Кредитная пауза

Марина Тальская
1 февраля 2010, 00:00

Размораживание банковского кредитования ожидается не раньше второго квартала. И лишь при условии, что будет решена проблема восстановления спроса на продукцию отечественных предприятий

Кредитование продолжает стагнировать. Объем требований банков к нефинансовому сектору за прошедший год практически не изменился и с февраля 2009-го дрейфует у отметки 13,5 трлн рублей; на начало декабря среднегодовой прирост корпоративного кредитного портфеля в относительном выражении составил, по данным Банка России, символические 2,8%. В этом тысячелетии такого обвала кредитования мы еще не наблюдали: даже в середине прошлого года этот показатель исчислялся все-таки двузначной цифрой — 15–20%. Что тоже, конечно, весьма скромно по сравнению с результатами двух-трехлетней давности — около 50% прироста в год. Более того, нужно помнить, что в данных о кредитном портфеле учитываются и пролонгированные старые кредиты. Сколько таких, известно только Центробанку.

Нефтянку разлюбили

Кредитный пессимизм распределился по отраслям очень неравномерно: какие-то сегменты банки разлюбили, а к каким-то продолжали испытывать теплые чувства. Статистику кредитной задолженности по видам экономической деятельности Банк России с апреля прошлого года предлагает в новом, более детализированном формате, поэтому сопоставимыми являются только данные за восемь месяцев (апрель–ноябрь). Но и на этом отрезке четко прослеживаются тренды отраслевых банковских предпочтений.

Из всего агрегированного списка отраслей в особую немилость банкиров попали транспорт и связь, их обязательства перед банками сократились на 22,3%. Можно предположить, что основное сокращение пришлось именно на транспорт. Еще прошлой весной банкиры рассказывали, что осознанно приостанавливают выдачу кредитов игрокам этого сегмента, поскольку объем грузоперевозок с началом кризиса существенно снизился и транспортники стали нести убытки.

Вторым по уровню кредитных потерь оказался добывающий сектор — минус 18%. Особенно сильно (минус 28,5%, и это абсолютный рекорд) кислород был перекрыт заемщикам, ведущим добычу топливно-энергетических полезных ископаемых. Здесь, видимо, не последнюю роль сыграло сопутствующее кризису снижение спроса на энергоресурсы.

Кредитование обрабатывающих отраслей сократилось менее значительно, чем экономики в целом, всего на 3%. Наибольшие потери в доступе к кредитным ресурсам понесли металлурги, кредитный портфель в этом сегменте ужался почти на 10%. Тут тоже все понятно: в течение года отрасль изрядно штормило из-за сокращения спроса и обвала цен на мировых рынках.

Но были среди обрабатывающих секторов и отрасли, сумевшие нарастить объемы заемных средств. Так, сегмент по производству кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов за восемь месяцев увеличил объем кредитной задолженности на 16%. Пищевка, традиционно уважаемая банкирами, расширила заимствования почти на 8,5%.

Блок заемщиков, связанных с производством и распределением электроэнергии, газа и воды, увеличил свой кредитный портфель на 19%. Судя по всему, кредитование реформы электроэнергетики по-прежнему рассматривается банкирами как удачное вложение средств.

Как ни странно, выдача кредитов игрокам строительной отрасли за восемь месяцев сократилась весьма незначительно, всего на 0,2%. Объясняется это, видимо, тем, что изначально кредиты выдавались длинные и срок погашения многих из них еще не подошел. К тому же в течение прошлого года банки разрешали некоторым заемщикам достраивать объекты, находившиеся в высокой степени готовности, и пролонгировали ссуды. Некоторые крупные кредиты этой отрасли были реструктурированы. Так, осенью Банк Москвы помог «Главмосстрою» выполнить обязательства перед Альфа-банком (2,2 млрд рублей), а МДМ-банк реструктурировал компании AFI Development кредит объемом 150 млн долларов. В итоге удельный вес средств, предоставленных строителям, в общем кредитном портфеле остается по-прежнему высоким, около 9%, притом что еще два с половиной года назад эта доля составляла 5,5%.

Несущественно, примерно на 1,7%, сократился объем задолженности торговых предприятий. Правда, в одной строке с торговлей, по классификации ЦБ, значится также ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования. Поэтому доподлинно не известно, какой из перечисленных сегментов потянул статистику вниз. Впрочем, удельный вес этого сектора в кредитном портфеле банков по-прежнему остается самым высоким — 23,7%.

Не отрасль красит заемщика

По общей статистике можно судить о том, как менялись представления банков о надежности заемщиков тех или иных отраслей. Совпадают ли с общим трендом кредитные решения конкретных банков? И да, и нет.

Так, свежие кредиты энергетике (напомним — лидеру по приросту задолженности) обнаруживаются в портфелях многих банков. Номос-банк предоставил средства Ярославской сбытовой компании. Банк Москвы выдал кредит «Кубаньэнерго», МРСК Волги, МРСК Северо-Запада и Дальневосточной генерирующей компании. Банк «Глобэкс» открыл кредитную линию «Иркутскэнерго» и выдал кредит МРСК Северо-Запада.

Но одновременно банки не забывали и общестатистических аутсайдеров — предприятия добывающего сектора. В конце года Банк Москвы предоставил кредит «Татнефти», а Евразийский банк развития подписал кредитный договор с Сибирской угольной энергетической компанией (СУЭК). У ВТБ в октябре и ноябре кредитование предприятий нефтегазового комплекса и вовсе преобладало.

В целом же корректировка кредитной политики происходила в рамках тренда. «Если в конце 2008 года и в начале 2009-го был большой риск по предприятиям металлургической отрасли и машиностроения, то сейчас эти отрасли восстанавливаются. Пока еще нет тех объемов производства, которые были полтора-два года назад, но мы уже видим, что можно их кредитовать. Изменения есть и по торговле — те, кто смог пережить последний год, уже стабильно работают. В торговле в первую очередь остались те, кто вел сбалансированную и взвешенную кредитную политику до кризиса. На перевозки мы смотрим осторожно. На строительство — с оптимизмом, так же как и на работу с предприятиями бюджетной сферы», — рассказывает заместитель председателя правления банка «Возрождение» Людмила Гончарова.

Но, похоже, банк «Возрождение» едва ли не единственный, кто смотрит на строителей с оптимизмом: большинство банкиров не желает иметь дело с этой отраслью и, ожидая погашения прежних кредитов, выдачи новых избегает. «Еще в 2008 году серьезные проблемы начали испытывать строительный сектор и автодилеры. Мы стали смотреть на эти сектора с осторожностью, хотя кредитов под жилищное строительство у нас, по сути, почти не было и до кризиса. Строительный сектор диверсифицирован, и у нас в этом сегменте в основном были кредиты под промышленное строительство, в том числе объектов энергетической, транспортной инфраструктуры», — уточняет заместитель президента Номос-банка Ирина Гордеева.

Но в целом банкиры, по их словам, не склонны акцентироваться на принадлежности заемщика к той или иной отрасли. «В каждой отрасли, вне зависимости от того, насколько высок или низок риск в целом, есть и будут компании, которые в “хорошей” отрасли останутся очевидно “плохими”, и наоборот, в “плохой” отрасли окажутся очевидно “хорошими”», — утверждает один из управляющих банком. «То, как чувствуют себя те или иные компании, зависит не только от состояния отрасли. Много значит сам менеджмент, в том числе — насколько глубоко предприятие вложилось в инвестиционные проекты и облигационные займы», — продолжает тему Людмила Гончарова из «Возрождения».

Требования банков к заемщикам быстро возвращаются к прежним стандартам: удлиняются сроки кредитов, на докризисном уровне оцениваются залоги

Банки созрели

Создается впечатление, что банки готовы возрождать корпоративное кредитование. Эксперты утверждают, что уже в декабре произошел ощутимый на фоне предыдущей стагнации рывок, просто статистика его еще не зафиксировала.

О настроении банков свидетельствует также либерализация параметров кредитования и требований к заемщикам. «Идет удлинение сроков кредитов, поскольку заемщики настаивают на таких условиях. Стало возможным обсуждать вопрос овердрафтного кредитования — просто под хорошую выручку, под стабильный бизнес, — закрытого год назад. По-другому рассматривается стоимость обеспечения залога, его оценка. То есть наблюдается некоторое смягчение правил обеспечения против того, что было в начале 2009 года», — рассказывает Людмила Гончарова.

«Мы практически вернулись к докризисным требованиям к заемщику, — поддерживает коллегу Ирина Гордеева из Номос-банка. — Прежде стандартное обеспечение по кредиту составляло не менее 60 процентов, во время кризиса мы ушли в стопроцентное обеспечение, а сейчас опять вернулись к планке 60 процентов. Причем оценку этого обеспечения берем докризисную, ведь сейчас трудно оценивать рынок — сделок практически нет. Еще мы готовы рассматривать заявки заемщиков, у которых произошло сокращение выручки до 50 процентов».

Возрождение кредитной активности банков стимулирует хорошая ситуация с ликвидностью: за год восстановился приток вкладов населения. Прирост декабрь к декабрю Банк России оценивает в 26,7%. Это, конечно, скромнее, нежели показатели 2008 года (30–35%), однако является очевидным прогрессом по отношению к провалу середины года (11,7%).

Но далеко не все зависит от готовности самих банков — существуют и не зависящие от них сдерживающие факторы. Так, по данным Росстата, в январе–ноябре 2009 года доля убыточных организаций по сравнению с аналогичным периодом 2008-го выросла на 5,8 процентного пункта и составила 33,1%. Кредитовать таких заемщиков — все равно что накидывать петлю себе на шею.

«Потребность в инвестиционных деньгах у заемщиков очень сильно упала: сегодня сложно определить, каким будет спрос, да и ставки были довольно высокие. Поэтому нельзя сказать, что все хотят длинных денег, а им не дают. Дело в том, что все заемщики пересмотрели свои инвестиционные планы с учетом изменившейся ситуации. Дальнейший вектор развития зависит от того, насколько быстро произойдет восстановление спроса. Возможно, должны появиться глобальные заказы со стороны государства», — рассуждает Ирина Гордеева. «Одного желания банков недостаточно — надо, чтобы предприятия имели потребность в кредитовании, ведь конечная цель кредитования не производство, а продажа произведенного. Нужен рост потребительского спроса, рост строительства, рост экономики», — соглашается Людмила Гончарова.

Когда же начнется возрождение кредитования? «Я не ожидаю оживления кредитного портфеля даже при бла­гопри­ятном стечении обстоятельств рань­ше второго квартала. Банки, думаю, еще будут копить депозитную базу, отчасти используя ее для формирования подушки ликвидности, которая будет не очень устойчивой из-за волатильност и трансграничных капитальных потоков, а отчасти — для погашения внешней задолженности. Но потом должно произойти некое отмирание», — прогнозирует ведущий эксперт ЦМАКП Олег Солнцев. А по оценке Людмилы Гончаровой из банка «Возрождение», активный рост кредитования — это уже перспектива на 2011 год.         n