости от их религиозной принадлежности.

Это высокоэффективная организация с прекрасным менеджментом. В отличие от многих других направлений ислама исмаилиты подбирают людей для работы не на конфессиональной, а на профессиональной основе. Так всегда было принято в их общине. У первых трех фатимидских халифов главным визирем был еврей, Ибн Килисс. Бадр аль-Джамали, полководец имама Мустансира Би`ллаха, был армянином. Их никто не заставлял менять религию и убеждения — главное, работа на благо общины.

Кроме того, в АКДН понятие «благотворительность» понимают несколько иначе, чем в других исламских фондах. Как говорил Ага-Хан, «благотворительность — это не бесконечная раздача денег». Поэтому организация не просто перечисляет деньги нуждающимся, а реализует проекты. Образно говоря, дает удочки, а не рыбу. Например, в Африке южнее Сахары организация построила самую большую частную электростанцию. Если говорить о Средней Азии, то за последние десять лет в тех районах Таджикистана, где работают программы АКДН, показатели продовольственной безопасности повысились с 15 до 70 процентов. В структуре организации есть и агентство по микрофинансированию, которое выдает небольшие кредиты на льготных условиях начинающим предпринимателям в развивающихся странах. На конец 2006 года агентство раздало около 275 тысяч займов на общую сумму 200 миллионов долларов.

Наконец, в отличие от ряда исламских фондов, подозреваемых в финансировании экстремистских организаций, у АКДН безупречная репутация. Некоторые западные финансовые институты реализуют свои гуманитарные проекты через Организацию Ага-Хана по развитию. У АКДН заключены договоры о сотрудничестве с МВФ, Мировым банком, а также с целым рядом государств — как западных (с США, Великобританией), так и развивающихся (с Индией, Пакистаном, странами Африки). Причем, заметьте, — соглашения между государствами и АКДН подписывают с Ага-Ханом IV не министры, а главы этих стран.

— Из чего складывается бюджет АКДН?

— Из двух источников. Первый — это частные взносы членов общины. Некоторые исмаилиты имеют бизнес в Канаде, США, Европе, в ряде стран Азии (например, в Пакистане). Второй источник — доходы из принадлежащих АКДН коммерческих структур. Всего под руководством организации действует более 90 компаний с совокупным ежегодным оборотом примерно 1,5 миллиарда долларов. Среди них, например, крупнейший частный банк Пакистана Хабиб Бэнк Лимитэд с пятью миллионами клиентов и 8,5 миллиарда долларов активов.