Китайское проклятие

Ольга Власова
29 марта 2010, 00:00

Китай стремительно приближается к полномасштабной экологической катастрофе, но улучшить экологическую ситуацию можно только ценой существенного замедления экономического роста

В последние пару лет западные СМИ стали значительно меньше писать о тяжелой экологической ситуации в Китае. А те публикации, которые выходят, скорее, говорят о позитивных сдвигах, происходящих в этой сфере.

Так, американская The Wall Street Journal, чаще других касающаяся этого вопроса, недавно написала о том, что китайское правительство впервые попыталось сделать всеобъемлющий обзор всех водных ресурсов, степени их загрязнения, а также соотношения наличия водных ресурсов и потребности в них. А год назад эта же газета с радостью отметила, что в Китае неправительственная экологическая организация впервые подала иск на компанию, загрязняющую окружающую среду. Раньше в суд было разрешено обращаться только частным лицам, чего они из страха, разумеется, никогда не делали. Аналогичную картину можно увидеть и в других СМИ. Создается впечатление, что китайские власти в самом деле всерьез стали бороться за чистую воду и против задымленных городов.

Перемена в отношении СМИ наступила после пекинской Олимпиады. Хотя многие спортсмены и гости ходили по улице в масках, а качество воздуха в некоторые дни оценивалось как опасное для упражнений на открытом воздухе, невозможно было не отметить тех огромных усилий, которые были потрачены властями для улучшения ситуации в городе. Западные СМИ описывали все это с сарказмом, но потом, кажется, сами прониклись идеей возможности постепенного улучшения экологической обстановки в Китае.

Проблема, однако, в том, что Китай по-прежнему стремительно приближается к экологической катастрофе. Правительство, осознав опасность этого побочного эффекта экономического роста, к сожалению, может принимать лишь отдельные косметические меры, которые не в состоянии сколько-нибудь существенно изменить ситуацию в стране. Изучив проблему, в Пекине поняли: чтобы остановить загрязнение, нужно пожертвовать значительной долей экономического роста. Подобный шаг был бы самоубийственным для современного Китая, подавляющее число населения которого до сих пор живет в бедности. Чтобы продолжить урбанизацию страны (сегодня в городах проживает менее половины населения) и избежать серьезного социального взрыва, на грани которого Китай балансирует уже много лет, китайские власти вынуждены проводить дальнейшую индустриализацию страны. Прежними методами.

Беспрецедентная эксплуатация

Справедливости ради надо сказать, что экологические проблемы сопровождали Срединное царство в течение почти всего его существования. Однобокая земледельческая направленность сельского хозяйства и сведение лесов породили такую острую для сегодняшнего Китая проблему, как уход воды, эрозия почв и наступление пустыни. В XIX веке в связи с бурным ростом населения демографическая нагрузка на экосистему значительно возросла. В результате количество наводнений увеличилось в восемь раз, а засух - почти вдвое. К моменту создания КНР на территории Китая осталось лишь 8% лесов, а эрозии было подвержено 1,2 млн квадратных километров.

Несмотря на попытки коммунистического правительства улучшить ситуацию, большой скачок и культурная революция еще больше подорвали и без того хрупкую китайскую экосистему. В 70–80-х годах ХХ века Китаю удалось немного улучшить свое положение, увеличив площадь лесов до 14% территории и высадив зеленые стены на пути пустыни. Но эти скромные успехи были сведены на нет начавшимся в стране бурным экономическим ростом.

Внедрение в китайское хозяйство «элементов капитализма» привело не только к стремительному росту ВВП и привлечению западного капитала в страну, но и к совершенно варварскому использованию природных ресурсов. Необыкновенная дешевизна производимой в Китае продукции объясняется не только дешевой рабочей силой, но и тем, что даже самые вредные производства практически не оснащались системами очистки (ежегодный объем промышленных сточных вод превышает 30 млрд кубометров). Такие дешевые заводы требовали значительно больше воды и энергии на единицу выпущенной продукции, чем в развитых странах.

Одна из самых болезненных китайских проблем — вода. Прежде всего, ее драматически не хватает. По количеству воды на душу населения Китай занимает предпоследнее место в мире (750 кубометров на человека при допустимом пороге 1000 кубометров на человека). Половина крупных городов Китая испытывает острый дефицит воды (300 из 640), из-за чего экономика ежегодно недополучает 11,2 млрд долларов. Пытаясь найти дополнительный источник воды, Китай активно использует подземные воды, но, по мнению экологов, их запасы уже практически истощены.

Наглядный пример такого водопользования — Пекин. Он уже истощил все собственные водные ресурсы (согласно результатам исследования канадской экологической группы, до недавнего времени две трети потребляемой городом воды качалось из-под земли, в результате уровень подземных вод опускался на метр ежегодно). Теперь он начал поглощать воду, приходящую к нему по специально прорытым каналам за сотни километров из водохранилищ вокруг Хэбэя, специально аккумулирующих воду, чтобы питать пекинский акведук. Но растущая потребность в воде Пекина, население которого продолжает увеличиваться, в скором будущем может исчерпать и этот источник.

В связи с этим разрабатывается еще более амбициозный план — переброска к Пекину с юга вод реки Яндзы, за 1000 километров. По мнению экологов, подобное расходование воды чревато дальнейшим сокращением водных ресурсов. Перераспределение воды нарушает и без того хрупкую экосистему Китая, на севере страны страшные засухи уже стали привычным событием.

Слишком грязно

Проблема усугубляется тем, что значительная часть имеющейся в наличии воды настолько загрязнена фенолами, цианистыми, ртутными и мышьяковыми соединениями, что ее практически невозможно использовать. По данным Мирового института ресурсов (WRI), почти половина основных китайских рек настолько загрязнена, что их воду нельзя использовать даже для технических нужд, не говоря уже о сельском хозяйстве. Чрезвычайно высок и уровень загрязнения органическими отходами, регулярно приводящий к вспышкам острых инфекционных заболеваний.

 pic_text1 Фото: AP
Фото: AP

Несмотря на усилия правительства, предпринятые в 1991–1995 годах (тогда было потрачено 1,35 млрд долларов на обеспечение населению доступа к безопасному водоснабжению), ситуация в целом не улучшается. Большинство предприятий, даже имеющих очистные сооружения, как правило, просто ими не пользуется, поскольку это удорожает производство. По информации того же WRI, Китай занимает первое место в мире по количеству раковых заболеваний желудочно-кишечного тракта, что однозначно связано с потреблением воды, загрязненной канцерогенами. В восточном Китае даже появилось что-то вроде популярной поговорки на эту тему: «Дом новый, денег достаточно, но вода грязная, и жизнь коротка».

Не меньшую проблему представляет собой загрязнение воздуха. Главная его причина — использование угля как основного энергоносителя (по данным Международного энергетического агентства, две трети энергопотребления покрывается углем), и эта картина вряд ли изменится в ближайшие годы, так как уголь — самый дешевый энергоноситель и у Китая есть большие собственные запасы (на Китай приходится 64% всей мировой добычи угля). При этом часто используется неочищенный уголь с высоким содержанием серы, в результате сжигания которого образуется двуокись серы (именно от этого выпадают кислотные дожди).

Местное население часто использует тот же уголь для обогрева домов и приготовления еды, в таких деревнях по вечерам невозможно пройти по улице — такой там стоит густой и едкий дым.

По данным ООН, Китай занимает также одно из первых мест по количеству раковых заболеваний дыхательных путей, связанных в первую очередь с загрязненным воздухом. В последние годы ситуация с воздухом стала еще хуже, так как в число его основных загрязнителей вошли и автомобили, количество которых растет бешеными темпами (ожидается, что к 2020 году их станет больше почти в 20 раз). Проблема еще и в том, что даже новые китайские машины по экологическому уровню соответствуют западным машинам двадцатилетней давности и в качестве горючего используют низкокачественный мазут.

Недавно ученые пришли к любопытному выводу: загрязненность воздуха в Китае так называемыми пыльными частицами, в результате чего воздух начинает представлять собой аэрозоль, привела к серьезному сокращению количества дождей в умеренных и засушливых районах. С 1956 года по сегодняшний день количество осадков уменьшилось на 23%. Оказалось, что в аэрозольной туче образуется значительно больше водных капель, однако они приблизительно вдвое меньше нормальных и поэтому не превращаются в дождь, а продолжают висеть в воздухе, делая его еще более вредным для человека.

Добиться улучшения экологии в Пекине во время Игр-2008 удалось только потому, что были временно закрыты или вынесены из региона сколько-нибудь значимые производства, а жителям было запрещено использовать личный транспорт

Не помочь

Нельзя сказать, чтобы китайские власти не осознавали серьезности надвигающейся на них опасности. По оценкам экспертов, борьба с последствиями локальных экологических катастроф в скором времени будет стоить Китаю около 1,5% роста ВВП. Уже сегодня Пекин принимает различные меры по улучшению экологии. Прежде всего он пытается посчитать, насколько велико загрязнение. Так, буквально на днях стали известны новые цифры о загрязнении воды — оно оказалось почти в два раза выше, чем предполагали власти, а загрязнение твердым промышленным мусором превзошло прежние официальные цифры почти в пять раз. Помимо этого разрабатывается нормативная база, позволяющая облагать экологическим налогом грязные предприятия.

Впрочем, специалисты пессимистически оценивают возможности Пекина по обузданию экологической катастрофы. В качестве доказательства своего пессимизма они предлагают проанализировать результаты тех экологических усилий, которые были приложены Китаем перед Олимпийскими играми в Пекине и во время их проведения. Несмотря на колоссальную работу, проделанную правительством, более или менее ощутимые результаты были получены лишь тогда, когда были временно закрыты или вынесены из региона сколько-нибудь значимые производства, а местным жителям было запрещено использовать личный транспорт. В числе прочего на время Олимпийских игр в Пекине была приостановлена работа 27 цементных заводов, а также навсегда был переселен за 600 км большой металлургический комбинат. Иначе говоря, хозяйственная жизнь в городе замерла, а рабочие, с пониманием относящиеся к проведению Олимпиады, были отправлены в частично оплачиваемые отпуска.

Очевидно, что такие меры не могут действовать на постоянной основе и не могут быть распространены на весь Китай. Совершенно нереалистичными остаются и планы китайского руководства в массовом порядке перевести китайскую промышленность на более высокотехнологичное и экологичное оборудование Нечто подобное возможно лишь тогда, когда экономика в целом прошла первую волну индустриализации и большинство населения урбанизировано. Но в нынешнем Китае, несмотря на темпы роста его экономики, урбанизация еще очень далека от завершения, а процент крайне бедного сельского населения чрезвычайно высок. Чтобы дать этим людям работу и средства к существованию, Китай еще довольно долго вынужден будет следовать прежней экономической модели.