Импорт веры

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
21 сентября 2009, 00:00

Трудно сейчас представить, а ведь было время, когда наша страна, которая тогда называлась СССР, была предметом почти религиозного поклонения — причем и со стороны «простых людей» во многих странах мира, и со стороны тех, кого можно отнести к интеллектуальной элите. И было это во времена террора, коллективизации, индустриализации — всего того, что ныне если и вызывает у элиты какие-то чувства, то только чувства ужаса и отвращения.

В книге Рыклина делается попытка проанализировать причины и предпосылки того, как вначале само коммунистическое учение (которое его адепты считали строгой наукой) превратилось в подобие светской религии, а партия атеистов — в «церковь». И как уж затем под обаяние этой «религии» попадали выдающиеся западные интеллектуалы, в определенном смысле ослепленные ненавистью к капитализму.

Коммунизм казался им выходом из тупика капитализма и традиционных религий. Как писал цитируемый Рыклиным Андре Жид, «можно сказать, что коммунизм вырос из предательской деятельности христианства». Предательской — потому что христианская церковь сплелась с капитализмом, хотя «ничто так не враждебно учению Христа, как капитализм». Тем более что капитализм между двумя войнами демонстрировал ужасающую неэффективность, а социализм — невиданную динамику.

Как замечает Рыклин, «даже биржевым маклерам в эпоху Великой депрессии стало казаться, что в социалистическом плановом хозяйстве было зерно истины». Причем «дополнительная привлекательность коммунистической веры для интеллектуалов состояла в том, что она, в отличие от конкурентов, не порывала с научными идеалами, а напротив, претендовала на воплощение и реализацию их».

Все так, но уж слишком просто объявить коммунизм разновидностью религии и тем самым объяснить его популярность. И, сдается, аналогия эта, как бы убедительна она ни была, ничего не объясняет, а скорее замещает его понимание иллюзией.