Депрессии не случилось

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
22 марта 2010, 00:00

Двадцать лет я, как и все мои ровесники, живу в условиях радикальных перемен и двадцать лет сопротивляюсь распространенному стремлению задаваться вопросом, как и когда все это развалится. Конечно, в северной стране депрессивное восприятие реальности легко оправдать, но вопросы о том, почему мы развиваемся и экономически, и социально, откуда черпаем энергию хозяйственного роста, задавать надо чаще. Сегодня, на выходе из кризиса, исследование механизмов роста особенно важно, так как их понимание позволит ускорить рост. Именно для этого мы начали проект «Инвестиционный обзор», в рамках которого будем раз в квартал обобщать информацию обо всех инвестиционных проектах, действующих в России на этот момент. Благодаря такому подробному инвестиционному анализу мы будем понимать, какие структурные сдвиги идут в экономике, чем мотивированы инвестирующие компании, какие существуют ограничения на еще более активное инвестирование.

Что мы видим сегодня? Вспоминая опыт 1999–2000 годов, пожалуй, можно утверждать, что для первого квартала выхода из кризиса мы имеем очень высокий уровень инвестиционной активности. В предыдущем цикле аналогичная интенсивность была достигнута только к 2003 году. Это следствие нескольких факторов. Во-первых, того негативного на первый взгляд обстоятельства, что выйти из этого кризиса было невозможно просто за счет загрузки мощностей, так как и мощностей свободных мало, и представления о необходимой эффективности производства уже не те. Это вынуждает компании, желающие расти, инвестировать в новое производство. Таким образом, наш недостаток становится нашим преимуществом. Во-вторых, сказывается новая по масштабу государственная поддержка экономики в виде участия в инвестициях, кредитах и субсидиях пусть ограниченному, но несопоставимо большему, чем в 1998 году, кругу предприятий. Наконец, третьим фактором является кризис в Европе. Для очень многих европейских компаний Россия стала единственным рынком для роста, и они легко идут на совместные проекты.

Сам набор инвестиционных проектов указывает, что результатом их реализации будет заметный рост эффективности соответствующих компаний и секторов. В одних случаях речь идет о работе на новом объемном внутреннем рынке сбыта. В других — о выходе с уникальным продуктом на европейский рынок. В третьих — о ликвидации дефицита сырья на внутреннем рынке и, соответственно, о последующей экономии на стоимости ресурсов. Среди представленных в данном обзоре проектов нет ни одного бессмысленного с точки зрения наращивания общей хозяйственной эффективности.

Однако неприятен тот факт, что число проектов без иностранцев и без государства очень мало. Это свидетельствует об очевидной проблеме — дефиците кредитных ресурсов для частного российского бизнеса. Задаче формирования широкого слоя национального частного капитала у нас в России никогда не уделялось никакого внимания. Это почему-то кажется не важным. Между тем недавно в интервью «Эксперту» посол Франции обмолвился, что приход в Россию частных некрупных компаний затруднен тем, что во Франции нет среднего бизнеса, который склонен к экспансии. А есть только крупный и мелкий. На мой взгляд, это следствие долгого доминирования во Франции крупного государственного капитала.

В принципе отсутствие среднего бизнеса экономка может и пережить. Но ей будет не очень хорошо. Не зря в Европе экономическим лидером является Германия, где средний бизнес очень развит. Его наличие обеспечивает необходимую плотность и устойчивость хозяйственной национальной структуры. Для России с ее территорией и населением наличие развитого среднего (именно среднего, а не малого) бизнеса — абсолютная необходимость. Для того чтобы вернуть его в инвестиционный процесс, нужна целенаправленная политика, обеспечивающая доступность и срочность кредита для компаний вполне определенной категории. К счастью, этим озабочено и российское банковское сообщество (см. статью «Риск — как горячий картофель» на стр. 28), потому что для них это тоже вопрос выживания. Речь идет об облегчении правил резервирования и возможности рефинансирования кредитов ныне убыточным предприятиям, показывающим положительную динамику выручки и рентабельности. Если компромисс между ЦБ, банками и заемщиками будет в ближайшее время найден, то инвестиционное оживление сразу же распространится на бОльшую часть хозяйства.