Эйфория проходит быстро

Иван Рубанов
29 марта 2010, 00:00

Посткризисному восстановлению российских производителей цветных металлов способствует рост мировых цен. Однако в среднесрочной перспективе это благополучие, прямое следствие мер по поддержке экономик в США и Китае, кажется весьма неустойчивым

На цветную металлургию и в России, и в мире финансовый кризис оказал противоречивое воздействие. Сначала случился серьезный отраслевой спад потребления и производства, обвалились цены. Но потом, довольно в сжатые сроки, и спрос, и цены на металл начали устойчиво расти, а в некоторых случаях приблизились к докризисному уровню. Более того, прогнозы на текущий год почти сплошь позитивные. Есть надежда, что российские металлурги почти полностью оправятся от удара, обрушившегося на них в прошлом году. Однако в более долгосрочной перспективе все не так радужно: многие отраслевые и фондовые специалисты указывают на во многом спекулятивный характер нынешнего роста и риски разворота рынка.

Они страдали…

На финансовый кризис российская цветная металлургия отреагировала весьма болезненно. Выпуск основных металлов за прошлый год основательно сократился, особенно пострадала представленная компанией «Русал» алюминиевая подотрасль. Выплавка крылатого металла упала более чем на 11%, в два раза больше, чем в целом по миру (см. таблицу).

Многие отечественные предприятия, работающие преимущественно на мировой рынок, обладают конкурентным преимуществом в виде низкой себестоимости производства. Логично было бы ожидать, что в условиях резкого снижения цен они смогут удержать объемы производства и нарастить свою долю на рынке. Но этого по разным причинам не произошло.

Мировой спрос в прошлом году поддерживал главный потребитель — Китай, где металлурги нередко встроены в крупные промышленные холдинги, а потребители в большой степени ориентированы на закупку собственного металла. «Хотя производители из Поднебесной не отличаются низкими операционными издержками, они обладают другим преимуществом, — поясняет аналитик Банка Москвы Юрий Волов. — Низкие капитальные затраты и способность быстро строить мощности позволили им восстановиться после кризиса. По итогам года производство в Китае снизилось меньше, чем по миру в целом». Занимая существенную долю мирового рынка, отечественные предприятия были вынуждены поддерживать цены, снижая предложение.

Сыграли свою роль и специфичные для каждой отрасли факторы. «Мощности “Русала” сильно дифференцированы по себестоимости, — замечает аналитик Альфа-банка Сергей Кривохижин. — У сибирских заводов, которые запитываются дешевым электричеством “Иркутскэнерго”, этот показатель находится на уровне 1300 долларов за тонну. Меньшая часть мощностей, расположенных в европейской части страны, в состоянии приносить прибыль лишь при ценах на металл от 1800 долларов и выше. В первой половине прошлого года, когда стоимость алюминия падала до уровня первой из обозначенных цифр, “русаловцы”, естественно, были вынуждены приостанавливать работу менее эффективных заводов».

Схожей тактики придерживались и уральские производители — холдинги УГМК и РМК, на которые приходится около 40% меди, а также «Уфалейникель» и «Режникель», обеспечивающие около пятой части выпуска соответствующего металла. Из-за скромной и поизношенной ресурсной базы себестоимость у упомянутых компаний (3,5 тыс. долларов за тонну меди и около 17 тыс. долларов за тонну никеля) даже чуть выше средних мировых показателей. Хотя УГМК поддерживает на плаву стратегия на вертикальную интеграцию и развитие производства высоких переделов (медный кабель и т. д.), тем не менее и экспортные поставки, и отгрузки на сжавшийся внутренний рынок пришлось сократить. Мелкие никелевые заводы и вовсе приостановили производство.

…но недолго

Прошлый год, на который должен был прийтись самый спад спроса, грозил стать для «цветников» трагичным и с финансовой точки зрения. Торможение и снижение потребления поставили нынешний кризис в один ряд с тремя самыми глубокими кризисами отрасли со Второй мировой (см. график 1). Но если тогда падение и стагнация растягивались на несколько лет, то сейчас весь негатив уместился в несколько месяцев.

Последствия неблагоприятной конъюнктуры стали бы для отрасли действительно катастрофичными, опустись цены, как и ранее, надолго (на годы) ко дну устоявшегося коридора — на уровень или даже за грань среднеотраслевой рентабельности. Но в этот раз все оказалось менее драматично (см. график 2).

Уже в самом начале 2009 года, то есть через три месяца после перехода кризиса в активную стадию, рынок решительно развернулся и, по большому счету, до настоящего времени так и не изменил своему позитивному тренду (см. график 3). Благодаря этому никакого серьезного провала усредненных за год цен не случилось, а стоимость отдельных цветных металлов, в частности меди, вплотную приблизилась к показателям, достигнутым во время финансового пузыря 2008 года. Подобное развитие ситуации год назад казалось фантастичным.

 pic_text1 Коллаж: Александр Тягны-Рядно/Legion-Media/Agency.Photographer.ru
Коллаж: Александр Тягны-Рядно/Legion-Media/Agency.Photographer.ru

Отечественные компании достаточно быстро избавились от излишка запасов, образовавшегося в кризисные месяцы (см. график 4). В итоге финансовый результат их работы кардинально не изменился — размер сальдированной прибыли превысил сальдированные убытки в двенадцать раз, хотя первый показатель по сравнению с уровнем 2007–2008 годов сократился почти вдвое (см. график 5).

Сейчас аналитики говорят о тенденции восстановления и роста потребления основных металлов, главным драйвером которой, как обычно, выступает Китай. Прогнозы на текущий год обнадеживающие: по результатам наших опросов и замеченным комментариям предполагается фронтальный (то есть по всем основным товарным позициям) рост потребления на 2–4% к прошлогоднему уровню. «Восстановить прежние объемы производства все три основные подотрасли отечественной цветной металлургии должны быстро, — полагает Юрий Волов. — При нынешнем уровне цен производство становится выгодным и на маржинальных активах “Русала”, и на уральских медных и никелевых предприятиях».

Наметившийся в отрасли рост в решающей степени завязан на активные действия крупнейших экономик мира, направленные на купирование последствий кризиса. Эта политика, впрочем, включает две разные составляющие.

Первая, назовем ее объективной составляющей стимулирующих мер, заключается в резком наращивании государственных расходов через реализацию инфраструктурных проектов, включая строительство и развитие электроэнергетики. В последнее время этим славится Китай. Но даже биржевые аналитики признают, что влияния фундаментальных факторов (изменение спроса) явно недостаточно для объяснения нынешнего роста цен. Действительно, прогнозируемые на этот и следующий год объемы прироста потребления вовсе не взрывные. Такой прирост наблюдался и в прошлые посткризисные периоды, но ценовым выбросом отнюдь не сопровождался (см. графики 2 и 3).

Вторая составляющая, назовем ее субъективной составляющей правительственных мер по поддержке экономик, связана с проводимой властями денежной политикой по стимулированию низких учетных ставок и дешевых кредитов. Она способствует не столько развитию кредитования реального сектора и расширению реального инвестиционного процесса, сколько расширению операций с финансовыми и биржевыми активами. Одним из таких активов и оказались цветные металлы, попавшие под прицел спекулянтов всех мастей.

Биржевые спекулянты вновь стали рассматривать цветные металлы как привлекательный инструмент для вложения денег

По тонкому льду

«Инвестиционные фонды сильно повлияли на ценовую динамику, — отмечает Юрий Волов. — В ожидании будущего подъема спроса при крайне низких процентных ставках биржевые спекулянты вновь стали рассматривать цветные металлы как привлекательный инструмент для размещения накопленных финансовых ресурсов». За 2008 год количество лотов, выставленных на LME, выросло на 22%. Оборот этой биржи достиг рекордной суммы, превысив знаковые 10 трлн долларов. В прошедший кризисный год количество сделок вовсе не уменьшилось, хотя оборот в денежном выражении и упал вместе с ценами до 7,4 трлн долларов.

Выходит, что потрепанные кризисом спекулянты не покинули рынок, а работают на нем с прежней активностью. Можно с уверенностью сказать, что, если бы не они, спад на рынке оказался бы куда серьезнее. Эта группа покупателей за прошлый год затарилась большим количеством металла и попросту складировала его на бирже. Практически весь прошлый год запасы LME по основным товарным позициям постоянно шли вверх и достигли неприлично высоких значений по отношению к текущим объемам производства (см. график 6). А ведь процесс складирования активизировался не только там. «В прошедшем году очень активно закупали медь китайцы, — отмечает Сергей Кривохижин. — Значительные ее объемы скопились на складах потребителей и даже компаний, не имеющих отношения к металлургии. Потребление в Китае растет, многие аналитики весьма позитивно смотрят на красный металл: удельная стоимость относительно велика, а значит, минимальны складские расходы. В условиях неопределенности валютного курса и ожидания инфляции местные спекулянты сочли покупку меди удачным вложением».

Осталось заметить, что столь тесная взаимосвязь текущего восстановительного роста с экономической и финансовой политикой ведущих держав мира, а также поддержка со стороны спекулянтов не могут не вносить в этот рост серьезного элемента нестабильности. Возможное сворачивание мер по поддержке экономики, о котором поговаривают в США, и борьба с ее перегревом в Китае могут привести к серьезной переоценке перспектив развития двух главнейших экономик мира и, как следствие, коррекции цен. Особенно с этой точки зрения уязвимой выглядит медь, которая явно «перекуплена». Вероятный обвал цен на нее может повлиять и на отношение спекулянтов ко всем остальным цветным металлам. «Есть опасение по поводу ужесточения кредитной политики, проводимой в Китае, — говорит Сергей Кривохижин. — Она проводится аккуратно, но, если механизм даст сбой, может произойти выброс металла, который сейчас в больших количествах присутствует на складах местных спекулянтов-физлиц. Это событие способно оказать существенное негативное влияние на цену меди».