Снять национальный флаг

Александр Кокшаров
23 ноября 2009, 00:00

Слияние британской British Airways и испанской Iberia станет началом новой волны консолидации авиационной отрасли

После полутора лет переговоров авиакомпании British Airways (BA) и Iberia договорились об объединении. Сам процесс слияния займет около года и потребует одобрения антимонопольных органов. В результате сделки появится пятая в мире и крупнейшая в Европе авиакомпания. Но главное, впрочем, не размер: маршрутные сети ВА и Iberia очень хорошо дополняют друг с друга, что делает объединенную компанию одним из самых конкурентоспособных игроков на рынке пассажирских авиаперевозок.

Так, у British Airways сильные позиции на трансатлантических маршрутах из Европы в Северную Америку, а также в главных аэропортах Азии, включая бывшие британские колониальные форпосты Сингапур и Гонконг. Iberia же — лидирующий европейский перевозчик на латиноамериканских маршрутах. По числу пассажиров объединенная британо-испанская BA-Iberia, которая в 2008 году перевезла бы 62 млн пассажиров, обойдет малобюджетную Ryanair (57,6 млн), немецкую Lufthansa (54,7 млн) и франко-голландскую Air France-KLM (50,5 млн). В сумме у новой BA-Iberia будет 419 самолетов и 205 маршрутов, причем маршрутная сеть станет опираться на два ведущих аэропорта Европы — лондонский Хитроу (67,1 млн пассажиров в 2008 году) и мадридский Барахас (50,8 млн). Оба хаба расположены на самом западе Европы, что делает пересадки на трансатлантические рейсы в них удобнее, чем во Франкфурте или в Вене.

Сделка — знак новой волны консолидации авиаперевозчиков. Эта консолидация, которая приведет к появлению подлинно международных авиакомпаний, является вынужденной (мировая авиационная отрасль несет сегодня огромные убытки), но в итоге она повысит эффективность индустрии и позволит компаниям предложить пассажирам более привлекательные цены и удобные маршруты.

Впрочем, чтобы укрупнение в авиационной отрасли набрало обороты, национальные правительства еще должны открыть свои рынки для слияний и свободы перелетов. Судя по последним решениям на межправительственном уровне, власти многих стран это понимают и готовы отказываться от протекционизма, подталкивая авиакомпании к укрупнению.

British Aerolineas

В рамках слияния BA и Iberia акционеры ВА получат 55% акций новой холдинговой компании (название окончательно не определено, пока используется название TopCo), акционеры Iberia — 45%. Штаб-квартира новой авиакомпании будет расположена в Лондоне. Новое предприятие будет зарегистрировано в Испании для целей налогообложения, но его акции будут котироваться на бирже в Лондоне. Объединение ВА и Iberia, таким образом, стало весьма похожим на сделку по слиянию Air France и KLM в 2004 году.

Впрочем, авиакомпании договорились, что Iberia сможет отказаться от слияния, если будет недовольна действиями ВА по управлению пенсионной системой для своих сотрудников (вопрос пенсионного фонда British Airways — едва ли не самый спорный из тех, что обсуждались в ходе долгих переговоров).

«Слияние создаст сильную европейскую авиакомпанию, которая будет способна конкурировать в XXI веке, — прокомментировал сообщение о сделке президент BA Уилли Уолш. — Обе компании сохранят свои бренды и историческое наследие, однако достигнут значительного эффекта синергии, объединив свои усилия».

В новой группе British Airways и Iberia сохранят свои отдельные корпоративные структуры, чтобы удержать права на международные маршруты, которые в большинстве случаев регулируются соответствующими межправительственными соглашениями. Если бы ВА поглотила Iberia без создания новой холдинговой структуры, то британская авиакомпания рисковала бы потерять права на выполнение многих международных маршрутов.

Бренды, логотипы, языковая политика и корпоративная культура двух авиакомпаний также будут сохранены: British Airlines намерена оставаться британским по характеру перевозчиком, а Iberia — испанским.

Эффект синергии позволит экономить до 600 млн долларов в год за счет сокращения расходов на информационные технологии, техническое обслуживание и бэк-офис. Впрочем, вначале компаниям придется потратить 350 млн долларов на процедуру слияния.

Вынужденный альянс

Экономить придется обоим авиаперевозчикам, серьезно пострадавшим от сокращения доходов в результате кризиса. Суммарный оборот BA-Iberia в 2008/09 финансовом году составил 22,3 млрд долларов, но при этом обе компании несут убытки. Так, с апреля по сентябрь потери ВА достигли 490 млн долларов, убытки Iberia за тот же период превысили 133 млн. Причина — сокращение в последние полтора года пассажиропотока, особенно числа пассажиров бизнес-класса на трансатлантических рейсах.

Возможность слияния British Airways и Iberia, входящих в созданный еще в 1999 году альянс OneWorld, аналитиками обсуждалась давно. ВА контролирует 13,5% акций испанского перевозчика и имеет опцион на покупку дополнительных бумаг. Экономический кризис лишь стал катализатором сделки. «Слияние позволит ВА и Iberia поддержать друг друга в сложные времена, когда конкуренция в авиационной отрасли значительно выросла», — сказал «Эксперту» Даглас Маквити, аналитик консалтинговой компании Arran Aerospace.

«British Airways и Iberia окажутся значительно сильнее вместе, чем поодиночке, особенно в плане своих маршрутных сетей. Если бы слияние не состоялось, им было бы гораздо сложнее конкурировать с более широкими маршрутными сетями Air France-KLM и Lufthansa», — говорит Герт Зонневелд, аналитик по авиации в лондонской брокерской конторе Panmure Gordon.

Действительно, консолидация авиа­отрасли в Европе идет быстро. Так, в 2007 году Lufthansa купила Swiss, а за последний год — Austrian Airlines, BMI (британского перевозчика второго эшелона) и 45% SN Brussels Airlines (с опционом покупки остальных 55% в 2011 году). Образованная в результате слияния в 2004 году Air France-KLM в начале текущего года приобрела 25% акций Alitalia (с возможностью покупки дополнительной доли акций в 2013 году). «В силу исторических и географических причин в Европе слишком много национальных перевозчиков. Уже давно понятно, что поддерживать такое количество авиакомпаний в ходе евроинтеграции будет невозможно. Останется несколько самых крупных, которые скупят все остальные», — считает Даглас Маквити.

Ужесточающаяся конкуренция в Европе подтолкнула Iberia и British Airways (последняя ранее вела переговоры о слияния и с голландской KLM, и с австралийской Quantas) друг к другу. «ВА и Iberia сливаются не потому, что им выгоднее быть вместе, а потому что им совсем невыгодно оставаться в одиночестве. Национальные перевозчики смогут выжить, только если они будут слишком крупными, чтобы их не мог купить конкурент. Без сделки ВА и Iberia выглядели бы совсем маленькими на фоне укрупняющихся Lufthansa или Air France-KLM», — уверен Стюарт Джеймс, аналитик по авиации в лондонском офисе инвестбанка Calyon.

Убрать барьеры

Консолидация авиакомпаний ранее обычно касалась национального рынка. Например, та же BA появилась в результате объединения BOAC, BEA и British Caledonian в 1970-х и 1980-х. Попытки слияний ВА с американскими перевозчиками пресекались регуляторами в Вашингтоне, не разрешающими иностранцам приобретать более 25% в своих компаниях. В результате авиакомпании в конце 1990-х стали формировать альянсы — Star, SkyTeam и OneWorld, оптимизируя маршруты и продавая билеты друг друга в рамках код-шеринга.

Сливаться авиаперевозчикам было по-прежнему сложно из-за ограничений национальных регуляторов. Исключением до недавних пор оставался Евросоюз, где правила общего рынка не запрещают объединяться, например, французской и итальянской авиакомпаниям. Соглашение «Открытое небо» между США и ЕС, вступившее в силу весной 2008 года, позволило авиакомпаниям участников выходить на рынки друг друга для проведения полетов, но не для осуществления слияний. США по-прежнему блокировали продажу своих авиакомпаний иностранцам «по стратегическим соображениям».

Теперь ситуация может измениться. Всего через три дня после объявления о сделке между ВА и Iberia в Монреале было принято соглашение, которое позволит авиакомпаниям из подписавших его стран получать доступ к международным рынкам капитала, сократить ограничения по доступу на рынок и предоставить авиакомпаниям больше свободы в ценообразовании. Разработанный в Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA) документ «Повестка дня для свободы» подписало всего восемь участников — Чили, Малайзия, Панама, Сингапур, Швейцария, ОАЭ, США и ЕС. Но на них приходится 60% мировых воздушных перевозок, поэтому эффект может оказаться весьма значительным.

Мировая авиаотрасль — одна из наиболее фрагментированных в мире. В IATA состоит 230 авиакомпаний, а общее число операторов воздушного транспорта в мире превышает полторы тысячи. На десять крупнейших мировых компаний приходится всего 30% общего объема рынка в 490 млрд долларов. Для сравнения: на десятку ведущих производителей автомобилей приходится 75% куда большего по объему — 2 трлн долларов — рынка. По оценкам IATA, за последние 60 лет авиаперевозки обеспечили доходы в 11 трлн долларов, но чистая прибыль составила лишь 32 млрд, что означает норму прибыли всего в 0,3%. Только за последнее десятилетие убытки отрасли превысили 53 млрд долларов, в том числе более 10 млрд долларов в 2008 году и ожидаемые 9 млрд в нынешнем.

«Либерализация позволит повысить связанность полетов авиакомпаний. По оценкам IATA, снятие барьеров для авиа­компаний и консолидация приведут к росту пассажиропотока на 63 процента, создадут 24 миллиона рабочих мест и почти вдвое увеличат размеры отрасли в целому по миру», — рассказал «Эксперту» Алан Крофорд, экономист консалтинговой компании RBB Economics.

В IATA ожидают, что к соглашению «Повестка дня для свободы» в ближайшее время также присоединятся Марокко, Индия, Австралия, Новая Зеландия и другие страны, что позволит либерализовать около 75% мирового авиарынка и начать волну глобальной консолидации.

Лондон