Персидские узоры

Анастасия Матвеева
1 февраля 2010, 00:00

С первых же слов погружаешься в пряную и чувственную атмосферу восточной сказки. Это ощущение создается изумительной словесной вязью, которую романистка блестяще переняла у сказителей Востока. Время и место действия — Персия в период расцвета в XVII веке при правлении шаха Аббаса — вносят дополнительные колоритные штрихи в «Кровь цветов».

А вот сюжет вовсе не сказочный: героиня романа в финале не встречает прекрасного принца. Предмет исследования автора — не любовная страсть, а проявление личности в страсти к творчеству. И главной линией в книге становятся не перипетии внешней жизни героини: смерть отца, переезд с матерью из деревни в большой город под снисходительное покровительство родственников, ее сигэ (форма законного, но временного брака в Персии) с богатым торговцем лошадьми… Хотя и в этой линии находится много вкусных подробностей, поддерживающих интерес к книге. Но для понимания сути романа важнее другая тема — освоение талантливой девушкой мастерства ковроткачества, искусства, чей расцвет приходится как раз на время, в которое погружает нас автор. История овладения ремеслом ковродела захватывает не хуже приключенческого романа. И именно эта линия раскрывает нам конечный замысел автора: показав то, что внес Иран в человеческую цивилизацию, — красоту, воплотившуюся в знаменитых персидских коврах, — разрушить сложившийся в конце XX века образ страны как совершенно чуждого, изначально враждебного ценностям цивилизации явления. Доказать, что современное противостояние Запада и Ирана не есть столкновение двух взаимоисключающих миров; это конфликт, который можно и нужно решать в поисках общего языка на основе общих же, присутствующих в любой из культур человечества, ценностей.