Это не документ прямого действия

7 сентября 2009, 00:00

Работу по составлению Энергетической стратегии координирует специально созданный для этих целей Институт энергетической стратегии. Замгендиректора этого учреждения Алексей Громов согласился ответить на ряд наших критических замечаний

— Стратегия носит исключительно рекомендательный характер?

Это не документ прямого действия, это — «документ для документов». Стратегия не подменяет или объединяет документы меньшего ранга — генсхемы, инвестпрограммы и так далее, а задает ориентиры, на которые они должны равняться.

— Какие структуры участвовали в подготовке документа?

Стратегия — документ Минэнерго. В разработке ее нынешнего варианта принимали участие порядка 30 организаций и 150 экспертов. Помимо Минэнерго были задействованы Минэкономики, а также Минприроды, Минрегион, Минпромторг. Кроме нашего института над документом работали Институт энергетических исследований РАН, Институт систем энергетики имени Мелентьева, Институт конъюнктуры рынка угля, Институт проблем нефти и газа РАН, Институт энергетики и финансов и ряд других научных организаций. Участвовали все госкомпании, а также «ЛУКойл», СУЭК, ТНК-ВР, «Татнефть», КЭС и другие.

— Стратегия критикуется за наличие лишь одного, очень оптимистичного сценария…

— Нельзя смешивать понятия «стратегия» и «прогноз». Стратегия принципиально не рассматривает различные сценарии развития экономики; за основу взят широкий диапазон внутренних и внешних условий развития отрасли. Этим нынешняя стратегия отличается от предыдущей (до 2020 года). Наша задача — выстроить систему поэтапных целевых индикаторов развития, которые должны быть реализованы при любых сценариях. Главные приоритеты: более чем двукратное снижение энергоемкости ВВП с 2005-го по 2030 год, обеспечение положительного сальдо прироста запасов ТЭР, доведение доли биржевой торговли энергоносителями в стране до 15–20 процентов от внутреннего рынка, снижение износа основных производственных фондов энергетики с 60 до 40 процентов и еще ряд других.

— В энергостратегии никак не рассматриваются некоторые признанные концептуальные проблемы развития отечественного ТЭКа, в частности чрезмерное участие в нем госкомпаний.

— Для нас очевидно, что в ближайшей перспективе для развития энергетики, ее обновления потребуется укрепление роли государства, которое мы сейчас и наблюдаем.

— За исключением общего объема инвестиций, документ почти не содержит никаких денежных оценок. Вам не кажется, что отсутствие ориентиров по окупаемости, рентабельности, удельной себестоимости расширяет поле для коррупции и неэффективного расходования госсредств при реализации стратегии?

— Мы приняли принципиальное решение удалить «денежные» оценки из текста стратегии, чтобы повысить ее устойчивость. Но такие оценки, конечно, использовались и нами, и особенно компаниями для расчета производственных и других показателей. Более того, вместе с итоговым документом будут опубликованы и обосновывающие материалы к стратегии, где среди прочего будут приведены ценовые и экономические параметры.