Неожиданные лауреаты

12 октября 2009, 00:00

«Ненастоящие» Нобелевские премии — мира и по литературе — в этом году получили довольно неожиданные персонажи. Больше всего шокировала победа президента США Барака Обамы в номинации «Премия мира». Напомним, что Обама был избран президентом США лишь в ноябре 2008 года, а вступил в должность чуть более девяти месяцев назад. Ничего выдающегося за это время, кроме произнесения речей в разных частях мира, он не сделал.

Решением же Нобелевского комитета премия присуждена Обаме за выдающиеся усилия в сфере международной дипломатии, сокращение ядерных вооружений и создание нового климата сотрудничества между народами. «Дипломатия Обамы основывается на концепции, что те люди, которые должны править миром, должны делать это, основываясь на ценностях и позициях, которые разделяет большая часть населения мира. Диалог и переговоры являются предпочтительными инструментами для решения даже самых сложных международных конфликтов», — отмечается в официальном заявлении Нобелевского комитета.

Выбор Нобелевского комитета удивил очень многих. В этом году на Нобелевскую премию мира было номинировано рекордное количество претендентов — 172 человека и 33 организации. Комментаторы, пытавшиеся угадать будущего лауреата, считали фаворитами колумбийского сенатора Пьедад Кордобу, иорданского принца Гази Бен Мухаммада и афганскую правозащитницу Симу Самар. По-видимому, Обама получает премию во многом «авансом», поскольку конкретных результатов его внешней политики, направленной на переговоры и сотрудничество, пока еще ожидать рано. Впрочем, может оказаться, что главное свое дело — избавление мира от политики США в стиле Джорджа Буша-младшего — Барак Обама уже сделал.

Премия будет вручена американскому президенту в Осло 10 декабря. Ему также положена денежная награда в 10 млн шведских крон, то есть около 1,4 млн долларов США.

Что касается Нобелевки по литературе, то ее в этом году получила немецкая писательница и поэтесса Герта Мюллер за то, что она «с сосредоточенностью в поэзии и искренностью в прозе описывает жизнь обездоленных».

Фрау Мюллер призналась, что «смеялась и плакала» и что все произошедшее стало для нее сюрпризом. Пожалуй, большинство из нас могут повторить это вслед за ней: хотя букмекеры оценивали шансы Мюллер довольно высоко, пресса Нобелевку-2009 прочила скорее Марио Варгасу Льосе или Филипу Роту.

Герта Мюллер родилась в 1953-м в немецкой деревушке в Румынии, в семье швабского фермера. Политические катастрофы века прошлись по ее семье: отец в войну служил в войсках СС, мать была на пять лет депортирована в СССР. Сама Герта выучилась на германиста, работала переводчиком с немецкого, подрабатывала в детсаду. Начала писать, имела проблемы с цензурой и вообще режимом Чаушеску и в 1987-м эмигрировала в Германию.

Среди ее постоянных тем — отношения частного человека с разными формами тоталитаризма. Читавшие ее тексты в оригинале отмечают высокое качество работы с языком. Впрочем, нечитавших куда больше, тем более в России, где книги Мюллер не выходили.

В сознании журналистов и вообще почтеннейшей публики прочно утвердились два постулата. Первый — книжная Нобелевка часто присуждается не только по литературным критериям, но и по политическим (в эпоху противостояния систем) или политкорректным (в эпоху торжества одной из них). Второй — в последние годы эта тенденция сильна как никогда, до полного пренебрежения собственно литературной составляющей.

Что ж, с первым постулатом и впрямь трудно спорить. Возьмем хоть наших нобелиатов — ясно, что в случаях с Пастернаком и Шолоховым, Солженицыным и Бродским политика играла роль не меньшую, чем литература. Что касается второго, то, конечно, мы прекрасно знаем имена нобелиатов прошлых лет, чьи произведения занимают достойное место и на книжных полках, и в учебниках, а шведский динамитный миллион здесь только подтверждает их талант. Звезды и перечисленных русских, и Гессе, и Грасса, и Голсуорси, и Маркеса, и Манна, и Камю зажглись до и помимо «Нобеля». Но уверены ли вы, что хорошо знаете, скажем, Владислава Реймонта (1924-г., «За выдающийся национальный эпос — роман “Мужики”») или, к примеру, Франса Силланпяя (1939-г., «За глубокое проникновение в жизнь финских крестьян и превосходное описание их обычаев и связи с природой»)? Так что не будем возвещать упадок. А о книгах Мюллер сможем судить после выхода их на русском, уже обещанного в 2010 году.