Сто цветов на обочине

Станислав Кувалдин
9 ноября 2009, 00:00

Новосибирская область стала местом рождения многих успешных бизнесов, работающих как на общероссийском, так и на мировом рынках. Изучение опыта новосибирцев показывает, что для роста достаточно хорошей почвы, от властей требуется не затаптывать всходящие ростки

Новосибирск стал колыбелью успешного среднего бизнеса и закономерно, и случайно. Закономерно, потому что к этому подталкивают его география, отраслевая структура и политическая среда. Новосибирск — один из крупнейших узлов транспортной системы Сибири, центр мощной городской агломерации. Здесь находятся известные научные и образовательные учреждения, традиционно притягивающие лучшие кадры из всех сопредельных регионов. Случайно, потому что региональные власти почти ничего для этого не сделали: средние компании с потребительского рынка оказались на обочине экономической политики всех российских властей, и власти новосибирские не исключение. Отличие области лишь в том, что здешние руководители, не прилагая особых усилий к развитию выросших с нуля средних компаний, не предпринимают в то же время и попыток их «построить».

История успеха

Компания «Чистая вода» — крупнейший в России производитель питьевой воды. ОАО «Сибирский берег» — один из лидеров на отечественном рынке снэковой продукции. «Топ-Книга» — ведущий оператор на книжном рынке страны. ООО САН — крупный игрок на мировом рынке принтерных чернил. «Термофор» — один из самых успешных в России разработчиков и производителей дровяных печей и оборудования для бань, успешно осваивающий западноевропейский рынок. Что объединяет эти предприятия? Все они начинали с нуля и все родом из Новосибирска. Проведенное «Экспертом» исследование быстро растущих компаний («Русские “газели”») показало, что город стал крупнейшим в России центром рождения подобных предприятий.

«Когда разговариваешь с новосибирскими бизнесменами, понимаешь, что люди сделали из не пойми чего конфетку», — говорит генеральный директор агентства информационного развития «Столица Нск» Константин Антонов. Многие новосибирские предприятия — особенно если говорить о тех, что сумели заявить о себе на общероссийском или мировом уровне, — добились успеха в тех сферах, где многое зависело от идеи и нестандартного подхода. Весьма показательный пример — компания «Сибирский берег». В 1999 году группа выпускников НГУ основала небольшое предприятие по производству сухариков, которые были остроумно названы «Кириешки» — люди переживали последствия кризиса, и у всех на слуху были фамилии тех, кто этот кризис сотворил. Сложно сказать, насколько в первые годы «Сибирскому берегу» помогло именно запоминающееся название продукта, важнее, конечно, другое: использовав географическое положение Новосибирска и применив удачную стратегию развития, компания достаточно быстро выстроила сеть филиалов в разных регионах России и Казахстана, а в дальнейшем сумела открыть новые производства и значительно расширить ассортимент снэковой продукции за счет чипсов, закусок из сушеных морепродуктов, орехов и сухофруктов.

Управляющий партнер новосибирской компании DSO Consulting Сергей Дьячков знает достаточно много подобных успешных бизнес-проектов в Новосибирской области. Например, он называет компанию «Сенат», ставшую одним из ведущих изготовителей дверных замков в России: «Ее создал слесарь с приборостроительного завода Сергей Дикович — и сумел раскрутиться!» Предприятие начиналось как небольшое производство с тремя работниками на арендуемой площади. Сейчас его собственные производственные площади составляют 6527,4 кв. м, а число работников превышает 200 человек. Похожа и история «Чистой воды» — компании, которую придумали в Академгородке. В 1999 году основатели предприятия решили использовать имеющиеся научные знания и возможности для производства массового продукта — бутилированной питьевой воды. Сегодня «Чистая вода» — крупнейший в России и один из ведущих в Европе поставщиков питьевой воды.

Показательным примером того, какого рода бизнес может иметь успех в Новосибирске, служит история компании «Термофор», одного из крупных производителей дровяных печей — продукция «Термофора» известна не только в России и СНГ, но и в странах Евросоюза. Основатель компании Константин Бессонов, выпускник Новосибирского электротехнического института, в советское время работавший инженером на авиационном заводе, считает залогом успеха то, что он сумел превратить в индустрию печное дело, находившееся на полукустарном уровне. История «Термофора» в этом смысле похожа на историю «Сибирского берега»: как каждый хоть сколько-нибудь технически грамотный человек может сделать печку, так и каждая хозяйка способна насушить сухари. Но когда в таких простых, казалось бы, вещах применяется грамотный, профессиональный подход, когда есть четкий замысел, то вместо полукустарных печей и домашних сухарей получаются интересные и масштабные проекты.

«Я поставил амбициозную задачу — сделать крупнейшую в России, а затем и в мире печную фирму. Для этого необходимо подтянуть все компоненты бизнеса так, как ты его понимаешь. Новосибирск в этом смысле хорош тем, что здесь есть все: развита прикладная наука — фундаментальная тоже развита, просто для нашего бизнеса это не так уж важно; есть мощнейшая конструкторская база. Точнее, остатки мощнейшей базы советского периода, которые я стараюсь ловить и приспосабливать для своего дела», — рассказывает Константин Бессонов. «Термофор» действительно постоянно пополняет свой модельный ряд. Бессонов участвует в разработке новых моделей и утверждает, что если просто печку может сделать кто угодно, то для того, чтобы создать лучшую печку в мире, требуется напряженная работа специалистов и применение всего комплекса знаний, включающего теплотехнику, газодинамику, материаловедение и многое другое; дизайн некоторых печей заказан студии Артемия Лебедева. Глава «Термофора» с гордостью утверждает, что его печи на равных конкурируют с финскими, канадскими, продукцией других ведущих производителей из России и стран Евросоюза. На производстве в «Термофоре» сейчас занято почти 500 человек.

Георгий Лямин, совладелец компании «Топ-Книга», ставшей сегодня крупнейшим оптово-розничным оператором на российском книжном рынке, утверждает, что когда-то компания нашла себе направление развития, которое мало кого интересовало. «Своим успехом, — говорит Лямин, — мы во многом обязаны тому, что это место было ненужно. Региональная сеть московским игрокам книжного рынка была неинтересна, поскольку главную маржу можно было получить в издательском бизнесе. Многие известные столичные книготорговцы стали развивать свой бизнес именно в сторону организации собственных издательств. А в торговле книгами несколько лет назад особой конкуренции не было».

Подобное сочетание амбиций, хорошей образовательной базы и умения использовать неочевидные ниши, видимо, характерно для многих удачных проектов новосибирского бизнеса. «Новосибирску нечего продавать, кроме мозгов и географического положения», — резюмирует Георгий Лямин. «Основная добавленная стоимость создается в Новосибирске за счет двух вещей: глубокая переработка и мозги. И одно связано с другим. У нас в отсутствие сырьевого сектора приходится думать о более сложных путях извлечения прибыли», — рассуждает управляющий партнер новосибирской компании DSO Consulting Сергей Дьячков.

Плавильный котел Сибири

Поселок строителей Транссиба Новониколаевск (в советское время переименованный в Новосибирск) был основан в 1893 году. Сейчас здесь живет 1400 тыс. человек — поразительные темпы роста. Город был построен на пересечении транспортных артерий — реки Оби и Транссибирской магистрали. Позже он оказался конечным пунктом Алтайской железной дороги — зачатка будущего Турксиба. Во время Отечественной войны, в том числе из-за своего транспортного значения, Новосибирск стал важнейшим пунктом эвакуации и гражданского населения, и промышленности. Многие его жители до сих пор называют тротуар поребриком — след пребывания здесь эвакуированных ленинградцев.

После войны Новосибирск превращается в крупный индустриальный центр. Прежде всего центр машиностроения, связанного главным образом с военно-промышленным комплексом. «Сибсельмаш», «Тяжстанкогидропресс», Новосибирский инструментальный завод, «Сибэлектротерм», Авиационный завод имени Чкалова, Новосибирский завод химических концентратов (одно из крупнейших предприятий по производству ядерного топлива) обеспечивали особую специализацию городу и области и концентрировали в Новосибирске квалифицированную рабочую силу и инженерно-конструкторские кадры.

В 1957 году, с образованием Сибирского отделения Академии наук, город стал крупнейшим за Уралом научным центром. Новосибирский государственный университет на протяжении десятилетий вел отбор талантливых школьников, в первую очередь тех, кто проявлял способности в математике и физике, почти во всей азиатской части Союза (эта работа продолжается и сейчас, правда, в меньших масштабах), давал им образование, считавшееся одним из лучших в СССР. Благодаря университету и другим вузам, прежде всего Новосибирскому электротехническому институту (НЭТИ, ныне НГТУ), готовившему высококвалифицированные кадры для индустриального сектора, медицинскому и архитектурному институтам Новосибирск превращался в крупный научный и образовательный центр. А построенный в конце 1950-х годов Академгородок, на территории которого располагались академические институты, университет и физико-математическая школа, обеспечивал уникальную среду для воспроизводства и применения научных кадров.

«Новосибирский университет традиционно проводил отбор талантливых и умеющих нестандартно мыслить школьников со всей Сибири, Дальнего Востока и Казахстана. А при таком отборе сюда попадали не только умные, но и пассионарные личности», — говорит член ассоциации «Сибакадеминновация», основатель и глава компании «Медико-биологический союз» Михаил Лосев. «Я родился в Ишиме и до 16 лет прожил в городах и селах Тюменской области, — продолжает тему Сергей Дьячков.
— А потом меня позвали сюда, в физико-математическую школу, и это дало мне путевку в жизнь. В моем выпуске школы и университета был Игорь Ким — нынешний глава МДМ-банка. Насколько мне известно, он приехал сюда учиться с Дальнего Востока, и он тоже из небогатой семьи. Нас таких не одна тысяча». Быть лидером азиатской части России — похоже, объективная роль Новосибирска. «Треть населения России за Уралом проживает в радиусе 500 километров от Новосибирска», — говорит Георгий Лямин.

«В этой агломерации вокруг Новосибирска проживает около 12 миллионов человек, — подтверждает Константин Антонов, генеральный директор “Столицы Нск”. — Почти как вокруг Питера. Поэтому сюда и идет капитал. Здесь можно поставить завод, купить несколько “КамАЗов” — и тебе доступен огромный рынок. А кроме того, тут кадры, в которые не надо вкладываться».

С этим не поспоришь, однако хорошая транспортная инфраструктура и либеральная политика, направленная на привлечение инвестиций, способны обеспечить, скорее, появление крупных дистрибуторов продукции и сторонних игроков, заинтересованных в местном рынке. Отчасти так и произошло. В Новосибирске построен завод «Кока-кола», а также пивное производство компаний «Балтика» и «Красный Восток»; неподалеку, в поселке Гусиный Брод, расположена «Гусинка» — крупнейший региональный оптовый рынок, прозванный сибирским Черкизоном, который обеспечивает различными товарами продавцов из сопредельных областей России и Северного Казахстана.

Склонность к риску

Все перечисленные условия, разумеется, были важны, но все же не составили всей специфики новосибирского бизнеса. Должен был реализоваться интеллектуальный потенциал территории.

«Лет десять-двенадцать назад мы проводили специальное социологическое исследование, — рассказывает Надежда Вавилина, член Общественной палаты, заведующая кафедрой социологии и социальной политики Сибирской академии госслужбы, ректор Нового сибирского университета. — Раз в год мы методом экспертного опроса отбирали 50 успешных предпринимателей и менеджеров Новосибирска. И на протяжении нескольких лет я пыталась определить, что между ними общего, ведь они добились успеха в самых разных видах деятельности. Прежде всего бросалось в глаза, что из этих 50 успешных 30 или 35 оказывались выпускниками НГУ. Я пыталась понять, почему среди успешных предпринимателей так много людей, окончивших университет. Долгое время у меня это не получалось — пока не состоялась беседа с одним банкиром. Я спросила, почему в их банке не работают выпускники НГУ. И ответ был: “Они очень рисковые ребята, у нас так нельзя”. Для успеха бизнеса растущих компаний в Новосибирске, напротив, была важна способность к риску. А эта способность формируется в том числе и той традицией обучения и ведения научных исследований, которая характерна для Новосибирского университета. Там специализация и занятие научными исследованиями начинаются с первого курса. А всякая наука — это рискованный поиск, понимание того, что результат не всегда достижим и очевиден. К тому же это довольно маленький вуз. Там несколько тысяч студентов, а рядом — 50 научных институтов, в которых ты можешь вести свои работы с первого курса».

Разговор об особых условиях Новосибирска продолжает Сергей Дьячков: «Здесь очень благожелательное отношение к людям, которые создают что-то новое. Не знаю, откуда это идет — из самого города или из Академгородка, из которого вышли и многие новосибирские предприниматели. Но, скажем так, если человек приходит с новой идеей, шанс, что на него обратят внимание, в Новосибирске выше, чем в других местах. Здесь им заинтересуются предприниматели и пресса, его станут приглашать на разного рода тусовки и так далее».

Дают порулить

Когда-то, когда КВН был не развлекательным шоу, а большим общественно-политическим явлением, новосибирская команда прославилась крылатой фразой «Партия, дай порулить». Либеральный дух здесь жив до сих пор. Начиная с того, что в здании обладминистрации нет пропускного режима, и заканчивая тем, что губернатор Виктор Толоконский в публичных выступлениях не говорит о своих политических взглядах и идеологических представлениях, подчеркивая: он лишь менеджер, которого наняли для управления регионом.

Эта особенность Новосибирска не сказалась, впрочем, на раскладе сил в законодательном собрании области. Фракционная структура обычна для российских регионов: 71% у «Единой России», 16% у КПРФ, 3% у ЛДПР и 9,2% у независимых депутатов. Губернатор с 2005 года принадлежит к «Единой России».

Либерализм заметен в другом. «Еще ни разу ни от одного бизнесмена в области я не слышал рассуждений о том, что люди Толоконского отняли у него бизнес, или о том, что по воле Толоконского произошел передел собственности», — говорит директор ОАО «Технопарк Новосибирского Академгородка» Дмитрий Верховод. «Публичных бизнес-конфликтов с участием администрации в Новосибирске никогда не было, — уверяет Константин Антонов, — во всяком случае, таких громких, как в соседних регионах. Если вспомнить все истории, происходившие в Кузбассе вокруг Живило и “ЕврАза” или в Красноярске вокруг Быкова, то можно заметить, что в Новосибирской области в подобном стиле вопросы не решались никогда». А Игорь Даровин, политолог и глава Конгресса муниципальных образований, и вовсе считает Новосибирскую область «эталоном невмешательства государства в экономику».

Такое положение дел отчасти объясняется стилем руководства губернатора: свою карьеру Виктор Толоконский начинал как снабженец, и, как полагает Игорь Даровин, советский опыт Толоконского непосредственно влияет на его стиль работы. Ему присущи умение договариваться и согласовывать интересы, не вынося сор из избы, и неавторитарный способ решения возникающих проблем. «Сидеть на компромиссах — это его опыт», — говорит Даровин.

Но главное, вероятно, в другом. «Новосибирск отличается от прочих регионов тем, что группы влияния здесь очень сбалансированы, — рассказывает Сергей Дьячков из DSO Consulting. — Тут, безусловно, есть старый директорский корпус, но он давно уравновешен молодыми директорами, а также появлением новых групп влияния: например, крупных девелоперов». Дмитрий Верховод определяет главную особенность экономики Новосибирской области еще проще: «Здесь нет старшего брата. Даже если взять наши огромные оборонные заводы, то все они несамостоятельные. Они — машиностроители и представляют лишь какое-то звено в цепочке. Коль скоро они не производители конечного продукта, то необходимых денег и рычагов у них нет». Особое место, по мнению Верховода, занимает Новосибирский завод химических концентратов — одно из крупнейших в мире предприятий по производству ядерного топлива. Действительно, завод химконцентратов мог стать предприятием, влияющим на правила игры. Но он входит в ТВЭЛ, а ТВЭЛ — в «Росатом», так что завод завязан на другую цепочку, конец которой не в Новосибирске.

Это объясняет саму возможность развития конкурентной экономической среды в области. И прямо влияет на региональную систему власти. «Появление Виктора Толоконского, не диктатора и не самодура, на вершине власти, — поясняет Дмитрий Верховод, — это следствие, так сказать, экономического ландшафта. Если бы здесь был какой-то крупный игрок, он бы так или иначе повлиял на то, чтобы в кресле сидел “его” губернатор. А раз такого игрока нет, элитам приходится договариваться. В результате мягкий, либеральный и способный вести переговоры человек представляется идеальным выбором».

За то, что технопарк начал строиться, надо благодарить кризис: в эпоху строительного бума другие проекты казались привлекательнее

Политика невмешательства

Считать, что Новосибирская область — роскошный цветочный ковер из малых и средних предприятий, предлагающих прорывные идеи в развитии бизнеса, было бы все же заметным искажением действительности. Вряд ли можно говорить и о том, что региональные власти делают на такие предприятия ставку. Во всяком случае, главные экономические процессы последних лет определяли другие факторы.

Новосибирск сегодня превратился в город недостроенных торгово-офисных центров, и это, пожалуй, самое заметное и наглядное проявление экономического кризиса в области, которое, впрочем, является зеркальным отражением строительного бума прежних лет. По данным журнала «Эксперт-Сибирь», в последнее десятилетие объем инвестиций в строительную отрасль Новосибирска увеличивался на 30% в год. В значительной мере спрос на рынке разогревался спекулятивно и мало совпадал с требованиями экономики. Недвижимость в экономическом, транспортном и торговом центре Западно-Сибирского региона оказывалась одним из наиболее перспективных направлений деятельности, в том числе и с точки зрения областных властей, приветствовавших строительные инвестиции.

Сложно сказать, насколько однозначно воспринималась в Новосибирске эта одна из очевидных тенденций «тучных лет». «Я недавно держал в руках книгу, посвященную 70-летию Новосибирской области. Одна из статей называлась “Новосибирск — главный перекресток Сибири”. Ну и зачем, спрашивается, работать, если мы — главный перекресток! Здесь просто нужно настроить железобетонных “огурцов”, сюда придут торговые монстры, которые заселят построенные офисы, организуют торгово-развлекательные сети, а мы будем в них торгово-развлекаться и брать арендную плату. До конца 2008 года это, кажется, было главной идеей. И меня от этого просто корежило», — признается Константин Бессонов, основатель «Термофора». И судя по всему, таких, подобно Бессонову, недовольных постепенной утратой городом значения научно-промышленного центра было немало. Впрочем, по словам Игоря Даровина, в провоцировании строительного бума едва ли справедливо было бы обвинять региональные власти.

Руководители области фокусируют свое внимание на крупных инвестициях и крупных проектах. «На уровне власти всех интересуют мегапроекты. Все ждут, когда придет условный Caterpillar и разместит здесь проект со ста тысячами занятых. Мы слишком занаучены, слишком заоборонены, слишком замегамасштаблены, чтобы кто-то всерьез обратил внимание на печки или сухарики. Это немного обидно. Ведь наше “что-то” сделано на пустом месте. Посмотрите. Изучите, откуда что взялось!» — сетует Бессонов. Впрочем, он сам, рассказывая, как в свое время начинал заниматься проектом, признается, что изрядно комплексовал: «До последнего времени в Новосибирске нормальным считалось делать открытия мирового уровня, атомную бомбу, условно говоря. Но не товары народного потребления. Мне довольно долго казалось, что я занимаюсь несерьезной фигней, а серьезные люди в этом городе получают госзаказы на оборонку». Игорь Даровин тоже говорил о том, что губернатор прислушивается прежде всего к мнению тех, кто пытается организовать в Новосибирске крупный бизнес, что Толоконский проводит больше времени с директорами крупных предприятий.

В принятой Стратегии развития области до 2025 года делается ставка на точное машиностроение. Сложно сказать, насколько повлияли на разработку этих планов традиционные представления о специализации области и престижных занятиях. Во всяком случае, Виктору Толоконскому, строящему свою политическую линию на переговорах и компромиссах, приходится учитывать настроения директоров крупных предприятий. Впрочем, Даровин считает такой подход стратегически оправданным — по крайней мере, если исходить из ожидаемого вступления России в ВТО, когда многие мелкие и средние производства на территории Новосибирска могут не выдержать конкуренции, а машиностроение с его мощностями и школой имеет шанс остаться уникальным преимуществом.

Точка схождения

Предпринимательский дух новосибирцев и сознательная экономическая политика властей могут соединиться в инновационной сфере. Новосибирск с его знаменитым Академгородком давно стал одним из ключевых центров инновационного бизнеса в России. Но, как и прочий средний бизнес, он до недавнего времени оставался на периферии внимания областной администрации.

В 2006 году в Академгородке решили строить технопарк. Это главный в области проект по поддержке наукоемкого производства. Он финансируется из городского, областного и федерального бюджетов, а также частными инвесторами. В первой очереди технопарка до 2011 года должно быть введено в строй 87,510 тыс. кв. м недвижимости разного назначения. Надо отметить, что, несмотря на принятие решения о строительстве в 2006 году, фактически началось оно недавно. «За то, что технопарк начал строиться, надо благодарить кризис, — считает Андрей Ременный, директор ассоциации “Сибакадеминновация”. — Потому что, пока продолжался строительный бум, были гораздо более выгодные строительные проекты. Теперь руки дошли до нас». Директор ОАО «Технопарк Новосибирского Академгородка» Дмитрий Верховод видит ситуацию несколько иначе: он уверен, что «для губернатора технопарк всегда был проектом, позволяющим вдохнуть новую жизнь в городок».

Между тем появление технопарка должно решить одну из главных проблем — соединение научных достижений с производством и поиск для этого заинтересованных инвесторов. «Даже если сейчас организовать идеальный Академгородок, остается вопрос, что делать с ним дальше. Ведь рынка труда вокруг него нет, — говорит Константин Антонов из “Столицы Нск”. — Хотя даже сейчас отличники, гении из окрестных регионов едут сюда. Они не остаются в кемеровских или алтайских вузах. В этих условиях региональные власти стараются создать передаточное звено между наукой и бизнесом. Отсюда родилась идея технопарка. Причем раньше, чем Путин выступил с идеей ОЭЗ».

Первая очередь технопарка должна быть введена в строй весной 2010 года. Будет открыт центр технологического обеспечения, который предполагает появление 15 производств для изготовления мелких серий новых приборов и изделий инновационного бизнеса. Это должно способствовать снижению самых очевидных издержек инновационных компаний. «Любой инновационный бизнес предлагает какие-то продукты, — объясняет Верховод. — Любой продукт, если мы не говорим о софте, — это вещь, которую надо изготовить. Первоначально — в одном экземпляре. Заводы в Новосибирской области преимущественно крупные и специализированные. Им такие мелкие заказы неинтересны, и если они за них берутся, то как правило выставляют огромный счет. И это, среди прочего, делает невозможным подсчет того, сколько будет на самом деле стоить изготовление подобного продукта. У нас есть компании, которые для вновь создаваемых приборов заказывают детали в Голландии. Технически это сделать не сложно — отправил по интернету чертеж, перевел деньги и потом получил по почте необходимую деталь. И это оказывается дешевле, чем заказывать на новосибирских предприятиях».

Если затея с технопарком окажется успешной, новосибирским инновационным компаниям не придется заказывать детали в Голландии. Практически невозделанная новосибирская общественная и экономическая почва, способная рождать первоклассные бизнесы, получит больше заботы со стороны властей. А вся Россия — опыт построения несырьевой эффективной региональной экономики. Причем, заметим, без политических потрясений.