Ценнобумажный соблазн

Возобновление кредитной активности может начаться лишь после того, как банки избавятся от бремени плохих активов. До этого момента хитом банковских инвестиций будут оставаться вложения в ценные бумаги

Основной тренд развития банковского сектора в 2009 году — стабилизация. Главным успехом прошедшего года можно считать значительное укрепление пассивной базы. Банкам удалось не только нарастить капитал (прирост +21,2%), но и обеспечить существенный приток розничных депозитов (+26,7%) и средств организаций (+8,9%). Однако, несмотря на укрепление доверия к системе, банки продолжают оставаться объектами жесткой критики. Причина — провал миссии кредитной поддержки реального сектора, за счет которой экономика могла бы восстанавливаться более динамично. В прошлом году портфель кредитов организациям увеличился лишь на 0,3%, притом что объемы вложений в ценные бумаги выросли практически вдвое. Тем не менее эта динамика обусловлена нормальными рыночными стимулами: пока банки не избавились от плохих долгов, а перспективы восстановительного роста неочевидны, средства будут размещаться в наименее рисковые и наиболее ликвидные активы.

Аппетит не появился

Госбанки в прошлом году попытались нарастить объемы кредитования и по итогам года все-таки вывели свои портфели в положительную зону. Лидером по приросту стал Россельхозбанк (+34,9%). Сельскохозяйственная отрасль, до кризиса отличавшаяся низкой долговой нагрузкой, открыла широкое поле возможностей для крупного государственного игрока. Частные финансовые институты, напротив, продемонстрировали сокращение портфелей: Альфа-банк — на 11%, Росбанк — на 17%, «Уралсиб» — на 21,7%. Особенно осторожно в сфере выдачи новых кредитов вели себя банки с иностранным участием в капитале. В итоге у Юникредитбанка портфель за год сократился на 10,8%, у Райффайзенбанка — на 26,6%, у Абсолют-банка — на 25,9%.

Однако если рассматривать динамику кредитного портфеля покомпонентно, то можно найти повод для частичной реабилитации банковского сектора. Сегмент кредитов малому и среднему бизнесу продемонстрировал прирост по итогам года (+3,7%). По сравнению с провалом розничного кредитования (–11%) и стагнацией кредитов крупным корпоративным заемщикам (–0,6%) этот небольшой прирост выглядит неплохо. Для многих банков (в том числе частных) кредитование МСБ уже успело стать одним из приоритетных направлений деятельности, и в непростых условиях 2009 года банкиры нашли-таки возможность это направление поддержать и развить.

В целом, судя по динамике краткосрочных ставок по кредитам, мы постепенно выходим из порочного круга, сложившегося в экономике. Ситуация, когда банки не видят новых надежных заемщиков среди предприятий, а реальный сектор не может получить кредитные ресурсы, необходимые для осуществления инвестиций, и постепенно становится еще менее привлекательным с точки зрения выдачи кредитов, постепенно размыкается. Однако роста кредитного портфеля по-прежнему не происходит. Главные причины сложившегося положения — жесткая сегментация кредитных рынков и внутренние проблемы банковского сектора, еще не освободившегося от бремени плохих долгов.

Первая из указанных причин является естественной реакцией на кризис. Здесь действует правило: плохие кредиты выдаются в хорошие времена, хорошие кредиты — в плохие времена. Сейчас банки готовы кредитовать только очень качественных заемщиков с безупречной кредитной историей и легко прогнозируемыми денежными потоками. Поскольку число таких заемщиков в экономике ограниченно, за них разворачивается жесткая конкурентная борьба. А для тех экономических субъектов, которые характеризуются чуть более высоким уровнем риска, кредитные ресурсы по-прежнему недоступны.

Вторая причина — внутренние проблемы банковского сектора. Ожидания второй волны кризиса, связанные с ростом плохих долгов, пока не оправдались, но это не означает, что негативные последствия в банковском секторе полностью преодолены. Темпы роста просроченной задолженности постепенно замедляются, и, по всей видимости, плохие долги уже не будут расти столь стремительно, как в начале 2009 года. Коэффициент покрытия проблемных ссуд резервами также стабилизировался, но скорость списания плохих долгов с балансов зависит уже от самих банкиров, которые по-прежнему затягивают решение проблемы, откладывая признание убытков на более поздний срок.

Наиболее высокий уровень просроченной задолженности показывают банки, для которых немедленное истребование долгов по сравнительно небольшим необеспеченным кредитам эффективнее, чем пролонгации. Среди таких банков «Ренессанс Капитал» (к концу 2009 года просроченная задолженность по портфелю физических лиц достигла 36,5%), ХКФ Банк (26,7%), Банк «Русский стандарт» (22,9%). Жесткую позицию в отношении заемщиков заняли и некоторые банки, специализирующиеся на корпоративном кредитовании. Например, Альфа-банк благодаря полученным субординированным займам имеет возможность создать дополнительные резервы, отражает задолженность клиентов с плохой платежной дисциплиной как просроченную, начисляет предусмотренные договором штрафы и пени.

Не спасает картину и ситуация с прибылью в банковском секторе. По состоянию на 1 января 2010 года 120 банков являются убыточными. Из топ-20 крупнейших банков четыре получили балансовый убыток по итогам года: Альфа-банк, Промсвязьбанк, Росбанк и «Уралсиб». В 2009 году банки заработали в два раза меньше, чем в 2008-м (205 млрд рублей против 409 млрд). Правда, следует оговориться, что такой результат был в значительной степени обусловлен масштабными отчислениями в резервы. С другой стороны, реальную величину потерь по итогам кризиса еще предстоит оценить, ведь помимо просроченной задолженности плохими будут наверняка признаны многие кредиты, в настоящее время имеющие статус пролонгированных.

Позитивно на финансовый показатель многих банков в 2009 году повлияли такие составляющие доходов, как прибыль от операций с иностранной валютой и ценными бумагами. Например, ХКФ-Банк показал по итогам прошлого года третий в стране результат по балансовой прибыли, несмотря на существенные отчисления в резервы. Значительная часть расходов ХКФ-Банка на досоздание резервов (около 10 млрд рублей за 2009 год) была покрыта за счет прибыльных операций с иностранной валютой (чистый доход от операций с иностранной валютой составил около 8 млрд рублей). Кроме того, ХКФ-Банку удалось собрать внушительный объем штрафов с недисциплинированных заемщиков (в 2009 году общий объем полученных штрафов, пеней и неустоек по операциям привлечения и размещения денежных средств превысил 4 млрд рублей). При этом банк не отличался чрезмерным консерватизмом при создании резервов: лишь к концу 2009 года резервы стали покрывать 99% просроченной задолженности, в то время как в середине года только 77%.

На опережение

Некоторым банкам все же удалось показать высокие темпы роста. В основном со значительной долей ценных бумаг в активах. Используя покупку ценных бумаг с последующим обременением (залогом или передачей без прекращения признания), несколько банков даже попали в топ-30 по динамике роста. В частности, такая тактика обеспечила высокие темпы увеличения активов банков «Центрокредит» (рост в 4,3 раза) «Траст» (+80,8%) и Инвесторгбанка (+50,7%). Только в IV квартале 2009 года портфель ценных бумаг «Центрокредита» вырос на 40,5 млрд рублей, а объем ценных бумаг, переданных без прекращения признания в рамках сделок РЕПО, — на 34 млрд рублей. Разместив дополнительную эмиссию акций на 2 млрд рублей и получив прибыль от переоценки ценных бумаг 1,7 млрд рублей, «Центрокредит» показал также и высокие темпы роста капитала.

В топ-30 по динамике активов есть два случая, когда подъем обеспечен за счет слияний и поглощений. Это объединенный МДМ-банк (+90,5%), результат слияния МДМ-Банка и УРСА Банка, и банк «Восточный» (+59,2%). Увеличение активов банка «Восточный» (работает под брендом «Восточный экспресс») на 19,4 млрд рублей в 2009 году помимо органического роста в значительной степени обеспечено присоединением Эталонбанка, банка «Движение» и пермского Кама-банка.

Большинство банков, попавших в топ-30 по динамике капитала, получили в 2009 году дополнительный капитал от собственников. В отдельных случаях (Ханты-мансийский банк, +73%) свою долю увеличивали миноритарные акционеры (аффилированные с НОМОС-банком ООО «ИСТ-Капитал» и ООО «Ферросплав Инвест»), но, как правило, эмиссию выкупал контролирующий акционер: Московский кредитный банк (+77,9%), Банк ВТБ (+58,3%), НС Банк (+97,6%), Меткомбанк (+179,2%).

Вложения в ценные бумаги в 2009 году стали для банков одним из основных направлений размещения избыточной ликвидности. Улучшение экономической ситуации привело не к активизации кредитования, а к росту интереса к облигациям надежных эмитентов

Иллюзия надежности

Вложения в ценные бумаги в 2009 году стали для банков одним из основных направлений размещения избыточной ликвидности. Улучшение экономической ситуации привело не к активизации кредитования, а к росту интереса к облигациям надежных эмитентов. За шесть месяцев (с 1 июля 2009-го по 1 января 2010 года) доля ценных бумаг в банковских активах выросла на 4,1 п. п. — до 14,6%. К 1 января 2010 года насчитывалось 11 банков, у которых доля ценных бумаг в активах превышала 50%. Еще полгода назад таких банков было всего три.

Вложения в облигации первого эшелона для банков пока привлекательнее кредитования реального сектора. Работая преимущественно с облигациями, банки улучшают показатели качества, диверсификации и ликвидности активов. Кроме того, за счет еврооблигаций российских эмитентов банки балансируют валютную структуру активов и пассивов в условиях, когда валютные кредиты не пользуются спросом, а средства клиентов привлечены в валюте. Однако если в начале 2009 года на вложениях в бумаги первоклассных эмитентов можно было хорошо заработать, то к концу года такие возможности значительно сузились. Чтобы получать высокую доходность, приходится строить классические пирамиды, закладывая бумаги или заключая сделки репо. Но приобретая новые бумаги на средства, полученные от сделок репо и залога ценных бумаг, банки в разы повышают свою подверженность фондовым рискам. Если падение котировок бумаг придется на период низкой ликвидности банка, переждать падение «в бумагах» не получится. Чтобы отдать средства, привлеченные под залог бумаг, придется выбрасывать их на рынок и фиксировать убыток.

Ценные бумаги пригодились банкам и еще для одной цели — маскировки плохих кредитов и кредитов, выданных с нарушением обязательных нормативов. В четвертом квартале 2009 года на балансах некоторых банков появились бумаги эмитентов с неопределенным родом деятельности, запутанной структурой собственности, сомнительной биографией руководителей и неадекватной заявленной сфере деятельности численностью персонала. Наиболее яркие представители — акции «Интертрейдинвеста» и «Финкоминвеста», в конце декабря 2009 года оказавшиеся в списке 100 самых ликвидных на фондовой бирже ММВБ. Искусственно поддерживая котировки таких бумаг и оценивая их по справедливой стоимости, банки имеют возможность, например, замаскировать фактическое обесценение активов. Покупка таких бумаг также позволяет финансировать клиентов сверх ограничений, установленных нормативами Н6 (кредитный риск на одного заемщика), Н7 (кредитный риск на крупных заемщиков) и Н9.1 (кредитный риск на акционеров). Очевидно, если не вмешаются регуляторы, объем таких «вложений» будет расти, а кредитовать реальный бизнес по-прежнему будет некому.