Косметический ремонт

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
7 декабря 2009, 00:00

Американцы больше не преследуют амбициозных целей в Афганистане. Согласно их новому плану, эта страна должна отказаться от попыток централизации и вернуться в состояние феодальной раздробленности

Во вторник 1 декабря администрация Обамы обнародовала новую стратегию по Афганистану. Ее основные пункты показывают, что США фактически проиграли кампанию. Разработанный план — это попытка исправить самые серьезные ошибки и выйти из конфликта с наименьшими потерями для имиджа Штатов. В нынешней политической ситуации Обаме совершенно необходима хотя бы видимость победы в Афганистане. Афганская кампания наряду с реформой системы здравоохранения является личным проектом президента, и, по мнению аналитиков, без ее успешного завершения Бараку Обаме будет крайне сложно переизбраться на второй срок в 2012 году.

Чтобы вывод войск мог хотя бы отдаленно напоминать успех, Вашингтон полностью пересмотрел свои цели и задачи в этой стране, сделав их более прагматичными и достижимыми. Вместо построения государства президент берет курс на выборочную ликвидацию наиболее радикальных элементов антизападной коалиции. Вместо коррумпированной и дискредитировавшей себя центральной власти в лице администрации Хамида Карзая Барак Обама будет поддерживать местных лидеров в провинциях, фактически провоцируя децентрализацию Афганистана.

Для всех остальных заинтересованных стран (за исключением Пакистана, о судьбе которого США позаботятся) «постамериканский» Афганистан превращается в большую головную боль. При отсутствии даже намека на центральную власть поток наркотиков из этой страны вырастет в разы, что сразу же почувствуют на себе Европа, Россия и Иран. На территории Афганистана вновь разрастутся учебные лагеря среднеазиатских террористических группировок, которые постараются дестабилизировать обстановку в Узбекистане и Таджикистане. И в этой ситуации США, сохранив после своего ухода тесные отношения с местными полевыми командирами и губернаторами, смогут создать в регионе «управляемый хаос» и извлекать из него стратегические выгоды.

Курс на феодализм

По словам президента, целью США станут исключительно «разрушение, разоружение и победа над “Аль-Каидой” в Афганистане и Пакистане», а также лишение данной организации возможности в будущем угрожать США и их союзникам. Брать на себя ответственность за судьбу этой страны Обама отказался. «Как президент, я отказываюсь ставить цели, которые выходят за пределы нашей ответственности, наших возможностей и наших интересов… Ответственность за свою… безопасность должен взять на себя афганский народ… у Америки нет желания участвовать в бесконечной войне в Афганистане».

Американский президент в своей речи выделил три положения, на которых будет базироваться новая стратегия. Прежде всего это интенсификация боевых операций против талибов. По словам Обамы, в следующем году США увеличат свой воинский афганский контингент на 30 тыс. человек (большая часть будет направлена в боевые части, а 5 тыс. займутся обучением афганских солдат), что обойдется американским налогоплательщикам в 30 млрд долларов. Он выразил надежду, что еще 10 тыс. солдат предоставят американские союзники. По словам американских генералов, нынешнего более чем стотысячного коалиционного контингента (68 тыс. американских военных и еще около 45 тыс. союзных сил) недостаточно. Командующий союзным контингентом в Афганистане генерал Стэнли Маккристал прямо говорит о том, что без значительного подкрепления поражение коалиционных сил станет неизбежным.

Кроме того, президент намерен сделать упор не на увеличение поддержки коррупционных кабульских властей, а на прямое сотрудничество с лидерами на местах: «Несмотря на то что нынешнее правительство Афганистана легитимно и избрано народом, его работе препятствуют коррупция, наркоторговля, неразвитая экономика и неэффективные силы правопорядка… Время, когда мы давали карт-бланш, уже прошло… Мы поддержим тех афганских министров, губернаторов и местных лидеров, которые борются с коррупцией». И наконец, Обама добавил, что США будут «проводить политику с полным пониманием того, что успешность действий в Афганистане неразрывно будет связана с сотрудничеством с Пакистаном». В Вашингтоне открыто признали, что ситуация в этих двух странах представляет единую проблему, которую надо решать целостно.

По словам американского президента, при успешной реализации новой стратегии вывод американских войск из Афганистана начнется летом 2011 года.

Конгресс против

Новая стратегия Обамы вызвала резкую критику в США — причем как со стороны демократов, так и со стороны республиканцев: никого не устраивает компромисс.

Однопартийцы Обамы, особенно из левого крыла партии, ругают президента за то, что он увяз в ненужной и непопулярной кампании. В целом, согласно данным опроса Gallup, лишь 17% демократов одобряют решение президента по усилению контингента, тогда как 57% считают, что необходимо, наоборот, уже сейчас начать вывод войск. «Афганская кампания становится “войной Обамы” — и демократы в Конгрессе не хотят, чтобы эта кампания стала “войной Демократической партии”», — объясняет реакцию демократического истеблишмента британская Guardian. Защищая свою репутацию и кресло на Капитолии, конгрессмены-демократы указывают президенту на несвоевременность интенсификации подобных действий в разгар кризиса. На 2010-й финансовый год в американском бюджете заложены общие траты на афганскую и иракскую операции в размере 130 млрд долларов. Сейчас конгрессмены опасаются, что этой суммы не хватит даже на один Афганистан. Есть и другая проблема. «Как мы можем просить американский народ заплатить высокую цену своими жизнями и своими деньгами, если у нас нет надежного партнера?» — говорит спикер палаты представителей Нэнси Пелози, намекая на общеизвестную неэффективность администрации Карзая.

Республиканцы же, напротив, корят Обаму за недостаточную решительность и оперативность в принятии решений. По словам бывшего вице-президента США Дика Чейни, верховный главнокомандующий не должен принимать решения «исходя из мелочных политических мотивов, пытаясь найти баланс между разными соперничающими группами в обществе». Еще одной ошибкой Обамы, по мнению Чейни, является обозначение даты начала вывода войск из Афганистана.

Также республиканские политики и эксперты считают, что необходимо было увеличивать американский контингент не на 30, а на 60 тысяч — как и просил генерал Маккристал. Тем более когда становится очевидным, что союзники не собираются серьезно расширять свое военное присутствие в Афганистане. Так, Польша — страна, которая активнее остальных восточноевропейских государств претендует на «особые отношения» с Вашингтоном, — готова отправить лишь тысячу солдат. Британский премьер Гордон Браун говорит и вовсе только о 500, между тем все больше и больше англичан ратует за вывод войск из Афганистана (нынешний месяц стал самым кровавым для британской армии со времен Фолклендской войны). По данным британской The Financial Times, союзники смогут предоставить Соединенным Штатам в лучшем случае лишь три-четыре тысячи дополнительных бойцов. Европейские лидеры не готовы рисковать своей политической репутацией ради участия в войне, которую считают уже проигранной.

Уходят, чтобы остаться

Однако если Обаме все же удастся провести свою стратегию через Конгресс и успешно воплотить ее, то у США появится возможность не только достойно выйти из афганской авантюры, но и извлечь из нее выгоды. Де-факто итогом новой стратегии должны стать физическая ликвидация наиболее непримиримой и исламизированной части антизападной коалиции и налаживание тесных отношений с племенными вождями. США уверены в том, что в этом случае после занятия Кабула антизападная коалиция, объединенная лишь идеей освобождения страны, распадется, и Афганистан вернется в традиционное для него состояние феодальной раздробленности. Прежде всего исполнение этой в принципе несложной задачи поможет американцам уйти из Афганистана победителями и сохранить имидж великой державы.

Что касается более практических моментов, то отсутствие мощной центральной исламистской силы в Афганистане (какой был в свое время Талибан) позволит гарантировать безопасность американского союзника — Пакистана и его ядерного оружия. Связанные с Вашингтоном местные пуштунские вожди будут заботиться прежде всего о защите собственных вотчин от соседей и об увеличении доходов от наркоторговли. А не об «экспорте исламской революции» в сопредельные, дружественные Соединенным Штатам страны — не говоря уже о попытках получить пакистанское ядерное оружие и превратить его в «ядерный меч ислама».

В то же время раздробленный Афганистан с процветающей в нем наркоторговлей станет серьезной проблемой для соперников США — в первую очередь для Ирана и России. А связи Вашингтона с местными вождями позволят американцам регулировать и направлять их действия. Страх среднеазиатских лидеров, прежде всего президента Узбекистана Ислама Каримова, перед угрозой из Афганистана может помочь США усилить свои позиции в этом регионе.

В такой ситуации России, поддерживающей США в Афганистане, необходимо заранее просчитать последствия. Стоит готовиться к еще большему наплыву афганских наркотиков и пытаться организовать взаимодействие с властями среднеазиатских государств в борьбе с возникающей угрозой. И возможно, пересмотреть свое решение об активной поддержке операции США в Афганистане.