Гоцзинь миньтуй

Марк Завадский
18 января 2010, 00:00

В 2009 году Китаю удалось переломить кризис и выйти на привычные для себя показатели экономического развития. В 2010 году он может позволить себе задуматься о более серьезных проблемах

Весь прошлый год аналитики обсуждали плачевное состояние китайского экспорта, печальное будущее «мировой фабрики», а сами китайские власти твердили о необходимости отказаться от экспортной модели развития. Но, несмотря на закрытие сотен заводов, в 2009 году КНР стала крупнейшим экспортером мира, обогнав лидирующую до этого Германию, а доля Китая в общемировых экспортных потоках выросла до рекордных 10%.

Понятно, что в первую очередь это связано с кризисом в Европе и резким падением спроса на высокотехнологичную немецкую продукцию по всему миру, но этот курьез весьма показателен. В условиях глобального кризиса даже спад по одному из направлений в Китае приводит к улучшению его позиций в мире по сравнению с другими странами, где ситуация оказывается еще хуже.

Потому 2009 год без всяких сомнений можно назвать годом Китая. Второй раз после азиатского финансового кризиса 1997 года КНР выступает в роли спасителя, только на этот раз не уже не азиатской, а мировой экономики. Именно сохранение высоких темпов экономического роста в КНР во многом и позволило остановить нарастание общемирового кризиса доверия.

В 2009 году Китай добился очевидных успехов и на других стратегических направлениях внешнеэкономической политики — обеспечения доступа к природным ресурсам по всему миру, продвижения китайского юаня в качестве международной платежной валюты, выдвижения на лидирующие позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Даже на саммите в Копенгагене Китаю хоть и со скандалом, но удалось отстоять свои интересы: подписанные документы по борьбе с глобальным потеплением не содержат никаких конкретных ориентиров, которые могли бы затормозить развитие КНР. В Китае не отказываются от планов «озеленения» экономики, но дают понять, что готовы делать это только в своем темпе, без давления со стороны международного сообщества.

Теперь перед китайскими властями вновь встает важнейшая задача, решение которой пришлось отложить из-за финансового кризиса: изменить качество экономического роста, сделав экономику КНР более сбалансированной.

Перевыполнение планов

Китайские власти еще не обнародовали основную экономическую статистику за 2009 год, но уже сегодня ясно, что основные задачи экономика страны выполнила. Темпы экономического роста будут никак не ниже 8%, а скорее всего, на 1–1,5% выше. Дефицит бюджета удастся удержать на уровне 3%, дефляция уже осенью сменилась умеренной инфляцией, а рост внутреннего потребления в течение почти всего года измерялся двухзначными цифрами.

Китаю удалось добиться даже увеличения доходов бюджета — на 11% по сравнению с 2008 годом. Улучшились и показатели внешней торговли: в конце 2009 года падение экспорта сменилось подъемом (в декабре прирост составил 16% по отношению к тому же месяцу годом ранее). Импорт в Китае за тот же период вырос на 56%. Во многом это объясняется низкой стартовой базой в конце 2008 года, но не только — объемы торговли увеличились и по сравнению с декабрем докризисного 2007 года. В декабре 2009-го Китай экспортировал в США на 11% больше, чем в том же месяце двумя годами ранее, в страны АСЕАН — на 34%, в Японию — на 8%.

Весьма показательно и то, что, несмотря на общее падение экспорта из Китая в США на 15% в прошлом году, доля китайских товаров на американском рынке увеличилась до рекордных 19%, так как поставки из других стран сократились еще больше, чем китайские. Так что теперь на КНР приходится около 50% всего торгового дефицита США (в 2008 году на Китай приходилась треть торгового дефицита США). Иными словами, кризис существенно увеличил относительный вес Китая в мировой экономике.

Государство наступает

Этот успех был достигнут с помощью гигантских государственных финансовых вливаний, в первую очередь в инфраструктурные проекты — на различные строительные нужды пришлось более 70% всех финансовых потоков, выделенных в 2009 году в рамках антикризисного пакета мер. Китайские власти развернули масштабные стройки по всей стране с акцентом на относительно плохо развитые внутренние районы. Минувшей осенью корреспондент «Эксперта» побывал в провинциях Шэньси и Ганьсу, превратившихся в 2009 году в одну гигантскую стройплощадку. При этом складывалось впечатление, что строительство не всегда имело под собой рациональные основания — часть строившихся магистралей дублировали существующие, на которых и так почти не было транспорта.

Государственные инвестиции помогли удержать Китай на плаву, но привели к увеличению диспропорций в экономическом развитии страны. В китайской прессе ситуация в экономике в 2009 году часто описывается термином «гоцзинь миньтуй», что буквально переводится как «государство наступает, частный бизнес отступает». Основной объем кредитов распределялся государственными банками государственным предприятиям, частный бизнес был практически исключен из программ господдержки.

Государственные компании также выигрывают от планов китайских властей по консолидации ряда отраслей — угольной, сталелитейной, цементной, алюминиевой, автомобильной. В основном речь идет о поглощении крупными корпорациями с государственным участием своих более мелких конкурентов, и если в случае с угольной промышленностью это идет на пользу экономике, то в других сферах ситуация не столь однозначна. Руководители частных компаний жалуются, что их вынуждают к слиянию с менее успешными государственными структурами. Самый известный пример из прошлого года — вынужденное слияние двух сталелитейных компаний, сопровождавшееся акциями протеста рабочих.

В целом, по данным Всекитайской ассоциации промышленности и торговли, в первой половине 2009 года частные компании в КНР развивались медленнее государственных — впервые за последние десять лет.

Этот факт особенно значим, потому что в начале 2009 года Китай подошел к важному рубежу — число занятых в частном секторе практически сравнялось с государственным, теперь же, судя по всему, разрыв должен снова вырасти. Частный бизнес все чаще указывает на неравноправные условия конкуренции — в 2009 году китайские власти вложили десятки миллионов юаней в несколько убыточных крупных государственных авиакомпаний и в то же время отказали в поддержке частному авиаперевозчику Okay Airlines, что в итоге привело к его банкротству.

В ближайшие годы Китаю придется заново искать формулу баланса между государственным и частным сектором. Только так КНР удастся сохранить конкурентоспособность, необходимую для эффективной работы на мировых рынках.

В кризис китайские госкомпании получили преимущество: в первой половине 2009 года частные компании развивались медленнее государственных — впервые за последние десять лет

Чужими руками

Упрочились позиции Китая и на внешнеполитическом фронте. Так, Китаю удалось настоять на своем в вопросе о ревальвации юаня — несмотря на активную критику из США и Европы, курс юаня к доллару фактически оставался фиксированным в течение всего прошлого года.

В прошлом году окончательно сформировалась и стратегия Китая по решению важных международных вопросов — усиленная работа с развивающимися странами Азии и Африки не прошла даром, и теперь у КНР есть достаточное число верных сторонников, которые могут отстаивать интересы Китая, пока сам он будет формально оставаться в стороне. В том же Копенгагене представители Китая большую часть времени были за кулисами, за него на форуме «отдувались» развивающиеся страны Азии и Африки. В 2009 году КНР смогла закрепить свое положение лидера «униженных и оскорбленных» стран развивающегося мира.

1 января этого года начала официально действовать свободная экономическая зона между Китаем и АСЕАН, которая должна еще больше упрочить лидирующее положение КНР в ЮВА. Народный банк Китая подписал ряд своповых соглашений с центробанками стран региона, что может стать первым шагом по переводу двусторонних экономических отношений с доллара и евро на китайские юани. Фактически юань уже используется в качестве расчетной валюты в ряде сделок между Китаем и Мьянмой, Вьетнамом и Таиландом, а в Гонконге выпущены первые бонды, номинированные в юанях. В целом в Китае в ближайшие годы будут уделять большое внимание укреплению рынка юаневых ценных бумаг с фиксированным процентом. Это самый эффективный инструмент в руках Пекина, способный поколебать позиции доллара в АТР. Все чаще в КНР говорят и о грядущей конвертируемости юаня, теперь ожидается, что она будет достигнута еще до 2020 года.

Вновь о потреблении

2010 год обещает быть для Китая очень удачным, экономисты даже заговорили об угрозе перегрева экономики, если темпы роста экспорта превысят 10–11%. Чтобы избежать перегрева, в начале января в КНР были увеличены нормы обязательных банковских резервов. В 2009 году рост банковских кредитов достиг 30%, в этом году власти пытаются снизить прирост до 18%.

 pic_text1 Фото: Legion-Media
Фото: Legion-Media

В любом случае строительной вакханалии больше не будет. По оценкам аналитиков HSBC, в 2010 году доля инвестиций в строительство в пакете антикризисных мер снизится с 70 до 40%. Как говорится в официальном заявлении, выпущенном по итогам Рабочей экономической конференции в конце декабря прошлого года, китайские власти собираются «жестко контролировать новые строительные проекты, чтобы избежать бесконтрольного роста инвестиций в основные фонды». Ожидается, что темпы роста таких инвестиций снизятся с 33 до 23% — в основном речь будет идти о завершении масштабных строительных проектов, начатых еще в 2009 году.

Особенно жестко будут контролироваться инвестиции в отраслях, где производственные мощности сегодня превышают рыночные потребности: производство стали, цемента, стекла. Эти ограничения действуют еще с сентября прошлого года, но в конце декабря они были еще более ужесточены. Теперь частным компаниям запрещается выпускать акции или облигации для финансирования подобных проектов.

Высвободившиеся государственные ресурсы будут направлены на поддержку социальных проектов в области образования и здравоохранения, без которых в Китае невозможно по-настоящему стимулировать внутреннее потребление. В стране по-прежнему сохраняется одна из самых высоких норм сбережений в мире. Согласно последним опросам Народного банка Китая, именно высокая стоимость образования и медицинского обслуживания — две главные причины такого сверхосторожного поведения. «Я не верю, что склонность сберегать заложена китайцам в ДНК, дайте им уверенность в будущем, и они начнут потреблять», — такую оценку ситуации с китайскими сбережениями приводит в своем анализе старший экономист Morgan Stanley Стивен Роуч.

2010 год также может стать годом бума потребительского кредитования — ограничивая банки в выдаче промышленных кредитов, государство подталкивает их больше работать с населением. В последние месяцы 2009 года на потребительские кредиты приходилось уже около 50% всех новых банковских кредитов. Это также может способствовать снижению нормы сбережений в КНР — китайцы до сих пор, как правило, копят деньги для покупки товаров длительного пользования, вместо того чтобы занимать их под будущие доходы.

В любом случае в среднесрочной перспективе альтернативы развитию внутреннего потребления у Китая нет. Согласно исследованию МВФ, опубликованному в 2009 году, если структура экономического роста КНР не претерпит изменений, то для поддержания темпов роста на уровне 9–10% Китаю к 2020 году придется довести долю своего экспорта до 17% от мирового. Понятно, что сделать это нереально как по экономическим, так и по политическим причинам. Уже сегодня Китай сталкивается с протекционизмом со стороны развитых стран. Очевидно, что с ростом доли китайского экспорта эти тенденции будут только нарастать. Так что расширение внутреннего потребления — приоритет китайских властей не только на будущий год, но и на все наступившее десятилетие.

Гонконг