Клаус победил

Виктор Прусаков
9 ноября 2009, 00:00

Чешскому президенту удалось выторговать особые условия для страны при подписании Лиссабонского договора

Завершена многомесячная эпопея с ратификацией Чехией Лиссабонского договора (документ был принят на саммите ЕС 2007 года, должен заменить Евроконституцию, проваленную французскими и голландскими избирателями, и реформировать систему управления и принятия решений в ЕС). В минувший вторник чешский конституционный суд после недельных раздумий признал этот документ соответствующим конституции страны. В тот же день договор был подписан чешским президентом Вацлавом Клаусом, главным европейским противником этого документа.

Развязка наступила после того, как брюссельский саммит ЕС принял условие Клауса, без которого он отказывался подписать «Лиссабон»: страна должна получить возможность при необходимости уклониться от соблюдения некоторых положений Хартии фундаментальных прав человека в ЕС. Смысл этого требования — гарантировать незыблемость декретов чехословацкого президента Эдварда Бенеша 1945–1946 годов. Речь идет о документах, в соответствии с которыми из послевоенной Чехословакии было выселено более трех миллионов судетских немцев. По мнению Клауса, в случае принятия Лиссабонского договора, предполагающего приоритет общеевропейского права над национальным, потомки депортированных смогут добиваться в Европейском суде, в обход чешской юстиции, возврата конфискованного имущества.

После того как в октябре Лиссабонский договор на повторном референдуме поддержали граждане Ирландии и подписал президент Польши Лех Качиньский, Чехия осталась единственной из 27 стран — членов ЕС, не завершившей ратификацию этого документа. Договор изначально не пользовался здесь популярностью. Около года назад конституционному суду уже пришлось защищать его от нападок сенаторов, после чего документ со скрипом был одобрен обеими палатами парламента. Но главным препятствием все-таки оставалась позиция Клауса. Чешский президент не скрывает неприязни к планам тесной интеграции под крылом ЕС и критикует еврочиновников за стремление к максимальной централизации и регулированию. По мнению Клауса, Лиссабонский договор увеличит «дефицит демократии» внутри Евросоюза и фактически превратит его в федеративное государство, которому отдельные страны вынуждены передать значительную часть своих полномочий.

Конкретные опасения касались судетской проблемы, долгое время осложнявшей отношения Чехии с соседними Германией и Австрией. После возникновения в 1993 году суверенной Чешской Республики в здешние суды поступили сотни исков от представителей именитых немецких родов. Они требуют возврата собственности, имевшейся здесь у них перед Второй мировой войной: земельных угодий, промышленных объектов, фамильных дворцов, многие из которых сегодня являются памятниками истории.

Из-за «судетского вопроса» депутаты от Христианско-социального союза (ХСС), входящего в правящую коалицию правительства Ангелы Меркель, в свое время грозили заблокировать вступление Чехии в ЕС. Некоторые политики и представители судетонемецких землячеств Германии и сегодня настаивают на «восстановлении исторической справедливости» по отношению к депортированным и пересмотре «дискриминационных» декретов Бенеша.

В Чехии подобные настроения у многих вызывают тревогу. Председатель Чешского союза борцов за свободу Андела Дворжакова недавно заявила о растущем влиянии судетских немцев в приграничных регионах, что, по ее словам, свидетельствует о попытках пересмотра итогов Второй мировой войны. По данным соцопросов, 65% чехов согласны с президентом в том, что ратификация Лиссабонского договора без соответствующей поправки может привести к ревизии декретов Бенеша.

Абсолютное большинство юристов, напротив, полагает, что Лиссабонский договор не может поставить под сомнение имущественно-правовой статус послевоенного переустройства Европы. Поэтому позицию Клауса многие объясняют прежде всего стремлением заработать политические очки. По словам зампредседателя Еврокомиссии Гюнтера Ферхойгена, выдвигая требования к Лиссабонскому договору, Клаус «мог быть уверен, что его позиция получит широкую поддержку чешского населения».

Эта позиция вполне соответствует имиджу Клауса, сложившемуся после его избрания главой государства в феврале 2003 года. Новый лидер вряд ли мог претендовать на роль философа-гуманиста, главного в стране адепта европейской интеграции, — это место прочно занято в сознании чехов его предшественником, экс-диссидентом и литератором Вацлавом Гавелом. Более перспективным выглядел другой путь — жесткого прагматика, для которого здравый смысл, рыночная экономика и национальные интересы важнее прекраснодушных призывов к строительству общеевропейского дома. Под этим углом, возможно, стоит рассматривать и более тесную ориентацию Клауса на сотрудничество с Россией.

Понятно, что на Западе такая политика устраивает далеко не всех. «Чехи заслуживают лучшего», — заявила в адрес Клауса, выступая в октябре в Европарламенте, депутат от партии «зеленых» Ребекка Хармс. В памяти еще свежи события минувшего марта, когда в разгар председательства Чехии в ЕС нижняя палата чешского парламента отправила в отставку праволиберальное правительство Мирека Тополанека. После того как здешние политики, запутавшись в законотворческих процедурах, не сумели провести в срок назначенные на октябрь внеочередные парламентские выборы, страной еще полгода будет руководить «временное правительство» Яна Фишера, которого все считают переходной фигурой.

Прага