Все только начинается

21 декабря 2009, 00:00

Итак, Госдума приняла «Закон о регулировании торговой деятельности», блуждавший по коридорам власти около двух лет. Теперь и не упомнишь, кто первый превратил этот закон, изначально направленный на упорядочение правил игры в отрасли (к примеру, отделение стационарной торговли от нестационарной), в поле битвы за права несчастных производителей против алчных розничных сетей. Скорее всего, это был бывший министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, заметивший, что продукция крестьян с трудом попадает в сетевые магазины. Он обвинил в этом ритейлеров, берущих «плату за полку», начисто игнорируя тот факт, что мелкие хозяйства просто не готовы удовлетворять требованиям цивилизованной торговли: они не могут по отдельности организовать равномерные поставки продукции требуемого качества. Конечно, обвинить во всем торговлю было легче, чем вплотную заняться делом, прямо входящим в компетенцию министерства, — созданием сельскохозяйственных сбытовых кооперативов.

К Минсельхозу присоединилась Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Проанализировав несколько договоров о поставках товаров в сети, ФАС нашла в них пункты, дискриминирующие поставщиков. Между тем исследование, проведенное крупнейшим российским специалистом в экономике торговли Вадимом Радаевым с помощью корректной методики, показало: самые одиозные пункты договоров, ставящиеся в упрек сетям, фигурируют лишь в единичных случаях. А в целом практика договоров вполне рыночна, и многое в ней имеет экономический смысл. Тем не менее ФАС стала настаивать на введении для ритейла более низкого, чем для других отраслей, порога доминирования на рынках, чтобы ограничить экспансию сетей.

Кульминации интрига достигла летом 2009 года. К тому моменту торговому лобби удалось нейтрализовать закон, не допустив включения в текст «антимонопольной статьи», в которой порог доминирования определялся в 15% рынка. Но буквально в ночь передачи правительственного проекта в Думу антимонопольная статья в нем вновь возникла. Правда, порог доминирования был повышен до 25%. По его достижении сети не имеют права приобретать и строить на данном рынке торговые площади.

Проект закона был принят в первом чтении и стал обрастать поправками, в том числе самыми жесткими. Поскольку с торговлей сталкивается каждый гражданин страны, закон оказался привлекательным поводом для популистских игр некоторых думцев. Скажем, предлагалось ограничить размер розничных надбавок, якобы в интересах потребителей, страдающих от повышения цен. При этом не принимался во внимание уже доказанный факт более медленного роста цен в сетевой торговле по сравнению с инфляцией. Так же, как и опыт советского регулирования цен, приведшего к тотальному дефициту. В принятом законе это предложение не учтено, но, судя по всему, борьба шла до последнего: второе чтение неоднократно откладывалось, а в декабре свои поправки внесла даже администрация президента.

Итак, закон запрещает практику взимания бонусов с поставщиков, кроме платы за достигнутые объемы продаж их продукции, да и она ограничена 10% от цены проданного товара. Очевидно, в итоге магазины сузят ассортимент и повысят цены. Ведь плата за полку, снижая риски сетей, позволяла появиться в торговле новым видам товаров — теперь торговля будет брать товар только со 100-процентной гарантией спроса. Кроме того, плата, взимавшаяся с поставщиков, покрывала часть расходов по торговой деятельности, что давало возможность торговцам снижать наценки на товары для конечного потребителя. Теперь же за все будет расплачиваться покупатель.

Однако принес закон и хорошие новости. Во-первых, в чем-то он не так строг к рознице, как можно было ожидать. В него внесены положения, позволяющие уравнивать рыночную силу сетей и поставщиков. Раньше только на сети накладывалась обязанность раскрывать условия договоров, чтобы ни один из поставщиков не был дискриминирован. В дошедшем до финиша варианте такая же обязанность накладывается и на поставщиков. Во-вторых, хотя пресловутая антимонопольная статья и говорит о том, что 25-процентный порог распространяется на деятельность сетей во всех муниципальных образованиях страны, методики подсчета рыночной доли на таком уровне пока не существует. Спохватившись, ФАС даже предлагала отложить введение этой нормы до 2014 года. Но против этого выступило торговое лобби. Соображение тут такое. Если кто-то начнет обвинять сети в достижении порога доминирования на муниципальном уровне, они легко отобьются в судах. Стало быть, есть шанс показать уже сейчас неприменимость закона.