Заведующий всем

Марк Завадский
12 октября 2009, 00:00

Основатель Википедии Джимми Уэйлс рассказал, почему «гражданская журналистика» никогда не заменит профессиональную, как отличить фальшивый язык от настоящего и почему его энциклопедию не любит цензура

Сорокадвухлетний Джимми Уэйлс приехал на Всемирный экономический форум в китайском городе Далянь в качестве одного из «молодых лидеров будущего», но его главное дело уже в прошлом. В 2001 году он основал веб-сайт Википедия, который за несколько лет вырос в крупнейшую энциклопедию мира. На странице об Уэйлсе в английском варианте Википедии его именуют «конституционным монархом» и «просвещенным диктатором» энциклопедии, а журнал Time в 2006 году назвал его в числе самых влиятельных людей мира. Как бы то ни было, за Уэйлсом по-прежнему остается решающее слово по ключевым вопросам развития Википедии. Если не удается договориться по-хорошему, только он может стукнуть по столу кулаком и принять решение за всех. В интервью «Эксперту» г-н Уэйлс рассказал, каково это — быть единоличным правителем крупнейшей энциклопедии мира и никогда не злоупотреблять своим положением.

Чистый эксперимент

— Википедия появилась как подготовка к Newpedia, «экспертной энциклопедии», которая так и не заработала в полную силу. Когда вы осознали, что начали очень важный проект?

— Переход от Newpedia к Википедии произошел в январе 2001 года, он был очень быстрым. Newpedia была совершенно другим проектом, очень структурированным, организованным сверху вниз. Но уже через две недели мы увидели, что в Википедии появилось намного больше статей, чем за год возни с Newpedia.

— Почему именно вам удалось придумать Википедию? Были ли конкуренты?

— На самом деле все технологии уже существовали, ничего нового мы не придумали. Даже идея Вики была — еще с середины 1990-х. Так что можно говорить скорее о социальной инновации, а не о технологической. Тогда у нас не было, да и сейчас нет особых конкурентов, если не брать в расчет, что в современном мире все конкурирует со всем с точки зрения привлечения внимания и времени читателя. Никто не пытался сделать это так, как получилось у нас. Нам просто очень повезло с этим проектом.

— Был ли у Википедии какой-то план развития?

— Плана как такового не было, мы вообще не думали о Википедии как о бизнес-проекте. Сразу стало понятно, что нельзя брать с людей деньги за доступ к информации, что это не будет работать, но в остальном мы не понимали, во что ввязываемся. Это было чистым экспериментом.

— И он так и не стал прибыльным?

— Да, сегодня это благотворительная организация. Мы получаем финансирование от различных фондов, поэтому у нас никогда не бывает много денег, но нам хватает.

— Вы довольны тем, как развивается Википедия?

— Да, в целом мне кажется, что проект развивается очень успешно. Главной проблемой остается рост Википедии на языках развивающихся стран, он происходит очень неровно. Например, Википедия очень быстро растет на большинстве языков, на которых говорят в Индии, но в африканских странах дело обстоит намного хуже. Это расстраивает, потому что цель проекта — создать обширную энциклопедию для всех, вне зависимости от языка, на котором говорит человек.

Избирательная цензура

— Есть ли проблемы с цензурой? Скажем, в Китае?

— Да, такие проблемы есть. В Китае мы были заблокированы в течение трех лет, а сейчас мы открыты уже около года. Но до сих пор есть страницы, которые недоступны пользователям из КНР, и это, конечно, проблема. Она не уникальна для Китая, такое происходит в самых разных странах, цензуре подвергаются отдельные страницы, но, конечно, это не тотальный бан. Обычно это какие-то термины или страницы, посвященные оппозиционным политикам.

— Например?

— В Тунисе много цензуры, в целом энциклопедия доступна, но страницы, посвященные оппозиционным партиям, открыть невозможно. Очень часто организуется временная блокировка в случае социальных протестов. Так было в Таиланде: когда случился переворот, они заблокировали много страниц.

— Вы знаете, сколько статей заблокировано в Китае?

— Точно сказать сложно, число постоянно меняется. По моим оценкам, речь идет о сотнях страниц.

— Бывают ли случаи, когда к вам обращаются правительства или политические партии с просьбой внести изменения в статью из Википедии?

— Нет, такого не было. К нам обращаются разные люди как частные лица с просьбами, но мы никогда не получали официальных запросов на государственном уровне. Хотя мы и общаемся с политическими силами по разным вопросам. Так, у нас очень хорошие отношения с информационным офисом Госсовета КНР.

— Как это?

— Ну, мы разговариваем... Мне был устроен формальный прием у них в Пекине, затем директор информационного департамента вместе со своей командой посетил наш офис в Сан-Франциско, где мы им рассказали о том, как работает Википедия. Я чувствовал искренний интерес. В Германии бундестаг согласился пожертвовать огромный архив фотографий для Википедии. В общем, мы стараемся сотрудничать с самыми разными институтами и делать что-то на общее благо.

— Я знаю, что в Германии у вас был и не столь удачный опыт. Один из депутатов бундестага подал на Википедию в суд, но затем все же решил отозвать иск. Это единичный случай?

— Нет, причем все они были в Германии — там специфическое законодательство в отношении охраны частной информации. Например, однажды с Википедией пытался судиться человек, осужденный за убийство и отбывший свой срок. По немецкому законодательству, в этом случае нельзя печатать его имя в контексте совершенного преступления, что с американской точки зрения, конечно, очень странно.

— И чем все закончилось?

— Немецкая ассоциация пользователей Вики решила, что в соответствии с немецкими культурными нормами нужно пойти навстречу этому человеку, и в статье были оставлены только его инициалы. Я не вполне согласен с таким решением, но я его уважаю.

Решающее слово

— Какова сегодня ваша роль в Википедии? Тиран? Господь Бог? Рядовой пользователь?

— Я, наверное, вижу себя в качестве советника, хотя у меня есть несколько церемониальных постов в английской Википедии — в арбитражной комиссии, которая рассматривает различные спорные ситуации. Моя задача — обеспечить устойчивое развитие проекта, чтобы он развивался независимо от меня.

— Насколько устойчив он сейчас?

— Я думаю, вполне. В английской Википедии, правда, постоянно обсуждаются вопросы управления — например, как избежать появления модераторов-тиранов, и я, конечно, стараюсь участвовать в этой дискуссии.

— Но, насколько я понимаю, за вами остается решающее слово?

— Теоретически — да. Если кого-то блокирует арбитражный комитет английской Википедии, он может обратиться ко мне, у меня есть право отменить это решение. Но на практике до этого практически никогда не доходит. Это крайняя мера.

— В последнее время в СМИ много писали об изменениях в Википедии — о введении предварительного редактирования записей, цветовой индексации в зависимости от достоверности того или иного сообщения и так далее. Означает ли это определенный возврат к исходной модели Newpedia, то есть энциклопедии, которая составляется профессионалами?

— Нет, большинство газетных публикаций, которые я видел, полностью исказили этот сюжет. В отношении цветовой гаммы мы вообще долго не могли понять, о чем идет речь.

— И в чем было дело?

— Для Википедии создано множество приложений, одно из которых называется Викитраст. Оно было разработано группой энтузиастов и показалось нам интересным, поэтому мы включили его — как и десятки других — в список кодов, которые пользователь может включать и отключать по своему усмотрению. Еще раз подчеркну: это всего лишь одно из тысяч приложений, но журналисты подали его как некое важное изменение в политике Википедии, что совсем не соответствует действительности.

— А что с предварительным редактированием?

— Много писалось о том, что Википедия устанавливает контроль за редактированием статей, что также неправда. Мы, наоборот, открываем ряд страниц с помощью специальных технологий. Например, в последние годы даже зарегистрированные пользователи без достаточного «википедийного стажа» не могли, скажем, редактировать статью о Джордже Буше. Оно была защищена все время, потому что, если ее открыть, там будут сплошные матерные слова. Теперь любой сможет отредактировать статью, но изменения не вступят в силу до тех пор, пока их не одобрит кто-то из более опытных пользователей Википедии.

— И кто же может быть «экспертом по Бушу»?

— Им будет кто-то из сообщества, это тысячи людей. Это сделано для того, чтобы сохранить модель общественного редактирования, но в то же время обеспечить высокое качество статей.

Техасский английский

— Сколько языков сейчас в активе Википедии?

— Википедия существует на 250 языках, что звучит довольно внушительно. Но в то же время в мире более 350 языков, у которых число носителей превышает один миллион человек, так что нам есть куда расти. К тому же 250 языков — это оптимистичная оценка. Я предпочитаю учитывать только те языки, на которых имеется по меньшей мере одна тысяча страниц, таких всего 175. Так что и сейчас есть очень важные языки, на которых у нас меньше тысячи статей. Более того, даже тысяча статей — это всего лишь условная точка отсчета, показатель, что в этом языке уже сложилось какое-то сообщество активных пользователей. На самом деле более или менее серьезно Википедия развита всего на 40–50 языках.

— Каким образом начинается энциклопедия на новом языке?

— Есть специальный комитет по языкам, который принимает решения. Вообще, это довольно сложный вопрос, что считать языком, а что нет.

— Кажется, в России была история, когда какой-то пользователь пытался основать Википедию на «сибирском» языке, но, кажется, у него так ничего и не вышло.

— Да, я помню этот пример. Мы считаем важным поддержать любой малый язык, даже если он умирает. В Европе масса таких местных, региональных языков, которые являются настоящими, но люди при этом говорят еще на одном, более распространенном. В английском, например, есть валлийский и галльский языки, на них общаются люди дома, но почти все они также говорят на английском. У нас есть Википедии на галльском и валлийском языках с очень сильным и даже страстным сообществом пользователей. Есть Википедия на каталонском языке в Испании — на нем говорят много людей, которым очень важно сохранить этот язык.

Но есть и другие случаи. Существует, к примеру, «португальский португальский» и «бразильский португальский», между ними есть определенная разница. Должно ли это быть одним языком или двумя? Идут постоянные споры. Сообщество полагает, что должен быть один, но всегда есть люди, которые считают иначе. Точно знаю: есть один американец, который горячо доказывает, что должно быть две английских Википедии — британская и американская.

— Может быть, еще и техасская?

— Да, кстати, тоже интересная мысль.

Сообщество полагает

— Вы часто говорите «сообщество полагает». Каким образом выясняется мнение сообщества?

— Есть открытые пулы, разные механизмы, иногда все это действительно достаточно расплывчато.

— Понятно, что в основном Википедия держится на добровольцах, но, может, есть какие-то люди на зарплате?

— По всему миру на нас работает 25 человек, и только один из них занимается непосредственно редактированием. Кроме того, его работа состоит в том, чтобы принять звонок с жалобой и передать ее соответствующему сообществу пользователей. Остальные занимаются технической поддержкой веб-сайта.

— А что касается волонтеров и активистов?

— Это примерно от трех до десяти тысяч человек, в зависимости от того, как их считать. Некоторые готовят по несколько статей в день, кто-то появляется на Википедии лишь эпизодически.

— Есть ли проблемы с притоком новых активных членов?

— В последнее время мы видим спад в английской Википедии, но, возможно, он связан с тем, что большинство статей на этом языке уже написаны, осталось не так много работы. В любом случае, мы этим занимаемся и пытаемся обеспечить приток новых википедистов. В других языках такого не происходит, рост продолжается.

— Что по поводу объективности? Насколько статьям в Википедии можно доверять?

— В целом объективность соблюдается, хотя, конечно, от человеческого фактора никуда не деться. Но это не самая серьезная проблема, обычно над статьей работает несколько человек. Этого достаточно, чтобы соблюсти баланс мнений.

— Есть ли планы сделать ваш проект прибыльным?

— Таких планов нет. Википедия — благотворительная организация. Но мы, безусловно, озабочены устойчивым развитием энциклопедии и постоянно работаем над этим. Я с оптимизмом смотрю в будущее, поддержание Википедии обходится не слишком дорого.

— В интернете можно найти немало скандальной информации, связанной с вашим именем. Один из ваших бывших партнеров, например, пишет, что после перечисления денег в фонд Wikimedia (компания, управляющая Википедией. — «Эксперт») статья о нем была улучшена. Это заявление имеет под собой какие-то основания?

— Это просто неправда, других комментариев у меня нет.

— Чем объясняется?

— Личный конфликт.

— Хорошо, такой вопрос: как Википедия будет выглядеть через пять лет?

— Самое важное — рост проекта на языках развивающихся стран. В Индии, в Юго-Восточной Азии очень много работы. Еще пару лет назад английская Википедия составляла треть всей Википедии, сегодня — 20 процентов, а через пять лет, думаю, ее доля будет не больше 10 процентов. Википедия становится все глобальнее, и это главный тренд. С точки зрения интерфейса и программного обеспечения мы будем упрощать редактирование информации, мы планируем, чтобы этот процесс напоминал написание текста в Microsoft Word. Но радикальных изменений не будет, будет эволюционное развитие. Станет больше видео, но ненамного — все же, мне кажется, люди обращаются к Википедии больше за каким-то справочными сведениями.

«Гражданские журналисты» — энтузиасты — не могут сделать что-то сопоставимое по качеству и глубине с главной страницей The New York Times. И никогда не смогут. Из блогера нельзя сделать хорошего репортера

Помогает объединяться

— Как насчет освещения текущих событий? Собирается ли Википедия конкурировать на этом поприще с Twitter или Facebook?

— Нет, это совершенно не наша ниша. Да и в целом я скептически отношусь к так называемой гражданской журналистике.

— Почему?

— Давайте посмотрим на газету The New York Times. Что касается редакционных статей и колонок, то тут блоги, безусловно, составляют огромную конкуренцию — это то, что раньше публиковали только газеты. Но в том, что касается главной страницы, это нереально. «Гражданские журналисты» — энтузиасты — не могут сделать что-то сопоставимое по качеству и глубине. И никогда не смогут. Из блогера нельзя сделать хорошего репортера.

— С таким отношением мы вряд ли увидим новости на Википедии.

— Да, мы не разрешаем публикацию новостей. На Википедии можно прочитать обобщение прошедших событий, но вы не найдете здесь сообщений о том, что происходит прямо сейчас.

— Проводите ли вы какие-то исследования процессов, происходящих в Википедии?

— Нет, у нас нет на это ресурсов, этим занимаются сами сообщества и ученые. Хотя, анализируя предпочтения потребителей в разных странах, можно узнать немало интересного. Например, в Японии наибольшее число пользователей редактируют страницы с сотовых телефонов. Там же живет наибольшее число редакторов Вики, которые не регистрируются, японцы любят оставаться анонимными. Бывают и почти анекдотические открытия. Я недавно видел исследование 100 самых популярных статей на разных языках, которые затем распределили по категориям. Так вот, Франция и Испания стали двумя странами, в которых секса не было в числе первых десяти рубрик по популярности.

— Неожиданный результат. Теперь надо придумать этому объяснение.

— Ну, как мы шутим, французы и испанцы занимаются сексом, в то время как остальные о нем только пишут или читают.

— В чем главная социальная роль Википедии?

— Википедия помогает людям объединяться и чувствовать силу в таком объединении, учит их этому. Это очень важно.

Далянь—Пекин