Поможем, только не деньгами

Новая антикризисная политика правительства становится адресной, точечной и конкретной. Правда, власти по-прежнему проявляют сдержанность, когда речь заходит о бюджетной поддержке экономики, но в области нефинансовых стимулирующих мер активность властей беспрецедентна

То, что антикризисная политика российского кабинета требует существенной «перезагрузки», было очевидно для всех, даже не слишком вникающих в тонкости гос­управления наблюдателей. С момента формирования действовавшего варианта антикризисной программы (она не была оформлена в единый документ, а представляла собой комплекс законов и постановлений правительства, принятых в октябре 2008-го — феврале 2009 года) прошло пусть и немного времени, но вполне достаточно для кардинальной смены макроэкономического контекста, а значит, и иерархии приоритетов экономической политики. К тому же накопился определенный опыт применения антикризисных инструментов, чтобы в новом варианте программы правильно акцентировать и масштабировать их дальнейшее использование.

Чтобы понять, насколько быстро в кризисную пору течет время, возьмемся проследить эволюцию такой составляющей антикризисной политики правительства, как адресные меры в отношении реального сектора экономики. В декабре 2008 года, когда разные крылья экономического блока кабинета (а таковых было и есть как минимум четыре: «антикризисная» комиссия Игоря Шувалова, Минэкономразвития, Минфин и аппарат правительства) несколько недель формировали, а потом в спорах сводили памятный список 295 системообразующих предприятий, мак­роэкономический фон был весьма драматичен. Спад в реальном секторе нарастал, никаких признаков дна еще не просматривалось, ЦБ тратил почти 20 млрд долларов в неделю для смягчения темпов падения рубля, а банки еще не пришли в себя от массового оттока депозитов, полностью заморозив выдачу новых и реструктуризацию старых кредитов. Акцент на адресные меры в той обстановке был вполне закономерным — правительство решило очертить некий каркас хозяйства («почта, телеграф, телефон»), который должен был выжить независимо от кризисной конъюнктуры, персон и мастерства собственников и топ-менеджеров. При этом, вообще говоря, можно было предположить — хотя бы исходя из количества потенциальных реципиентов поддержки, — что будет разработан некий стандартный пул инструментов адресной помощи компаниям и, что еще более важно, пул стандартных (и гласных — хотя это уже из области мечтаний) условий и процедур доступа к такой помощи. Эту надежду давал пример Агентства по страхованию вкладов, наладившего (с некоторыми оговорками и неприятными исключениями) конвейер стандартизованной санационной поддержки предбанкротных системообразующих банков. Однако в реальном секторе конвейер создать было нельзя. Адресную помощь получило немало компаний, но пакет помощи конфигурировался специальным образом. В этом сложном коктейле причудливо сочетались госгарантии по плохим кредитам, новые кредиты госбанков, взносы государства либо госкорпораций в уставный капитал и другие ингредиенты.

Госгарантии минимальны

Государственные гарантии как новое для российского рынка явление заслуживают отдельного разговора. Первые несколько месяцев механизм госгарантий буксовал вследствие неразработанности механизма их предоставления, делавшего их ис

У партнеров

    «Эксперт»
    №3 (689) 25 января 2010
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Поможем, только не деньгами

    Новая антикризисная политика правительства становится адресной, точечной и конкретной. Правда, власти по-прежнему проявляют сдержанность, когда речь заходит о бюджетной поддержке экономики, но в области нефинансовых стимулирующих мер активность властей беспрецедентна

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама