Подрезали у самого финиша

Сергей Сумленный
16 ноября 2009, 00:00

Концерн General Motors сорвал многомесячные переговоры о продаже Opel и вышел из сделки с российским Сбербанком и канадской Magna. Американцы решили сохранить свой европейский плацдарм для посткризисной экспансии

Месяц за месяцем GM держал людей в заложниках своей бизнес-политики и в конце концов пошел на клятвопреступление», — премьер-министр федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия Юрген Рюттгерс не жалел выражений, говоря о своем отношении к продаже концерном GM своей европейской «дочки» Opel. «Если сейчас будет достигнута новая договоренность, то я хочу видеть ее в письменном виде!» — горячился премьер.

Федеральный канцлер Ангела Меркель была более сдержанна, но тоже не скрывала своего возмущения. «На протяжении месяцев GM даже близко не был в состоянии нести ответственность за судьбу своей дочерней компании», — сказала она. Возмущен был и премьер-министр России Владимир Путин. «Это именно урок, и мы должны будем учитывать такой стиль взаимоотношений с партнерами в будущем, — заявил он. — GM в явочном порядке поставил всех перед фактом, несмотря на достигнутые ранее договоренности, подписанные документы, в том числе юридического характера».

Переговоры ни о чем

Негодование российских и немецких политиков понять легко. На протяжении восьми месяцев американский автоконцерн GM вел переговоры с высшим руководством Германии, а также с потенциальными инвесторами, главным из которых был консорциум российского Сбербанка и канадского производителя запчастей Magna, о продаже компании Adam Opel. Эта стопроцентная «дочка» GM объединяет заводы Opel и Vauxhall (под этой маркой автомобили Opel производятся в Великобритании). Тяжелые переговоры, в ходе которых руководство GM неоднократно меняло свою позицию (в августе GM заявлял, что собирается оставить Opel в своей собственности, а кроме того, менял предпочтения в отношении инвесторов), завершились к началу сентября. За несколько дней до открытия Международного автомобильного салона во Франкфурте и за три недели до парламентских выборов в Германии главный исполнительный директор GM Фритц Хендерсон подтвердил: GM продаст Adam Opel GmbH консорциуму Сбербанка и Magna. «После напряженной работы, пришедшейся на последние недели и заключавшейся в прояснении всех открытых вопросов, которые касались предложенного немецкой стороной пакета финансирования, GM и его управляющий совет приняли решение высказаться в пользу инвестора Magna/Сбербанк», — заявил Хендерсон 10 сентября.

По условиям сделки 55% доли компании Adam Opel GmbH должно было достаться Magna и Сбербанку, еще 35% оставалось на руках у GM. Оставшиеся 10% следовало распределить между сотрудниками Opel. По итогам сделки на территории Германии не должно было быть ликвидировано ни одно из 25 тыс. рабочих мест, однако в других европейских подразделениях Adam Opel GmbH ожидалось сокращение 10–12 тыс. человек. В числе прочих должен был быть закрыт завод в бельгийском Антверпене.

Сделка, готовившаяся при личном участии канцлера ФРГ Ангелы Меркель, получила полное одобрение немецкого правительства, кровно заинтересованного в сохранении рабочих мест в стране. Под продажу Opel власти ФРГ выделили кредит в размере 5 млрд евро, суммарная же стоимость продажи оценивалась примерно в 7 млрд евро: помимо кредита немецкого правительства еще около 700 млн евро консорциум должен был инвестировать из собственного капитала, и 1,5 млрд евро должен был составить взнос сотрудников Opel — они соглашались на сокращение своих зарплат в течение ближайших десяти лет именно на эту сумму.

Такой результат переговоров был представлен канцлером Меркель избирателям Германии за две недели до выборов. Именно поэтому 15 сентября председатель правления Сбербанка Герман Греф присутствовал на официальном открытии стенда Opel на автосалоне во Франкфурте и с гордостью рассказывал журналистам о том, как Сбербанк будет управлять новым активом. Теперь все договоренности оказались выброшенными в мусорный бак. Совет директоров GM, тянувший с утверждением договора продажи полтора месяца, внезапно отказался от всех своих прежних обязательств и решил Opel не продавать.

Хозяева слова

Решение взять свое слово назад совет директоров GM принял, как утверждает агентство Bloomberg, спонтанно. По информации агентства, последнее обсуждение судьбы Opel состоялось в Детройте 2 ноября. За ужином один из членов совета директоров, совладелец одной из крупнейших инвестиционных компаний США — TPG, владелец состояния в 3,3 млрд долларов Дэвид Бондермен высказался против продажи Opel. По его мнению, это принесет концерну слишком мало средств и лишит самой эффективной и перспективной дочерней компании — Opel слишком важен как для контроля над европейским рынком, так и для производства небольших автомобилей.

 pic_text1 Фото: AP
Фото: AP

Наконец, продажа потенциально может нанести ущерб GM, поскольку обеспечит доступ к технологиям Opel посторонним компаниям. Бондермену удалось убедить других членов совета директоров — и уже на следующий день руководство GM заявило об отказе от сделки. По словам главы GM Фритца Хендерсона, решение совета директоров стало неожиданностью даже для него. Удивление Хендерсона разделили и другие топ-менеджеры концерна, причем некоторые сделали это в весьма резкой форме. «Такие политические метания едва ли можно как-то объяснить. Я думаю, что важные господа, которые приняли решение, сами не знают, что к чему», — заявил в четверг 5 ноября Карл-Петер Форстер, глава всего европейского подразделения GM, включающего в себя также компанию Saab. На следующий день после этого заявления GM официально сообщил, что Форстер больше не занимает пост главы GM Europe.

Между тем позиция Дэвида Бондермена понятна. Один из самых богатых американцев (в рейтинге Forbes его состояние стоит на 105-м месте среди состояний граждан США), а также совладелец авиакомпаний Continental и US Airways имеет давний зуб на немцев. В 2005 году его компания TPG произвела недружественное поглощение немецкого производителя сантехники Grohe, чем вызвала негодование немецких политиков. Лидер СДПГ и вице-канцлер ФРГ Франц Мюнтеферинг назвал тогда Бондермена и его менеджеров «финансовой саранчой». С легкой руки Мюнтеферинга такое прозвище финансовых инвесторов стало популярным, а Бондермен до сих пор негативно отзывается о немецких властях. Но то, что сегодня, четыре года спустя, Бондермен заставил немцев проглотить горькую пилюлю, вряд ли вызвано исключительно его личной неприязнью к Германии. Бондермен — один из членов «президентского десанта» в директорские кресла GM. В июне президент США Барак Обама провел операцию по выкупу государством самого крупного должника в истории США: долги GM превышали активы на 90 млрд долларов. В ходе стремительного выкупа обанкротившегося GM власти США получили 60,8% долей концерна, вложив в него 57 млрд долларов. Для спасения GM Обама создал специальную команду менеджеров, которую возглавил инвестбанкир и один из главных спонсоров предвыборной кампании Обамы Стивен Раттнер, а одним из ее членов стал управляющий директор близкой к семье Бушей Carlyle Group Дэниел Акерсон. Именно эта команда сформировала новый совет директоров GM, и именно так в него попал Дэвид Бондермен. Таким образом, сделку по продаже Opel сорвал человек, приведенный в руководство GM самим президентом США, — а значит, объяснять его одной лишь личной неприязнью Бондермена к Германии по меньшей мере наивно.

Кроме того, нельзя забывать, в какой именно обстановке было принято решение сообщить Ангеле Меркель об изменении позиции GM. В день, когда совет директоров GM принимал решение перечеркнуть планы немцев и русских, канцлер Меркель находилась с официальным визитом в Вашингтоне — визит в США традиционно является первой зарубежной поездкой немецкого канцлера после утверждения в должности. Меркель произнесла перед американскими законодателями зажигательную речь, в которой несколько раз поблагодарила Америку за поддержку, за доверие к послевоенным немцам и за партнерство с Германией.

К этому моменту решение GM уже было принято, но Меркель об этом никто не сообщил. Канцлер узнала о случившемся вечером, об отказе GM ей сказали буквально мимоходом. Американские аналитики отмечают, что унижение Меркель могло быть санкционировано на самом верху американской пирамиды власти.

«У немцев есть все основания обвинять в случившемся лично президента Обаму. Сказка о невмешательстве Белого дома в дела GM не станет правдивее от того, что ее повторят еще раз», — заявил в интервью немецкой Die Zeit аналитик Института Катона Даниэль Айкенсон. Причиной такого решения, скорее всего, стала уверенность американцев в том, что сохранение присутствия GM на европейском рынке куда важнее, чем бережное отношение к чувствам немецкого истеблишмента.

Новое здоровье GM

Спонтанно принятое советом директоров GM решение оставить Opel в структуре концерна нельзя назвать безосновательным. GM действительно нуждается в прочных позициях на европейском рынке — особенно если сделка по продаже Saab автомобильной компании Koenigsegg будет завершена и GM лишится всех своих активов на привлекательном европейском рынке. Кроме того, включающая в себя марки Opel и Vauxhall Adam Opel GmbH действительно является весьма ценным активом GM. Согласно анализу компании НАПИ, «доля Opel/Vauxhall в общем объеме продаж GM составила в 2008 году 18%, при этом данные марки показывали наиболее стабильную динамику продаж. В 2007–2008 годах глобальные продажи Opel снизились только на 10,9%, тогда как прочие марки в портфеле GM упали более чем на 20%, и лишь Daewoo и Chevrolet показали падение на 10 и 8,4% соответственно. По результатам первого полугодия 2009 года Opel также показала наименьшее падение среди всех прочих марок в портфеле GM, уступив лишь Holden (GM в Австралии) и Buick. Кроме того, доля General Motors на внутреннем рынке США стабильно снижается с 1990 года и к 2008 году сократилась с 35,15 до 21,93%. В Северной Америке продукцию Ford, GM, Chrysler в течение 18 лет постоянно теснили японские марки Toyota, Mitsubishi, Nissan, а также корейская Hyundai. Привлекательность внутреннего рынка для GM стала снижаться, значение зарубежных рынков — расти». В такой ситуации концерну GM, оздоровленному госвливаниями, было жизненно необходимо сохранить Opel — и весь вопрос упирался лишь в то, насколько изящно будет проведена операция выхода из сделки. Но именно изящества руководству GM и не хватило.

Фритц Хендерсон попробовал загасить эту бурю, прилетев в Германию со специальным визитом и даже дав примирительное интервью немецкому телевидению. «Мы сожалеем, что наше решение стало неожиданностью для Германии», — сказал Хендерсон. Впрочем, его сдержанные извинения тонули в прокатившихся по стране демонстрациях возмущения. «We don’t need sex — our management fucks us every day! («Нам не нужен секс — наш менеджмент трахает нас каждый день!») — с такими плакатами, для пущей ясности украшенными логотипом GM, работники немецкого Opel вышли на предупредительную забастовку уже спустя сутки после объявления о новых планах GM.

Отказ GM от сделки ставит крест на надеждах немецких рабочих сохранить свои места. Ведь если продажа Opel консорциуму Сбербанка и Magna за деньги немецкого правительства гарантировала немецким сотрудникам сохранность их рабочих мест (настолько, что немцы могли позволить себе даже ездить в бельгийский Антверпен, чтобы поддерживать забастовку бельгийских работников Opel, протестовавших против планов сокращения рабочих мест в Бельгии и Великобритании), то нынешние планы GM грозят оказаться куда более радикальными.

Пока что предполагается, что GM сократит не менее 20% европейского персонала, уволив не менее 10 тыс. из 50 тыс. сотрудников. По словам Фритца Хендерсона, расходы в компании должны быть сокращены на 30%. При этом общий объем инвестиций в санацию Opel составит от 3 млрд до 3,3 млрд евро. Это в два с лишним раза меньше, чем объем инвестиций в рамках концепции Сбербанка и Magna, и почти в три раза меньше, чем сумма, которая, по мнению агентства Moody’s, требуется для настоящей санации Opel.

Руководство GM пока не говорит ничего конкретного о закрытии заводов Opel, лишь высказывая предположения, что в Германии могут быть закрыты два завода — в Бохуме и Эйзенахе. На этих предприятиях занято 6,7 тыс. сотрудников, их суммарная производственная мощность составляет 350 тыс. автомобилей и 520 тыс. трансмиссий в год. Так что даже если закрытия ограничатся этими заводами, общий объем увольнений внутри немецкого Opel составит 26% от нынешней численности персонала. Неясной остается, однако, судьба оставшихся двух немецких заводов: в Рюссельсхайме и Кайзерслаутерне. По одним сведениям, их тоже предполагается закрыть, по другим — радикально сократить производство или же приостановить его на два-три года. Более точные планы GM пока что публике не представлены.

В ходе своего визита в Германию Фритц Хендерсон заявил, что подробный план реструктуризации будет представлен правительствам европейских стран, на территории которых расположены заводы Adam Opel, «в течение ближайших недель», но точных сроков не назвал.

Сделку по продаже Opel сорвал человек, приведенный в руководство GM самим президентом США, а значит, описывать случившееся как стечение обстоятельств или исключительно бизнес-решение по меньшей мере наивно

Долги-невозвращенцы

Между тем уверенные заявления менеджмента GM о готовящемся плане реструктуризации компании пока что не подтверждаются действиями. Решения по Opel больше похожи не на разработку подробных планов, а на спешное латание дыр. Так, руководству GM не удалось найти подходящей кандидатуры на освободившийся после увольнения Карла-Петера Форстера пост главы GM Europe. В итоге временным, как подчеркивается, главой европейского GM стал 59-летний британец Ник Рейли, ранее курировавший зарубежную деятельность концерна. Рейли известен как крайне жесткий менеджер, осуществлявший закрытие заводов в Великобритании, а также присоединивший к GM корейского производителя Daewoo, — так что даже в качестве временного руководителя он не сулит немецким заводам ничего хорошего.

На фоне хаотичной политики руководства GM одним из главных вопросов для властей Германии становится оказание Opel финансовой поддержки, предполагавшейся в случае приобретения Opel российско-канадским консорциумом. Министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле уже высказался за поддержку Opel вне зависимости от политики GM, заявив, что на первом месте для Германии стоят немецкие рабочие места и их надо поддерживать, даже если финансирование GM непопулярно в глазах граждан. А либеральный министр экономики Райнер Брюдерле занял более скептическую позицию: «Мяч сейчас на половине GM, и следующий ход должен исходить от них, а не из Берлина», — сказал он. К сдержанности призывают политиков и немецкие экономисты. Президент института экономических исследований IWH Ульрих Блум призвал немецкие власти «сохранять спокойствие и не давать GM ни цента» — и, видимо, пока что власти ФРГ будут следовать именно этому совету. По крайней мере, Ангела Меркель уже заявила, что реформирование Opel может произойти лишь в том случае, если «большую часть финансирования возьмет на себя GM» — что, впрочем, не исключает участия правительства ФРГ в субсидировании Opel.

 pic_text2 Фото: AP
Фото: AP

Очевидно, что максимальное давление на федеральное правительство в ближайшие недели будет исходить от руководства федеральных земель, в которых располагаются предназначенные к закрытию заводы Opel. Именно федеральные земли — идеальный объект для шантажа закрытием заводов, и, в свою очередь, они могут оказывать давление на Берлин. Так, министр экономики Тюрингии Маттиас Махниг (в Тюрингии находится завод Opel под Эйзенахом) уже заявил, что «поддержка Opel является задачей экономической политики, если мы действительно хотим, чтобы у Opel было будущее». Не меньшее давление на Ангелу Меркель исходит и из Нижней Саксонии, где закрытие грозит заводу в Бохуме. Необходимо напомнить, что Бохум уже лишился в этом году крупного завода компании Nokia по сборке мобильных телефонов — и закрытия еще одного завода располагающийся в депрессивном Рурском районе Бохум может не пережить. Политики Тюрингии, Северного Рейна-Вестфалии, Гессена и Нижней Саксонии тоже обратились к федеральному правительству с просьбой провести «встречу на высшем уровне», посвященную спасению Opel — теперь в рамках GM.

Между тем в схватке с GM правительство ФРГ выглядит обезоруженным. Единственным рычагом давления, оставшимся в руках у немецких властей, является кредит, взятый американцами у немецкого правительства этим летом и до сих пор не выплаченный. Тогда власти ФРГ предоставили GM стабилизационную кредитную линию объемом 1,5 млрд евро — из этой суммы GM воспользовался 800 млн евро, из которых, в свою очередь, вернул лишь 200 миллионов. Оставшиеся 600 млн Фритц Хендерсон пообещал вернуть властям Германии до конца ноября — однако трудно себе представить, что, даже если деньги не будут возвращены, эта задолженность может стать серьезным аргументом против компании, которая ежемесячно теряет на одном только Adam Opel GmbH 300 млн евро. Возврат кредита Германии будет осложняться еще и тем, что даже в высшем руководстве GM имеются серьезные разногласия относительно того, насколько успешным выглядит ближайшее финансовое будущее концерна. Так, если Фритц Хендерсон заявил на прошлой неделе, что GM вернет себе финансовую устойчивость уже в 2010 году и тогда же вернется на фондовый рынок, то глава совета директоров назначенец Обамы Эдвард Уитэйкр немедленно поправил менеджера, сказав, что он считает подобные утверждения излишне позитивными и не уверен в выходе GM на биржу в следующем году. Не смог Уитэйкр и уточнить, когда GM будет способен рассчитаться по кредиту в 6,7 млрд долларов, предоставленному концерну американскими властями. По словам Уитэйкра, GM сможет «начать возвращать» кредит до конца этого года, однако деталей он не уточнил.

Так что очевидно, что у GM куда больше рычагов давления на заинтересованных в сохранении рабочих мест представителей европейских правительств, чем у тех — на GM. Радикально прагматичная и лишенная всяких сантиментов позиция GM, продемонстрированная концерном в последние месяцы, показывает: концерн будет использовать любое свое преимущество для выбивания из европейских властей всех возможных уступок. По жесткому выражению Руди Кенниса, представителя работников GM Europe и вице-председателя производственного совета GM Europe, «GM режет очень глубоко и собирается устроить европейскую кровавую баню, чтобы получить деньги европейских налогоплательщиков». В этой операции GM действительно достиг необыкновенных успехов.

Берлин