О внутреннем сословии

Разное
Москва, 22.02.2010
«Эксперт» №7 (693)

Вот интересно: как пишутся законопроекты, не очень соответствующие своим титульным целям? Нет, в предельных случаях, когда проект лепится по заказу, вопросов не возникает. Поскольку, например, «худший закон России», вторая версия Закона о несостоятельности, писался по прямому заказу конкретных бизнес-структур (в чём позднее признавались и публично), странно было бы дивиться, что закон оказался не цивилизованным инструментом оздоровления рынков, а орудием безнаказанного грабежа. Точно так же никто особенно не удивляется, когда очередной законопроект, касающийся заведомо коррупциогенных рынков: алкогольного, там, или лекарственного — выходит больше похожим не на закон, а на ширму для безопасного распила денег. Понятно же: кто-то из заинтересованных лиц нашёл возможность кого-то простимулировать. Но когда прямых заказчиков искажения смысла — нет, тогда как? Вот зависший в Думе законопроект об инсайдерской информации — он почему такой?

Год назад об этом правительственном законопроекте писали довольно много — в связи с первым чтением в Думе. Чтение, сами понимаете, прошло успешно, хотя с ним, как теперь уже все согласны, стоило бы повременить. Глава профильного комитета Резник говорит журналистам, что проект пришёл из правительства «сильно сырым» (ещё бы: его же готовили всего-то шесть лет, а рассуждали о нём — только с середины 90-х!) и «над ним требуется серьёзная работа». Но проект проштамповали — и ни у кого, кроме авторов, он не вызвал восторга. «Эксперт» тогда же писал о нём (см. «Ни быкам, ни медведям», № 4 от 02.02.2009 г.) — не будем повторять подробности. Мнение большинства комментаторов оказалось единым — прежде всего в том, что проект трактует термины инсайдерская информация и инсайдер чрезмерно широко; а если учесть вводимое там же необъятное понятие вторичный инсайдер, то в случае чего потенциальными стрелочниками оказываются почти все. Правда, вероятность попасть под раздачу у разных групп лиц будет разная. Мало-мальски опытные наблюдатели сразу смекнули, кто со вступлением в силу этого закона (в его нынешнем виде) раз за разом оказывался бы крайним: СМИ — причём не только специальные, но и общественно-политические, — и независимые аналитики. И это, по российским реалиям, очень дурно.

Какие истории вспоминаются вам при слове «инсайд»? Я только что провёл небольшой опрос — люди говорят одно и то же: РАО ЕЭС и Сбербанк. Со свечкой мы с моими собеседниками не стояли, но если торговля бумагами этих эмитентов обошлась без «неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком», то таковых на свете вообще не бывает. Конечно, не всякая волатильность курса акций свидетельствует о нечистой игре, но «качели» с акциями энергетического монополиста трудно объяснить иначе. «Реформа РАО пройдёт по плану!» Котировки — вжик в одну сторону. «Похоже, что реформа РАО тормозится!» Котировки — вжик в другую. «Атаки врагов реформы отбиты» — вжик туда; «враги вновь строят козни» — вжик обратно. Но если согласиться, что инсайдерская игра

Новости партнеров

«Эксперт»
№7 (693) 22 февраля 2010
Реальный сектор и банки
Содержание:
Как банки, ЦБ и заемщики проводят кредитные каникулы

Корпоративные клиенты предпочитают новым кредитам облигационные выпуски. Кредиты населению медленно растут по мере восстановления потребительского спроса. Снижение ставки ЦБ бесполезно для активизации кредитования

Международный бизнес
На улице Правды
Реклама