Новый мужчина Меркель

Сергей Сумленный
5 октября 2009, 00:00

Победа на выборах консервативного ХДС приведет к либерализации немецкой экономической политики и ужесточению внешнеполитической риторики Германии

Объятия и поцелуи коллег по партии, букеты цветов в оранжевой партийной гамме, грохочущее ликование сторонников — всю последнюю неделю график Ангелы Меркель куда больше напоминает расписание кинозвезды, получившей «Оскара». Радость сторонников Меркель понятна: на прошедших 27 сентября парламентских выборах возглавляемый ею консервативный Хрис­ти­­­анско-демократический союз (ХДС) одержал убедительную победу над своим ближайшим конкурентом и уже бывшим партнером по коалиции — Социал-демократической партией Германии (СДПГ).

На прошлых выборах партии финишировали ноздря в ноздрю — их разделял лишь один процентный пункт. Теперь ХДС опередил СДПГ более чем на 10%, или почти в полтора раза. Согласно последним данным, еще не окончательным, но которые уже точно не поменяются, за ХДС отдали свои голоса 33,8% избирателей, в то время как за СДПГ лишь 23%. Либеральная Свободная демократическая партия Германии (СвДП) получила 14,6%, леворадикальные «Левые» — 12%, «Зеленые» — 10,7%.

Прочие партии, не набравшие более 5% голосов, необходимых для прохождения в парламент страны, получили 6%. Из них самой успешной стала созданная недавно Партия пиратов, выступающая за либерализацию закона об авторском праве и за дополнительные гарантии прав граждан на неприкосновенность личной жизни, — за нее отдали свои голоса 1,95% немцев.

Новая коалиция

Главный итог выборов — смена правящей коалиции. Последние четыре года Германия управлялась так называемой большой коалицией — союзом двух крупнейших политических сил страны, ХДС и СДПГ. Этот малопродуктивный союз двух партий, каждая из которых традиционно претендует в Германии на лидерство, стал результатом патового расклада на прошлых выборах. Теперь коалиция поменяется. На место левой СДПГ придет либеральная СвДП, союз с которой был традиционен для консерваторов еще в 1980-х годах при канцлере Гельмуте Коле.

 pic_text1 Фото: AP
Фото: AP

Лидер либералов Гидо Вестервелле, по сути, и есть главный триумфатор выборов. Именно под руководством харизматичного Вестервелле свободным демократам, выступающим с радикальной программой либерализации экономики, удалось получить невиданную ранее поддержку избирателей. 14,6% проголосовавших за СвДП — рекордный результат за всю историю партии.

Такой успех дает либералам все шансы на отличную переговорную позицию при формировании правительства. Пока предполагается, что помимо поста вице-канцлера и министра иностранных дел, которые в Германии традиционно достаются лидеру партии-партнера (в данном случае — Гидо Вестервелле), СвДП получит также портфели министров образования и науки (Сильвана Кох-Мерин), юстиции (Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер), а также финансов (Отто Зольмс).

Сквозь дыры в законе

На первый взгляд кажется, что в сумме голоса, отданные за ХДС и СвДП, не дают необходимых для формирования правительства 50%, но это не так. В бундестаге «консервативно-гражданская коалиция» располагает уверенным большинством депутатских мандатов, а именно этот показатель важен для создания правящей коалиции.

Дополнительные мандаты образовались у ХДС и СвДП двумя способами. Во-первых, между победившими партиями делятся голоса, отданные за политические организации, не набравшие в итоге более 5% голосов и не преодолевшие планку, отсекающую карликовые организации от прохождения в парламент. В этом году такой трофей в виде голосов, отданных за не преодолевшие пятипроцентный барьер партии, составляет 6%.

Во-вторых, блок ХДС/ХСС (в Баварии христианские демократы выступают под названием ХСС — Христианско-социальный союз получит на этих выборах значительное количество так называемых переходящих мандатов. «Переходящие мандаты» возникают тогда, когда в избирательном округе депутат-одномандатник от одной партии получает больше голосов, чем та же партия в том же округе собирает по партийным спискам. Например, если в некоем округе побеждает депутат-одномандатник от ХДС, а по партийным спискам в этом же округе выигрывает СвДП, и при этом количество голосов, отданных за одномандатника, превышает количество голосов, отданных за партию СвДП, то в данном округе ХДС получает два мандата, а СвДП — один. Суммарно, таким образом, коалиция ХДС-СвДП получает в данном округе сразу три депутатских места вместо двух, которые образовались бы, если в округе победил бы одномандатник от ХДС и ХДС же лидировал бы по партийному списку.

 pic_text2 Фото: AP
Фото: AP

Сознательное использование партиями этой нормы было активно применено еще на прошлых выборах, когда СвДП призывала сторонников отдавать свой «первый голос» за одномандатников от ХДС. В прошлом году такая практика была признана федеральным конституционным судом антиконституционной, но суд установил срок создания нового предвыборного законодательства до 2011 года. Неудивительно, что ХДС, желавший и на этих выборах получить максимальный урожай «переходящих мандатов», всеми силами затягивал пересмотр предвыборного законодательства.

В прошлое воскресенье ставка консерваторов на «переходящие мандаты» полностью оправдалась. Согласно экзит-поллам, избиратели от СвДП активно голосовали именно таким образом, чтобы повысить шансы коалиции ХДС-СвДП на получение дополнительных мандатов. 49% избирателей, отдавших свой «второй голос» за партийный список СвДП, голосовали «первым голосом» за депутата-одномандатника от ХДС. Это больше, чем избиратели СвДП голосовали за собственных одномандатников, — за них было отдано лишь 46%. Еще 5% «первых голосов» избиратели СвДП отдали за одномандатников от СДПГ. Благодаря этим особенностям немецкого законодательства коалиция ХДС/ХСС-СвДП имеет в бундестаге твердое большинство — 323 мандата против 291 у всех левых партий вместе взятых.

Крах социалистов

Впрочем, триумф консервативно-либеральной коалиции был бы невозможен без провального выступления на выборах социал-демократов. Позиция «младшего партнера» в просуществовавшей четыре года «большой коалиции» катастрофически сказалась на популярности социал-демократов. Партия, страдающая и так от общеевропейского кризиса социал-демократии и от слишком частой смены руководства (за четыре года пост председателя СДПГ четырежды переходил из рук в руки), стала ассоциироваться в глазах избирателя исключительно с беспомощными компромиссами.

Итог потери лица закономерен: по сравнению с прошлыми выборами СДПГ потеряла 11,2 процентных пункта. Провернуть такое разбазаривание голосов всего за один избирательный период не удавалось раньше ни одной немецкой партии. И это еще не все — результат в 23% голосов избирателей, полученный СДПГ, самый низкий за всю ее послевоенную историю. Ранее самой большой катастрофой партии был итог выборов 1953 года, когда она получила 28,8% голосов.

По сравнению с выборами 1998 года, на которых Герхард Шредер сменил Гельмута Коля, социал-демократы потеряли 10 из 20 млн избирателей. По сравнению же с прошлыми выборами за СДПГ проголосовало на 6 млн избирателей меньше, при этом 4 млн потенциальных избирателей СДПГ просто не пришли голосовать.

Воскресный разгром СДПГ полностью деморализовал партийную верхушку. «Мы проиграли, мы уходим в оппозицию», — только и смог признаться избирателям теперь уже бывший вице-канцлер ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, державший речь в штаб-квартире СДПГ. А стоявший со Штайнмайером председатель СДПГ Франц Мюнтеферинг лишь двигал желваками, прекрасно понимая, что именно в этот момент его партийная карьера окончательно завершается.

Оба партийных лидера — первые кандидаты на выбывание из элиты СДПГ, крайне недовольной провальным выступлением партии на выборах. Франц Мюнтеферинг уже намекнул, что собирается уйти в отставку. Скорее всего по своей воле или под давлением партии за ним последует и Штайнмайер.

Что будет

Как бы то ни было, в долгосрочной перспективе союз ХДС и СвДП вряд ли будет устойчивым. Нельзя забывать о том, что нынешний успех ХДС весьма шаток. Победный результат Меркель оказался ниже, чем результаты Христианско-демократического союза в 1998-м и 2002 годах, когда ХДС терпел поражение. Сегодняшний триумф Меркель стал возможен лишь благодаря невиданному успеху СвДП и невиданному же провалу СДПГ. Сам по себе Христианско-демократический союз плавно катится по наклонной уже четвертые выборы подряд.

 pic_text3 Фото: AP
Фото: AP

Надежда на то, что предстоящие четыре года помогут поправить ситуацию, весьма мала. Даже если экономический кризис завершится в ближайшие месяцы, немецкую экономику еще ожидает волна увольнений персонала, а правящим ХДС и СвДП придется провести ряд непопулярных реформ. Помноженные на неолиберальную риторику СвДП эти реформы могут вызвать острое недовольство немцев. С другой стороны, разгромное поражение СДПГ на выборах почти неминуемо обновит всю ее верхушку, приведя к власти амбициозных молодых политиков.

Нахождение в оппозиции, в положении нападающего критика, может укрепить СДПГ. К тому же к выборам 2013 года наверняка сильно уменьшится или вовсе исчезнет существующее на данный момент отторжение верхушкой СДПГ конкурирующей партии «Левые». Сегодня это отторжение во многом вызвано тем, что во главе СДПГ стоят люди, которые считают предателем основателя «Левых» Оскара Лафонтена, бывшего председателя СДПГ. Но к 2013 году эти люди давно будут в отставке, и новое поколение лидеров СДПГ вполне сможет пойти на союз с «Левыми», тем более что к этому времени он уже будет отлично обкатан в федеральной земле Бранденбург — здесь на местных выборах, прошедших тоже 27 сентября, «Левые» разделили популярность с СДПГ.

Берлин