Повестка консолидированной элиты

16 ноября 2009, 00:00

Дмитрий Медведев создал свою повестку дня — это ясно показало послание Федеральному собранию. Структурные сдвиги в экономике России за счет масштабной технологической и социальной модернизации, постепенное расширение политической конкуренции, внешняя политика, отвечающая задачам внутреннего развития страны…

На ближайшие годы эта повестка станет заглавной для российской политики, и именно с ней страна подойдет к президентским выборам 2012 года. Медведев нащупывал эту повестку начиная со своих предвыборных речей (неоднократно цитировавшиеся четыре «и» — институты, инновации, инфраструктура, инвестиции). Нетрудно заметить: то, что он говорит сейчас, лежит в прежнем русле, но несравнимо глубже проработано.

Политизированную публику смущает диссонанс между историческим масштабом задач, о которых говорит Медведев, и сугубой осторожностью его действий. Толкования варьируются от тезиса о слабости и несамостоятельности президента до обвинений в злоупотреблении политическим пиаром. Но более вероятно, что политизированная публика не вполне улавливает суть стратегии президента.

Конечно, многим привычнее мыслить в логике прямолинейной, подчас силовой политики. Так думают даже те, кто требует от президента ускоренной демократизации: и те из них, кто требует поскорее все «либерализовать», и те, кто, напротив, жаждет, чтобы президент взялся «наводить демократию» железной рукой. Еще пару недель назад в очередном докладе Института современного развития Медведеву предлагали создать новую, параллельную вертикаль власти: мол, со старой все равно не справишься. Как будто в политике не существует ничего, кроме вертикалей.

Логика Медведева шире. У него не много шансов утвердиться в качестве лидера, опираясь на жесткие механизмы. За ним не стоит корпорация вроде той, на которую опирался Владимир Путин. А вот создать в стране новую общественную атмосферу, которая сама по себе выталкивала бы наверх нужные ему темы, Медведев может. Собран новый состав совета по развитию гражданского общества, бывший лидер Союза правых сил назначен губернатором — и вот уже оранжеватого оттенка оппозиционеры говорят о сотрудничестве с властью.

Ушли в отставку пара заподозренных в коррупции судей — возникает надежда на перемены к лучшему в российском суде. Назначен новый президент Ингушетии, его политика примирения и доверия получает беспрецедентное одобрение со стороны всего общества — и это рифмуется с заявлениями Медведева о гражданском диалоге. Статья «Россия, вперед!» и президентское послание ложатся на уже подготовленную почву. Причем инициатором перемен видится уже не только президент, но и общество: не зря Медведев в послании столь активно ссылался на отклики читателей на его статью.

В январе 2005 года «Эксперт» писал, что России совершенно необходима консолидация элиты. Кажется, этот процесс подходит к важному рубежу. С одной стороны, повестка Медведева российской элитой принята — тон разговоров об инновациях в высоких кабинетах явно стал более серьезным. С другой — плавное отпускание вожжей во внутренней политике стало возможным именно благодаря тому, что начинают возникать контуры элитного консенсуса. И одним из его элементов становится императив качественного экономического рывка, технологической модернизации — в сочетании с модернизацией социально-политической и в рамках демократических механизмов. Звучит в самом деле непривычно.

Но только такой и может быть полноценная модернизация в современных условиях. Понятно, что за модернизационный рывок в любом случае кто-то должен будет заплатить: ограничением аппетитов, напряженным трудом. Но совсем не обязательно в качестве примера брать опыты мобилизационных рывков периода первичной индустриализации, проводившиеся в конкретных исторических обстоятельствах и при наличии избыточных человеческих ресурсов.

Сегодня наше общество иное, иными должны быть и механизмы модернизации. Положение таково, что без реальной экономической и технической модернизации, без построения современного свободного общества мы просто не сможем сохранить Россию. Если актуальная задача не будет решена, не появится более «умной» политики и «умной» экономики, страна рассыплется под грузом накопившихся проблем.