Одиночество доллара

Александр Кокшаров
12 октября 2009, 00:00

Разговоры о глобальном заговоре против американской валюты встревожили мировые рынки. Но как часто бывает в таких случаях, «слухи о смерти» оказались несколько преувеличены: замены доллару пока нет

Британская The Independent, газета хотя и респектабельная, но известная своими алармистскими материалами, напророчила крах американской валюте. В статье от 6 октября утверждалось, что страны Персидского залива, а также Китай, Япония, Франция и Россия якобы ведут переговоры о замене доллара в расчетах на нефтяном рынке на некую корзину валют. Якобы к 2018 году страны-нефтеэкспортеры надеются отказаться от долларовых расчетов в пользу корзины, включающей доллар, евро, китайский юань, иену, возможно, рупию и рубль; а также новую валюту, которую к тому времени создадут страны — члены Совета экономического сотрудничества Персидского залива (GCC; входят Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Катар, Бахрейн и Оман).

Сообщение газеты вызвало мгновенную реакцию на валютных рынках. Доллар в течение дня подешевел почти на один процент. По отношению к иене и евро американская валюта упала до самого низкого уровня с августа прошлого года. Взволнованные инвесторы бросились скупать золото, которое подорожало до нового рекорда — 1052 доллара за унцию. Появились прогнозы, предсказывающие скорое повышение цен до 1,5 или даже 2 тысяч долларов за унцию.

Впрочем, очень быстро сообщение британской газеты было опровергнуто теми самыми странами, которые будто бы вели эти переговоры. Так, министр нефти Кувейта Ахмад Абдулла аль-Сабах заявил, что подобные предложения «никогда не обсуждались». Глава центрального банка Саудовской Аравии Мухаммад аль-Джассер сообщил журналистам, что заявление The Independent было «совершенно неверным» и Саудовская Аравия не ведет подобных переговоров. Министр финансов Японии Хирохису Фудзи также отметил, что ничего не знает о якобы проходящих переговорах. Опровергли участие в переговорах Россия и Франция.

Но вопросов от этого стало только больше. Спектр версий, объясняющих скандальную публикацию, очень широк — от «черной метки» Соединенным Штатам от лица мирового сообщества до тонкой интриги самих американцев, таким образом играющих на контролируемое ослабление своей валюты, которое поддержит конкурентоспособность национальной экономики в период кризиса.

Утка или нет?

Автор статьи в The Independent — Роберт Фиск, один из самых известных и влиятельных британских журналистов. С середины 1970-х Фиск работает на Ближнем Востоке, который знает как свои пять пальцев. Свободно говорящий по-арабски, Фиск освещал все основные события в регионе со времен Ливанской войны — сначала для The Times, а с 1989 года — для The Independent. За минувшие три десятилетия он семь раз получал премию как лучший британский иностранный корреспондент, написал три книги по новейшей ближневосточной истории.

Роберт Фиск — авторитетный эксперт по проблемам Ближнего Востока, поэтому его статью так серьезно восприняли в финансовом мире. В интервью телеканалам Фиск сообщил, что свои данные основывает на интервью с ведущими банкирами из стран Персидского залива, а также из Гонконга. Он пояснил, что ожидал опровержений, особенно от официальных представителей Саудовской Аравии и других стран GCC, а также России. По мнению журналиста, тот факт, что Китай не опроверг его утверждений, показывает: Пекин действительно ведет подобные переговоры.

При этом, по версии Фиска, в Вашингтоне в курсе происходящих встреч, хотя и не представляют деталей. По его мнению, США будут давить на своих прежних союзников — арабские государства Персидского залива и Японию, чтобы те не поддавались нажиму Китая. Согласно данным журналиста, участники переговоров планируют в течение девяти лет перейти в торгах нефтью с доллара сначала только на золото, а затем на довольно широкую корзину валют, в которой может участвовать и золото.

Несмотря на сенсационность и произведенный эффект, статья Фиска очень уязвима: в ней нет ссылки ни на один достоверный источник. Это обстоятельство сразу же сделало и заметку, и газету The Independent объектом критики.

Консенсус маловероятен

Большинство аналитиков, с которыми побеседовал «Эксперт», весьма скептически отнеслись к высказанным предположениям о новом финансовом миропорядке. Причин для скепсиса множество — от технических до финансовых и политических.

Во-первых, многие считают весьма проблематичным само создание подобной корзины валют. «Политического консенсуса, который необходим для решения такой задачи, будет очень сложно достигнуть. Ведь нефтеэкспортеры Персидского залива не могут договориться о более кратко­срочных и менее глобальных целях», — сказал «Эксперту» Адарш Синха, стратег по валютному рынку Barclays Capital.

Например, еще в 2001 году страны GCC решили сформировать арабский валютный союз, аналогичный зоне евро. Но до сих пор не могут договориться об уровнях фиксации обменных курсов или дате запуска единой арабской валюты — принятие решений постоянно откладываются. Запуск новой единой валюты (халеджи или динар — даже название до сих пор точно не определено) был перенесен с 2010-го на 2013 год.

А Оман и ОАЭ и вовсе не хотят в валютный союз на первом этапе его существования. Оман еще в 2006 году заявил о своей неготовности участвовать в проекте, а ОАЭ отказались от валютной интеграции, после того как в мае 2009 года страны GCC решили, что штаб-квартира центрального банка арабского валютного союза разместится в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде. При таком раскладе компромисс участников союза по более серьезным вопросам представляется маловероятным.

Впрочем, дело не только в членах GCC. Так, в июне Китай и Россия согласились расширить использование юаня и рубля в торговле между странами, чтобы уменьшить зависимость от доллара США. Совместно с Индией и Бразилией на саммите БРИК Россия и Китай даже обсуждали возможность покупки долговых обязательств друг друга и использования валютных свопов, но конкретных соглашений пока достигнуто не было. Представить себе в этих условиях серьезный теневой заговор против доллара крайне сложно.

Велосипед с квадратными колесами

Кроме того, изложенная в The Independent модель отказа от доллара весьма неудобна. «Отказ от доллара в торговле нефтью в пользу некоей корзины валют выглядит не совсем практично. В частности, это усугубит зависимость цен на нефть от колебаний на валютном рынке, что, вероятно, повысит и волатильность. Сегодня цены на нефть отражают изменения стоимости одной валюты, а если валют будет несколько, эти изменения могут стать резче. Волатильность же нефтяного рынка вовсе не является целью стран-нефтеэкспортеров, которые очевидно предпочитают ценовую стабильность», — пояснил «Эксперту» Пол Эшуорт, экономист Capital Economics в Лондоне.

Отказываться от существующей системы биржевых торгов сегодня нет никакого смысла. Переход к практике прямых долгосрочных контрактов теоретически возможен. Он, например, используется на рынке газа в поставках его через магистральные трубопроводы. Идея неоднократно обсуждалась в последние годы, но для ее реализации требуется, чтобы перей­ти на нее согласились крупнейшие частные игроки нефтяного рынка — международные нефтяные компании и крупные потребители. А убедить их — крайне непростая задача, поскольку долгосрочные контракты предпочитают правительства, но не частные компании, заинтересованные в большей гибкости своего бизнеса.

И даже если мир перейдет на долгосрочные контракты, остается неясным, как именно будут рассчитываться с нефтеэкспортерами потребители. Ведь корзиной платить они не смогут: им нужно будет расплачиваться евро, юанями, иенами или золотом. Это потребует изрядного напряжения покупателей и продавцов: им придется постоянно переводить стоимость нефти из некоей корзины в конкретную валюту, в которой будет осуществляться платеж. Оплачивать крупные контракты технически окажется весьма непросто. Использование же валютных эквивалентов золота будет иметь не больше смысла, чем сегодняшнее использование доллара США.

Огромные резервы

Чрезмерная зависимость от доллара США и, как следствие, состояния американской экономики является головной болью для многих стран-экспортеров, которые продают свои товары (например, нефть) за доллары, а импортируют за другие валюты (например, за евро). Тут интересы арабских стран и Китая в долгосрочной перспективе совпадают. Из 7,2 трлн долларов международных валютных резервов 2,1 трлн приходится на арабские страны и 2,3 трлн — на Китай. При этом примерно 80% валютных резервов составляют доллары, так как США являются главным направлением экспорта КНР, а арабские нефтеэкспортеры получают доходы в долларах вследствие использования американской валюты в расчетах на международных рынках сырьевых товаров. Так что все эти государства не заинтересованы в обесценении своих резервов. А тому же Китаю пока очень удобно покупать нефть именно за доллары, которые он в огромных количествах получает от промышленного экспорта в США.

«Нужно помнить и о том, что в Китае происходит разворот с экспортной модели на развитие внутреннего рынка. В обозримом будущем, скажем в ближайшие десять лет, размеры положительного сальдо внешней торговли КНР могут существенно сократиться, что естественным образом ликвидирует проблему резервов. То же и с арабскими странами: это сегодня они имеют огромные запасы благодаря нефтяному буму последних лет. Но они прекрасно помнят, что нефть может стоить не 70, а 20 долларов за баррель. Как мы увидели в последние годы, прогнозирование нефтяных цен — неблагодарное занятие», — говорит Нариман Беравеш, главный экономист консалтинговой компании IHS Global Insight.

«Вероятно, когда-нибудь произойдет отказ от использования доллара в сырьевых контрактах, но сейчас вся эта история выглядит несколько надуманной. Особенно потому, что в статье нет ссылок на источники, которым можно верить. Хотя, конечно, само обсуждение этой статьи подрывает позиции доллара. Это очевидно по тому, как реагируют рынки», — отмечает Александер Уолш, аналитик финансовой компании Capvest.

Выгодная корректировка

Правда, не исключено, что появление статьи о тайных переговорах может быть на руку самим Соединенным Штатам. На первый взгляд Вашингтон продолжает придерживаться политики сильного доллара. Так, министр финансов США Тимоти Гайтнер заявил, что его ведомство делает все возможное, чтобы поддержать доверие к американской валюте. «Очень важно, чтобы Соединенные Штаты сохранили сильный доллар. Мы понимаем, насколько значима роль доллара в международной системе», — подчеркнул министр.

Но это на словах. На деле же США мало что предпринимают для поддержания курса национальной валюты. Так, несмотря на давление Европы, Америка отказалась включить обещание сохранять стабильность курсов мировых валют во время последней встречи «финансовой семерки», состоявшейся в начале октября в Стамбуле. Это вызвало закономерное подозрение: администрация Барака Обамы заинтересована в некотором снижении доллара. Ведь это делает американский экспорт более конкурентоспособным и позволяет создавать рабочие места в США, что является приоритетом для нынешней администрации в условиях растущей безработицы.

Проще будет и обслуживать американский федеральный долг, который сегодня составляет 11,86 трлн долларов, — девальвация доллара несколько обесценит номинированные в этой валюте задолженности. Хотя вашингтонская администрация отрицает курс на девальвацию, за последние шесть месяцев доллар потерял 12,5% стоимости по отношению к валютам своих основных торговых партнеров.

Впрочем, причин для паники нет. Взвешенный относительно валют торговых партнеров курс доллара США сейчас находится на том же уровне, на каком он был накануне финансового кризиса — в первой декаде августа 2007 года. Удешевление доллара и удорожание золота (которому, впрочем, остается далеко до рекорда 1980 года, когда унция стоила 850 долларов, в нынешних ценах — 2,3 тыс. долларов) отражает несколько тенденций, существующих в мировой экономике.

Во-первых, некоторые инвесторы страхуются от возможного ускорения инфляции в США, которое способна вызвать мягкая монетарная политика ФРС. Во-вторых, ослабление доллара, по-видимому, отражает рост интереса инвесторов к более рискованным активам. В начале финансового кризиса международные инвесторы бежали с развивающихся рынков в доллар, видя в нем надежную гавань. Но теперь более высокие темпы роста и процентные ставки за пределами Соединенных Штатов (в начале октября Австралия стала первой из развитых стран, где во время нынешнего кризиса решили повысить, а не понизить процентные ставки) вынуждают их менять стратегию — пора начинать инвестировать вне США.

В последние дни в разных странах мира, прежде всего азиатских, отмечают возросшие продажи долларов. Центробанки вынуждены проводить интервенции, чтобы хоть чуть-чуть поддержать курс американской валюты. Но все эти изменения не затрагивают пока резервного статуса доллара. «Главная причина, почему доллар в ближайшее время не потеряет своего статуса резервной валюты, — это доходность номинированных в долларах активов, в первую очередь американских гособлигаций. Пока власти США выпускают облигации, которые предлагают инвесторам устраивающий их и при этом надежный доход, доллар останется мировой валютой», — сказал «Эксперту» Джеффри Кендрик, лондонский экономист банка UBS.

Бесспорное преимущество резервной валюты заключается в том, что она одна. Большое число резервных валют лишь вносит ненужную сумятицу и увеличивает транзакционные издержки. Единоличного же конкурента у доллара пока нет. Им может стать евро или юань, но еще очень не скоро.

Лондон