Разделенные нефтью

Сырьевой и обрабатывающий сегменты крупного бизнеса сегодня работают как две изолированные системы. Первый имеет шансы на быстрое восстановление, второй без вмешательства государства обречен оставаться в глубоком системном кризисе

Как ни странно, глобальный экономический кризис нисколько не помешал российскому крупному бизнесу поставить очередной рекорд. Суммарные доходы участников 15-го ежегодного рейтинга ведущих российских компаний «Эксперт-400» в 2008 году впервые превысили знаковую отметку 1 трлн долларов. Если же взглянуть на динамику выручки в среднем по «Эксперту-400» за последние пять лет, то, казалось бы, можно смело рапортовать: тревожная тенденция торможения роста, явно прослеживаемая два года подряд, наконец преодолена. Объем реализации крупнейших корпораций России в 2008 году увеличился на 24,1% (см. график 1). Расхождение со средним темпом прироста, зафиксированного прошлым, докризисным рейтингом, не превышает 0,3 процентного пункта и лежит в пределах статистической погрешности.

Впрочем, объяснение такому парадоксу находится довольно легко и звучит крайне неутешительно. Беспрецедентной ценовой конъюнктуре мировых сырьевых рынков первого полугодия прошлого года удалось замаскировать явные признаки кризиса, просматривающиеся практически в любой значимой отрасли обрабатывающей промышленности и сферы услуг. Если раньше разбухание сырьевых доходов хотя бы частично транслировалось в развитие как минимум потребительского сектора, а порой и генерировало инвестиционный спрос, то сейчас сырьевой бизнес окончательно утратил возможность выполнять функции такого «передаточного звена». Не смогло сыграть эту роль и государство. Накопленные госрезервы, может, и помогли предотвратить коллапс финансовой системы, но не поддержали ни реальный сектор, ни потребление. Словом, десятилетие усиленного питания отечественной экономики нефтедолларами не привело к наращиванию мышечной массы, обернувшись банальным ожирением.

Проблему «лишнего веса» весьма быстро решил кризис. Судя по доступной отчетности компаний из нашего списка за первое полугодие 2009 года, следующий рейтинг «Эксперт-400» зафиксирует спад почти во всех ключевых секторах, а общее сокращение доходов его участников может составить 20–25%, то есть потери от кризиса достигнут 200–250 млрд долларов. Правда, уже летом цены на нефть стали устойчиво расти, а оптимисты заговорили о достижении российской экономикой дна и о надеждах на восстановление. Даже если это так, тем, кто связан с обработкой, радоваться особенно нечему. Возможный подъем опять будет завязан только на внешние рынки сырья. Если конъюнктура не подведет, то, скорее всего, со временем все пойдет по уже известному маршруту: рост сырьевых доходов — увеличение потребительского спроса, удовлетворяемого в основном импортом, — накопление госрезервов. В этой логике ни обрабатывающему сектору, ни тем более инновационным сценариям роста места нет.

Фантомный рост

По итогам 2008 года сырьевой сегмент «Эксперта-400» изрядно потяжелел. Суммарные доходы компаний ТЭКа, металлургов, производителей минеральных удобрений выросли в среднем на 30,4% (см. график 2) и обеспечили 53,7% общего объема реализации участников рейтинга. Именно это стало главным фактором увеличения влияния промышленных компаний, удельный вес которых в «Эксперте-400» прежде устойчиво сокращался (см. график 3). Впрочем, столь внушительная динамика не потребовала от них беспримерных трудовых подвигов. По крайней мере, физические объемы производства в этих отраслях либо не изменились по сравнению с 2007 годом, либо вовсе упали. Весь прирост выручки практически полностью объясняется лишь ценовым фактором. Основной вклад принадлежит, естественно, нефтегазовой отрасли.

Нефтегазовая промышленность. Менеджеры нефтегазовых компаний надолго запомнят прошлый год. Пожалуй, трудно припомнить пример столь резких перепадов конъюнктуры. В первой половине 2008 года мировые цены на нефть не уставали пробивать очередные исторические максимумы. В июле цена барреля достигла рекордной отметки 145,9 доллара. За пять последующих месяцев нефть подешевела почти в четыре раза — до 37,3 доллара за баррель. Но все же по итогам года нефтяники остались в плюсе. Средняя цена нефти Urals в 2008 году выросла на 36,4%, а доходы нефтегазовых компаний из нашего списка — на 29,1%, при том что добыча природного газа в России в 2008 году возросла всего на 1,7%, а добыча нефти упала на 0,6%. В результате впервые за все существование «Эксперта-400» места на пьедестале поделили между собой компании нефтегазовой промышленности. «Роснефти» удалось оттеснить РЖД на четвертую позицию (см. таблицу 1). Главным бенефициаром сырьевой конъюнктуры стал «Газпром». Доходы газовой монополии, защищенной от сиюминутных перепадов цен долгосрочными контрактами, увеличились на 45,2%, до 3,5 трлн рублей. С точки зрения валовых объемов бизнеса «Газпром» почти в два раза превосходит суммарные показатели всех машиностроительных компаний из рейтинга (1,9  трлн рублей).

Металлургия. Компании черной металлургии одними из первых в России в полной мере ощутили кризис. Резкое падение поставок проката российским строительным компаниям и автомобильным заводам наряду с ослабевшим во второй половине 2008 года внешним спросом прошлой осенью породили у руководства меткомбинатов настоящую панику. Однако в целом компаниям отрасли грех жаловаться на минувший год. Их выручка возросла в среднем на 35,8%, тогда как производство проката снизилось в 2008 году на 5,1%. А вот кому действительно не повезло, так это предприятиям цветной металлургии. Падение мировых цен на алюминий и никель привело к сокращению выручки российских компаний, оперирующих в этом сегменте, на 10%. Если «Русалу» удалось сохранить доходы на уровне 2007 года (прирост 1,9%), то спад консолидированной выручки «Норильского никеля» превысил 20%.

Химическая промышленность. Абсолютными чемпионами по динамике роста доходов в 2008 году стали химики. Стремительно растущее потребление минеральных удобрений, подогреваемое развернутой дискуссией вокруг «агроинфляции», способствовало быстрому росту цен как на сырье для производства минеральных удобрений, прежде всего на фосфаты и калийные соли, так и на сами удобрения. Российские производители этих продуктов, принадлежащие к числу ведущих игроков на мировом рынке, не замедлили воспользоваться ситуацией. Именно это и стало главным фактором роста в химическом сегменте рейтинга, выросшем сразу на 46,7% при сокращении физического объема производства минеральных удобрений в целом по России на 5,9%. Зато в двадцатке самых прибыльных компаний рейтинга появилось сразу четыре химические компании — «Фосагро», «Еврохим», «Сильвинит» и «Уралкалий» (см. таблицу 2), а последние два предприятия возглавили список 20 наиболее динамично растущих корпораций рейтинга (см. таблицу 3).

Впрочем, сегодня компании сырьевого сектора могут вспоминать о своих успехах лишь в прошедшем времени. Падение мировых цен практически на все виды сырья в 2009 году очень болезненно ударило по российским компаниям. Консолидированная выручка «ЛУКойла» по итогам шести месяцев 2009 года снизилась в долларовом выражении на 38,7%. Неаудированная отчетность по МСФО Магнитогорского металлургического комбината за январь-июнь 2009 года и вовсе свидетельствует о двукратном снижении доходов. Видимо, падение сырьевого сектора в рейтинге 2010 года будет столь же стремительным, как и его взлет в этом выпуске «Эксперта-400».

Стоп машинам

Год назад, комментируя материалы предыдущего рейтинга, мы порадовались зарождающимся признакам опережающего роста обрабатывающих отраслей, но отметили, что тенденция крайне уязвима. Спад спроса и потребления в результате начинавшегося тогда кризиса может воспрепятствовать наметившемуся развороту экономики. К сожалению, наши опасения полностью подтвердились. В этом выпуске рейтинга от заметного роста в обработке не осталось и следа. По сути, производства, непосредственно не связанные с добычей сырья и начальными стадиями его передела, еще до сентября 2008 года начали все острее чувствовать проявления кризиса. Больше всех пострадала ключевая отрасль обрабатывающего сектора — машиностроение.

Число машиностроительных компаний, представленных в рейтинге, в этом году сократилось на четыре предприятия — до 44. Их общий объем реализации в 2008 году составил 74,6 млрд долларов и вырос всего на 12,7% (см. таблицу 4). Это самые низкие темпы прироста за последние шесть лет. Напомним, что еще в прошлом рейтинге выручка машиностроителей увеличилась более чем на треть. Главным тормозом развития отрасли стал самый крупный ее сегмент — автомобилестроение.

Автомобилестроение. Падение потребительского спроса и сокращение заказов со стороны транспортных и строительных компаний в первую очередь ударило по российским маркам автомобилей. В результате АвтоВАЗ увеличил выручку в 2008 году всего на 2,4%, а объем реализованной продукции групп ГАЗ и КамАЗ упал за год соответственно на 7,2 и 0,9%. В 2009 году положение производителей российских автомобилей еще больше ухудшится. Несмотря на то что правительство помогало автопрому, в отличие от других отраслей, крайне активно, используемые инструменты господдержки эффективностью не блещут. Почти миллиард долларов бюджетных средств, закачанных в АвтоВАЗ, были всосаны автогигантом в считаные месяцы и не предотвратили ни падения продаж, ни масштабных увольнений. Теперь тольяттинский завод нуждается еще в 10 млрд рублей госпомощи на социальные выплаты и погашение задолженности по зарплате увольняемым 27,6 тыс. сотрудников. Возможно, что в следующем году поддержка автопрома принесет бо́льшую отдачу. В своих планах на 2010 год правительство делает ставку не на прямую раздачу денег заводам, а на стимулирование спроса. Из 30 млрд рублей, зарезервированных в бюджете следующего года на помощь автомобилестроителям, 10 млрд пойдут на финансирование программы утилизации старых автомобилей, а еще 20 млрд составит госзаказ автотранспорта.

Между тем промсборка иномарок в России от кризиса пострадала меньше. Оборот «Форд Мотор Компани» в 2008 году вырос на 22,1%, группа «Соллерс», собирающая помимо УАЗов автомобили Fiat, Ssang­Young и Isuzu, добилась прироста на 25,4%, а калининградская компания «Автотор» — на 30,2%. Кроме того, впервые в рейтинге появились сборочные заводы компаний «Джи-эм Авто» (255-я позиция в рейтинге) и «Фольксваген» (186-е место). Правда, помимо развития сборки автомобилей в России существенный вклад в обороты «Фольксвагена» внес и чистый импорт машин. В перспективе число сборочных заводов, принадлежащих иностранным компаниям, будет увеличиваться. Например, в следующем рейтинге в составе «Эксперта-400» наверняка появится завод компании Toyota.

ВПК. На фоне автомобильной промышленности дела в оборонно-промышленном комплексе пока обстоят лучше. В отличие от прошлогоднего рейтинга, когда успех оружейникам гарантировали главным образом экспортные контракты, на этот раз лучшей динамики добились компании, получившие крупные заказы в России. Лидером ВПК в рейтинге стала ОПК «Оборонпром», к вертолетостроительным заводам которой добавились почти все российские двигателестроительные активы. Выручка компании достигла 120,9 млрд рублей (+31,7% к предыдущему году), что позволило «Оборонпрому» занять 36-е место среди 400 ведущих компаний России. Львиную долю доходов «Оборонпрома» генерируют контракты с российскими заказчиками. Объем реализации компании «Алмаз-Антей» (37-е место в рейтинге), выросший в 2008 году на 43,9%, в равной мере обеспечивается поставкой комплексов противовоздушной обороны как по гособоронзаказу, так и зарубежным покупателям.

Что же касается экспорториентированных компаний ВПК, то тут прогресс менее очевиден. Пик поставок авиатехники за рубеж, более чем удвоивших в прошлом рейтинге доходы АХК «Сухой», видимо, миновал. В этом выпуске «Эксперта-400» выручка компании увеличилась менее чем на 14%. Более успешна корпорация «Иркут», у которой в ходе реализации контрактов на поставку Су-30 в Индию, Алжир и Малайзию продажи возросли на 18,6%. В долгосрочной перспективе дополнительные доходы «Иркуту» принесут заказы на переоборудование пассажирских самолетов Airbus А320/321 в грузовую версию. Предполагается, что опытный образец конвертированного самолета появится в 2011 году, а на проектную мощность до 40 самолетов в год корпорация выйдет к 2017 году.

Энергомашиностроение. Пожалуй, единственным ярким пятном в машиностроительном сегменте рейтинга стало заметное оживление в энергомашиностроении. Несколько лет подряд отрасль никак не реагировала на масштабный инвестиционный спрос энергетиков. Казалось, российские предприятия окончательно проиграли в конкурентной борьбе западным компаниям. И вот, наконец, «Силовым машинам» удалось привести весомые контраргументы. Выручка компании в этом рейтинге выросла сразу на 65,6%. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС дает холдингу шансы упрочить свои позиции. Во-первых, «Силовым машинам» достались контракты на строительство новых гидроагрегатов взамен выбывших из строя. Во-вторых, часть свернутых из-за кризиса инвестпрограмм энергокомпаний, скорее всего, будет восстановлена, чтобы компенсировать потерянные в результате аварии энергомощности.

Модельный закат

Главной тенденцией развития крупного бизнеса в докризисный период неизменно оставался бурный рост непромышленного сектора, подпитываемый постоянным увеличением потребительского спроса. Пятилетний потребительский бум, по сути, стал единственным наглядным проявлением нефтяного благополучия, конвертировавшегося в рост доходов населения как напрямую, так и через банковские кредитные продукты. Сегодня такая модель больше не работает. Уже по итогам 2008 года динамика роста практически всех составляющих непромышленной части рейтинга резко замедлилась. В зоне особого риска оказались докризисные рекордсмены по наращиванию бизнеса: ритейл, банковский сектор, строительство.

Розничная торговля. В этом рейтинге розничным сетям, несмотря на резкое торможение, удалось сохранить лидерство по динамике роста. В 2008 году суммарный оборот 41 ритейлера, включенного в список, увеличился на 28,4% (см. гра­фик 4) против 45,5-процентного прироста, зафиксированного прошлым рейтингом «Эксперт-400». Правда, у лидеров рынка динамика развития бизнеса существенно выше. Выручка сетей «Х5 Ритейл групп», «Магнит» и «Ашан», составляющих первую тройку розничных компаний нашего списка, увеличилась более чем на 40%. Кризис открывает перед крупными игроками новые возможности для роста за счет поглощения менее удачливых конкурентов, особенно из регионов. «Х5 Ритейл групп» в прошлом году купила сеть гипермаркетов «Карусель». По итогам 2008 года «Х5 Ритейл групп» показала чистый убыток в размере 53 млрд рублей, однако он носит технический характер. «Бумажные» потери возникли в результате переоценки нематериальных активов Х5 после объединения ее сетей, они не влияют на реальный денежный поток компании. Но если покупка активов чревата повышением долговой нагрузки и снижением рентабельности, то органичный рост за счет открытия новых точек правильного формата дает завидный результат. «Магнит», вдвое нарастивший прибыль в 2008 году, ожидает скорого открытия своего 3000-го магазина.

Банковский сектор. Если большинство крупных компаний в полной мере почувствовали все прелести кризиса лишь прошлой осенью, то банки столкнулись с трудностями значительно раньше. Проблемы с ликвидностью начались еще осенью 2007 года и привели к ощутимому замедлению развития банковского сектора, отраженному еще в прошлом выпуске «Эксперта-400». Сейчас тенденция заметно усилилась, а число банков, представленных в списке, сократилось. На этот раз в «Эксперт-400» вошло 27 банков (год назад их было 30), а прирост их доходов по сравнению с прошлым рейтингом упал на 12,5 процентного пункта, до 25%. Отчасти такое замедление — следствие отрицательных результатов по операциям с валютой и ценными бумагами, полученных рядом крупных игроков. Тем не менее ухудшение позиций банковского сектора вполне адекватно отражает реальность. Возможности для роста у банков сейчас практически отсутствуют. Займы физлицам, еще год назад бывшие наиболее быстрорастущим сегментом банковского бизнеса, резко сократились. Корпоративное кредитование в нынешних условиях — удел госбанков и самых крупных федеральных банков, имеющих доступ к средствам господдержки и ресурсам ЦБ. К тому же уровень рыночных кредитных ставок неприемлем для подавляющего большинства потенциальных заемщиков.

Строительство. В целом доходы строительных компаний из нашего рейтинга выросли всего на 9,2%, тогда как годом ранее прирост составлял 34,8%. Практически весь прирост удалось сохранить благодаря промышленному и инфраструктурному строительству. Проекты в сфере дорожного строительства позволили компании «Трансстрой» увеличить доходы на 31,4%, выручка петербургского «Метростроя» выросла в 2008 году на 44,3%. А вот строителей жилья кризис поверг в состояние шока. Неполные четыре месяца экономического спада в конце 2008 года перечеркнули результаты работы девелоперов за предыдущие годы. Доходы прошлогоднего лидера строительной отрасли — группы ПИК — упали на 39,8%, или на 23,6 млрд рублей. Группа «Глобалстрой-Инжиниринг» потеряла 15,7 млрд рублей (29,1% от объема выручки 2007 года). Компания «Миракс», ранее охотно участвовавшая в нашем рейтинге, в этот раз наотрез отказалась от предоставления информации. Успехи же компаний, отчитавшихся о приросте доходов за прошлый год, скорее всего, вызваны в лучшем случае разовыми лоббистскими удачами. СУ-155, например, объясняет 40-процентный прирост доходов продажей построенных площадей Министерству обороны. Однако уже в этом году сохранить достигнутые показатели вряд ли удастся. Стройка встала. Ни финансирования, ни спроса нет. Мантрами о неизбежной стабилизации и последующем росте цен делу не поможешь. Негативный эффект от коллапса строительной отрасли, проявляющийся в масштабах всей экономики, абсолютно очевиден, но восстанавливать модель докризисного развития строительного комплекса в прежнем виде вряд ли целесообразно.

Транспорт. В отличие от большинства участников этого рейтинга транспортные компании сумели несколько ускорить динамику роста. В этом выпуске «Эксперта-400» выручка 23 корпораций выросла в среднем на 19,1%, на два процентных пункта превышая показатели 2007 года. Реформа РЖД привела к появлению в списке новых компаний. На этот раз в списке фигурирует выделенная в 2008 году из состава РЖД Первая грузовая компания (87‑е место в рейтинге). Другая «дочка» РЖД — «Трансконтейнер» — сумела добиться самых высоких показателей роста среди железнодорожных операторов (+53,2%). Материнская компания похвастаться такой динамикой не может. Доходы РЖД в 2008 году увеличились на 12,9%. Самую высокую динамику роста продемонстрировали авиакомпании. Сказались рост авиаперевозок — почти на 10% в 2008 году, подорожание авиабилетов и перераспределение потоков от проблемных авиаперевозчиков («Домодедовских авиалиний», «Дальавиа», «Красэйр»). Оборот «Трансаэро» возрос сразу на 82,4%, а выручка «ЮТэйр» и «Уральских авиалиний» увеличилась более чем в полтора раза.

Телекоммуникации. Основные ожидания, связанные с телекоммуникационной отраслью, который год можно обозначить одним словом: «консолидация». Взаимовыгодный размен активами АФК «Система» и государства, завершающий многолетнюю эпопею с приватизацией «Связьинвеста», должен позволить МТС и «Ростелекому» усилить позиции в отрасли. На оборотах ведущих компаний связи кризис сказался мало. Рост выручки фиксированных телекомов был ограничен устоявшейся абонентской базой и регулируемыми тарифами, зато у ведущих сотовых операторов она увеличилась на 20–30% (см. таблицу 5). А вот на балансах и прибылях телекоммуникационных компаний кризис отра­зи­л­ся сильно. Высокая долговая нагрузка, особенно выраженная в валюте, сильно сказывалась на финансовом результате даже при прочих равных. У «Вымпелкома» чистая прибыль упала почти втрое, хотя у «Мегафона» она на треть выросла. ЮТК вовсе получила убыток, и это на фоне фактически сохранившего прибыль «Центртелекома» и нарастившей ее на две трети «Дальсвязи».

Конструируя драйверы

Результаты этого выпуска «Эксперта-400» свидетельствуют об одном неприятном, но непреложном факте. В своем современном виде крупный бизнес (а вместе с ним и вся экономика) утратил возможность комплексного органичного роста. Позитивные ценовые импульсы с внешних, а потому не поддающихся управлению рынков сырья более не выходят за рамки собственно сырьевых отраслей, негативные же повергают всю экономику в шок. Цены на нефть ниже 50 долларов за баррель сейчас воспринимаются как катастрофа, хотя еще три года назад экономический рост происходил именно при таком уровне. Изменить ситуацию может формирование новых драйверов, способных стать базой для долгосрочного роста. Возможности для этого пока есть, некоторые даже реализуются. Но добиться полного успеха без поддержки, а иногда и прямого участия власти не получится. Ни в коей мере не претендуя на полноту, мы постараемся очень общо очертить лишь некоторые из направлений, примеры которых порой подсказаны развитием кризиса, двигаясь по которым можно достичь желаемого результата.

Корпоративное строительство. Беды целых секторов российского бизнеса вызваны крайне неэффективным управлением, независимо от того, в частной или государственной собственности находятся активы. Автомобилестроение — лишний пример тому. Бесспорно, АвтоВАЗ, будучи частной компанией, управлялся из рук вон плохо. Однако от вхождения предприятия в состав госкорпорации ситуация изменилась не сильно. В отдельных случаях объединение активов под госконтролем абсолютно оправданно для решения стратегических задач, взять ту же Объединенную авиастроительную компанию. Однако тиражировать такой опыт стоит крайне аккуратно. Примеров же, когда частному бизнесу удалось выстроить эффективно работающую и прозрачную структуру на базе очень сложных активов, довольно много. Последний из них — поглощение АФК «Система» предприятий башкирского ТЭКа. Предприятия с полуфеодальным менеджментом, практикующие поставки нефти на НПЗ по непрозрачным давальческим схемам, станут основой для создания прозрачной вертикально интегрированной нефтяной компании. Выиграют от этого все. АФК «Система» увеличит обороты и повысит диверсификацию бизнеса (в следующем рейтинге компания войдет в первую десятку «Эксперта-400» и из телекоммуникационной компании превратится в межотраслевой холдинг). Государство увеличит налоговые поступления, предприятия получат доступ к инвестиционным ресурсам.

Содействие реализации инвестпроектов. Поддержка начатых инвестпроектов сейчас одно из ключевых условий посткризисного роста. Нельзя сказать, что власть остается абсолютно пассивной в этом вопросе. К примеру, Минпромторг в пределах своих компетенций поддерживает ключевые проекты предоставлением госгарантий, субсидированием процентной ставки. Однако имеющийся в его распоряжении инструментарий довольно ограничен. О предоставлении налоговых льгот не идет и речи. Наибольший эффект дает непосредственное содействие государства выполнению инвестпроектов. Термин «государственно-частное партнерство» набил оскомину, но реально реализуемые проекты в этой сфере можно пересчитать по пальцам. Один из них — строительство комплекса промышленных производств в Тульской области. Частные инвесторы, среди которых «Еврохим», Procter & Gamble, ОГК-4, несмотря на кризис, не свернули работы, поскольку строительство инфраструктуры взяло на себя государство. Помимо прочего реализация проекта позволила не допустить провала строительства в Тульской области. За первое полугодие 2009 года прирост объема строительных работ в регионе составил 29% на фоне общего снижения этого показателя в целом по стране почти на 20%.

Обеспечение трудовой мобильности населения. Всю остроту проблем моногородов наглядно высветил кризис. Конечно, оперативные меры по разрешению конкретных проблем, как, например, в Пикалеве, необходимы. Однако они не решают кардинального вопроса — обеспечения трудовой мобильности населения. Списывать проблемы на менталитет россиян бессмысленно. В жилищной политике, проводившейся в последние десятилетия, развитие института коммерческого арендного жилья просто не рассматривалось, приоритет отдавался правам собственности граждан на квартиры. В результате население моногородов оказалось намертво привязано к ним собственностью на жилье. Сейчас самое время для инициации государством проектов массового строительства арендного жилья. Конечно, их реализация на первых порах пойдет непросто (дело ведь абсолютно новое для российских реалий) и к тому же потребует существенных средств. Однако инвестиции, вложенные в создание арендного жилья, гарантированно окупаются, а риск потери средств минимален, ведь готовое жилье — ликвидный и практически безрисковый актив. Преимущества такого подхода очевидны. Помимо достижения цели — повышения трудовой мобильности населения — решается локальная проблема расшивки неплатежей в строительном комплексе, а главное, формируется новый весьма емкий сегмент рынка, способный на десятилетия загрузить работой строительные компании.

Техническое регулирование. Хрестоматийный пример: проблема затоваривания западного рынка устаревающими, но вполне годными к эксплуатации самолетами, была решена введением нормативных ограничений по авиационным шумам. В результате за двадцать лет авиакомпании поневоле обновили практически весь авиационный парк. Похожие цели на Западе достигаются и многочисленными экологическими инициативами, заставляющими производителей совершенствовать технологии, оборудование, управление. В России потенциал технического регулирования используется явно недостаточно. Сейчас делаются первые шаги к обеспечению энергоэффективности (в частности, грядущее ограничение на использование ламп накаливания). Почему бы не применять похожие рычаги, введя, например, обязательную норму по теплопроводности эксплуатируемого жилья, параллельно профинансировав разработку технологий и подготовку кадров? Эффектом такой меры может стать формирование целого кластера в производстве строительных материалов и услуг, объем которых, по нашим оценкам, составляет сотни миллиардов рублей. И это лишь один из примеров.