Большая распродажа

Александр Кокшаров
9 ноября 2009, 00:00

Британские банки, которые правительство национализировало в 2008 году, будут раздроблены и проданы по частям. Цель — повысить конкуренцию на рынке банковских услуг

В 2013 году ранее национализированные британские банки Lloyds Banking Group, Royal Bank of Scotland и Northern Rock будут разделены на части и приватизированы. Этот план возник в результате переговоров между Лондоном и Брюсселем, длившихся несколько месяцев. Комиссар ЕС по конкуренции Нели Крус с начала лета настаивала на реструктуризации огромных национализированных банков. Продажа их по частям должна повысить конкуренцию на британском банковском рынке. Британские премьер-министр Гордон Браун и министр финансов Алистер Дарлинг с этими требованиями Брюсселя в итоге согласились.

Впрочем, одновременно с планами реструктуризации банков британские власти объявили и о новых вливаниях средств из госбюджета. RBS получит 56,3 млрд долларов, а Lloyds Banking Group — 9,6 млрд долларов. Напомним, что в октябре 2008 года эти банки уже получили 60 млрд долларов из британского госбюджета.

После нового вливания доля правительства в капитале RBS вырастет с 70 до 84%, что означает практически полную национализацию этого банка, бывшего накануне кризиса одним из крупнейших в мире по объему активов. Министр Дарлинг, комментируя действия своего ведомства, заявил: «Мы создаем сильный и динамичный финансовый сектор для будущего». Скептики же из числа аналитиков и оппозиции не уверены, что новая государственная интервенция вернет банковскую систему Британии к нормальной работе.

Больше банков

Согласно планам правительства, RBS продаст несколько сотен своих филиалов в Англии и Уэльсе, которые до 1985 года работали под брендом Williams & Glyn’s (географически расположены в основном на северо-западе страны, в Манчестере, Ливерпуле и окрестностях). Кроме того, подлежат продаже филиалы принадлежащего RBS банка NatWest в Шотландии. Всего будет продано 318 филиалов, или 14% розничной сети RBS. Шотландский банк также выставит на продажу свои страховые подразделения Churchill, Direct Line и Green Flag, подразделение по торговле сырьем RBS Sempra и подразделение Global Merchant Services, обрабатывающее платежи по пластиковым картам.

Lloyds Banking Group продаст не менее 600 филиалов, на которые приходится около 4,6% всех текущих счетов в Британии. В частности — все филиалы Lloyds TSB (под брендом TSB — The Savings Bank) в Шотландии и некоторую их часть в Англии и Уэльсе. Плюс к тому будут выставлены на торги все филиалы ипотечного банка Cheltenham & Gloucester. Lloyds Banking Group также избавится от своего онлайн-подразделения Intelligent Finance. Это означает, что третий крупнейший британский банк продаст активов со вкладами клиентов на сумму почти 50 млрд долларов и с ипотечным кредитным портфелем более чем на 114 млрд долларов.

Еще один британский банк — Northern Rock — разделится на две части. Одну выставят на продажу, это так называемый хороший банк, который будет включать в себя частные депозиты, что позволит ему выдавать новые кредиты и обслуживать некоторые ипотечные кредиты. Остальные (в основном проблемные) ипотечные кредиты перейдут во вторую часть — плохой банк, который пока останется в руках британского правительства.

Как заявил министр финансов Алистер Дарлинг, создание новых банков необходимо, чтобы обеспечить «действительную конкуренцию и выбор для потребителей». По его мнению, ситуация, когда в Британии банковские услуги населению предоставляют «всего полдюжины крупных банков, является неприемлемой».

Действительно, в результате многих лет консолидации сегодня на британском рынке банковской розницы более 90% операций приходится всего на шесть банков: частично государственные с прошлой осени RBS и Lloyds Banking Group, полностью государственный Northern Rock, а также на HSBC, Barclays и испанскую Grupo Santander, которой принадлежат британские банковские бренды Abbey, Alliance & Leicester и Bradford & Bingley. Один лишь RBS, руководимый Фредом Гудвином, в последние восемь лет потратил 140 млрд долларов на сделки по слияниям и поглощениям, что раздуло его баланс до 3,7 трлн долларов — это больше, чем ВВП Британии.

Программа фрагментации банковского рынка была принята в Лондоне под нажимом ЕС. «Лондон испытывает давление со стороны Брюсселя, который настаивает на повышении конкуренции на финансовом рынке. Британия не является здесь исключением — в конце октября в Нидерландах похожее решение было принято по поводу банка ING», — прокомментировала «Эксперту» ситуацию Вики Редвуд, экономист консалтинговой компании Capital Economics.

Действительно, в Нидерландах в результате давления Европейской комиссии и лично комиссара Нели Крус (по иронии судьбы представляющей в Еврокомиссии Голландию) было решено, что ING Groep, одна из крупнейших финансовых групп Европы, разделится на две части. В итоге ING будет вынуждена продать страховое подразделение, которое оценивается в 17–22 млрд долларов, а также свой американский сберегательный банк ING Direct USA. Вырученные средства пойдут на выкуп акций, находящихся в руках правительства Нидерландов, которое спасло банк год назад. В результате раздробления баланс ING сократился на 45% по сравнению с тем, что было до обращения за помощью к государству.

Новые игроки

Части национализированных банков в целях повышения конкуренции на банковском рынке Британии будут проданы только новым игрокам. Все нынешние участники банковского рынка из аукционов исключены.

Среди потенциальных покупателей называют или нефинансовые группы, или иностранные банки. К первым относят, например, сеть супермаркетов Tesco и группу Virgin, имеющую интересы в авиационном и железнодорожном транспорте, телекоммуникациях, а с недавних пор и в сегменте кредитных карт (интерес уже подтвердил глава Virgin миллиардер Ричард Брэнсон). Ко второй аналитики причисляют австралийские и американские банки, а также, возможно, испанский банк BBVA — главного конкурента испанского же Santander, уже серьезно представленного на британском рынке.

«Распродажа банковских активов — отличная возможность для прихода на британский банковский рынок новых игроков. Очевидно, период консолидации на британском рынке закончился. Из-за кризиса будет происходить увеличение числа игроков и повышение конкуренции. А это скорее хорошие новости для британского банковского сектора, которому нужны новые менеджеры, новые стратегии, новый капитал», — поделился с «Экспертом» Саймон Уиллис, аналитик NCB Stock­bro­kers.

В рамках реструктуризации правительство будет настаивать на использовании «правила 15%»: ни одному из банков власти не разрешат занимать более 15% любого из сегментов банковского рынка страны. «Такой подход возник из-за финансового кризиса. Ранее правительство предпочитало концентрацию на банковском рынке. Но события прошлого года показали, что проблемы в одном-двух крупных банках могут дестабилизировать всю банковскую систему страны. Чтобы предотвратить повторение прошлогоднего кризиса, правительство и затеяло разделение банков», — сказал «Эксперту» Филипп Уайт, экономист лондонского Центра европейской реформы (CER).

Министр Дарлинг: заявил, распродажа новых банков будет проводиться не сразу, а когда улучшится экономическая ситуация в стране, то есть через несколько лет. Это должно обеспечить максимальную прибыль бюджету, который потратил десятки миллиардов долларов на спасение банков осенью 2008 года.

Спасение гигантов 2.0

Однако правительство, прежде чем произойдет реструктуризация и распродажа банковских активов, вынуждено давать банкам новые средства, чтобы поддерживать их на плаву. Общая сумма рекапитализации почти в 66 млрд долларов, которую получат RBS и Lloyds нынешней осенью, превышает сумму первоначальной господдержки. «Мы не должны упускать, что “в комнате обнаружился слон”. Правительство тратит в нынешнем году больше средств на поддержание банков, чем в прошлом. Тем не менее это не дает гарантий, что банки начнут кредитовать экономику», — заявил теневой министр финансов Джордж Осборн, который, как ожидается, займет пост министра в 2010 году (на грядущих выборах соцопросы предсказывают победу оппозиционных консерваторов).

Хотя Lloyds получит от правительства 9,6 млрд долларов, он останется вне рамок правительственной схемы страхования финансовых активов (Gaps). Вместо этого банк осуществит дополнительную эмиссию акций на 22,7 млрд долларов, из которых 40% будет приобретено правительством. Впрочем, доля правительства в акциях банка вследствие данной операции не изменится и сохранится на уровне 43,5%. Кроме того, банк заплатит правительству неустойку в 4,2 млрд долларов, чтобы остаться за пределами схемы Gaps.

Несмотря на это аналитики отмечают, что президенту Lloyds Banking Group Эрику Дэниэлсу удалось добиться большей самостоятельности, чем его коллеге из Royal Bank of Scotland. Дэниэлс надеется на завершение рецессии в Британии уже к концу 2009 года (как прогнозирует Банк Англии), что приведет к заметному сокращению доли плохих кредитов. После новостей о невключении в Gaps акции Lloyds пошли вверх, в то время как акции шотландского банка в последние дни подешевели.

RBS, несмотря на все попытки президента банка Стивена Хестера, не удалось избежать включения в Gaps. Шотландский банк застрахует в рамках этой схемы активов на 473 млрд долларов, причем на условиях более невыгодных, чем предполагалось раньше. Правда, взамен правительство будет вынуждено провести новую рекапитализацию банка, повысив свою долю до 84%.

В обмен на финансовую помощь оба банка согласились с требованием минфина не выплачивать бонусы деньгами своим сотрудникам с зарплатой выше 65 тыс. долларов в год. Бонусы будут выплачиваться лишь акциями, причем отложенно, с реализацией не ранее чем через три года. Правительство лейбористов, которое пойдет на выборы уже весной 2010 года, не желает, чтобы избиратели считали, будто средства из кармана налогоплательщиков уходили на выплату бонусов в лондонском Сити.

Лондон