Линии главного удара

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
29 марта 2010, 00:00

Сетевая экспансия федеральных банков в кризисный период сконцентрировалась на самых привлекательных регионах, в части из которых, например, Юге России, ими был показан даже рост кредитной активности

Кризис заставил банки существенно скорректировать политику региональной экспансии. Проинвентаризированы и отмасштабированы размеры инвестиций в развитие сети продаж, ужесточена оценка эффективности работы офисов на местах. В результате темпы открытия новых точек продаж в регионах существенно замедлились. Если за один предкризисный 2007 год прирост банковской офисной сети составил 421 единицу (включая филиалы, допофисы и все типы операционных узлов на местах), то за 2008–2010 годы (по 15 марта) лишь 395. Одновременно резко активизировались процессы закрытия отделений. Если за предкризисный 2007 год было закрыто 88 региональных точек продаж, то в следующие 26,5 месяца — уже 368, из них 135 закрытых офисов принадлежали банкам, лишившимся лицензии. При этом наиболее активно региональные точки закрывали региональные же банки, вероятно, вследствие меньшего запаса финансовой прочности в сравнении с крупными федеральными сетевыми структурами.

И это только вершина айсберга: указанные цифры никак не отражают массового изменения статуса присутствия банков в регионах. А здесь доминирует тенденция перевода филиалов банков в разряд дополнительных или операционных офисов. Мотив очевиден: снижение издержек на ведение бухучета, упрощение надзора со стороны ЦБ.

Многие банки в кризисный период расширили сеть за счет уже существовавшей у коллег: либо в ходе слияний и поглощений, либо приняв участие в санационных процедурах.

Наиболее яркий пример — МДМ-банк, который после слияния с УРСА-банком занял седьмую строчку в списке «самых сетевых» банков с 377 офисами продаж в 50 субъектах федерации (см. таблицу 1). А вот следующий за ним банк с дальневосточной пропиской, «Восточный», всего 61-й по активам, но увеличил свою сеть за прошлый год до 360 точек, в том числе также за счет поглощений более мелких региональных финансовых институтов. На девятую позицию переместился Альфа-банк, вошедший в капитал нуждавшейся в санации екатеринбургской «Северной казны». Остается в топ-списке, хоть и немного потесненный новыми лидерами, Промсвязьбанк, проведший две сделки по слиянию и поглощению региональных банков — Ярсоцбанка и банка «Нижний Новгород».

Зона отчуждения вокруг столиц

Наиболее опустошительное воздействие на филиальную сеть кризис оказал в Дальневосточном федеральном округе (ДФО), и без того исторически самом скромном по банковскому поголовью. Там покинуло рынок более 16% филиалов, причем погоду в этом исходе определили именно местные банки, закрывшие около 40% своих подразделений. Так, в Республике Саха количество «своих» филиалов сократилось с девяти до одного, в Приморском крае — с двенадцати до семи. В Уральском федеральном округе, где сеть в целом сжалась примерно на 12%, наоборот, активнее уходили «чужие» банки (13%): только в Челябинской области они сократили свое присутствие более чем на 20% (с 77 до 61). Причины, выталкивавшие пришлых из региона, очевидны: металлурги и тяжелые машиностроители, представляющие основные производственные силы области, пострадали от кризиса сильнее многих.

Сворачивание сети в Центральном федеральном округе в целом соответствует уровню общего сокращения (10,9%). Однако сопредельные со столицей регионы теряли филиальную сеть более интенсивно. В основном вследствие закрытия точек иногородними банками. Так, в Ярославской области «чужие» сократили свое присутствие почти на 18%, в Тверской — без малого на 19%, в Тульской — на 20%, во Владимирской — на 23%. В Подмосковье «варяги» свернули филиальную сеть примерно на 17%. По оценкам экспертов, из ЦФО уходили в основном столичные банки, руководствовавшиеся простым соображением: зачем тратиться на содержание филиала, если до головного офиса рукой подать. В этой же логике, судя по всему, произошло сворачивание филиальной сети и поблизости от северной столицы: Ленинградская область лишилась почти трети филиалов (28,8%).

Однако в общем тренде обнаруживались редкие исключения. К примеру, на четыре единицы расширились филиальные сети Краснодарского края и Воронежской области, на одну — Калужской, Мурманской, Омской областей, два новых филиала открыты на Камчатке. Во всех случаях прибавление случилось за счет прихода иногородних банков. То есть интерес к расширению присутствия крупных финансовых институтов в некоторых регионах сохраняется.

Статистика свидетельствует: точки продаж иногородних банков прирастают в тех регионах, где их и так много, а где они немногочисленны, баланс открытий и закрытий отделений сугубо отрицательный. Таким образом, происходит процесс концентрации банковской сети продаж в регионах-лидерах. Это подтверждают и представители крупных сетевых банков. Все они единодушно отметили, что если программы региональной экспансии и не были свернуты в кризис, то они касаются только тех регионов, где эти банки присутствовали и раньше, то есть кризис принципиально не изменил инвестиционную привлекательность регионов.

Статистика свидетельствует: точек продаж иногородних банков становится больше в тех регионах, где их и так много, а где они немногочисленны, баланс открытий и закрытий отделений сугубо отрицательный

Неполная дюжина лидеров

В своем предкризисном подробном исследовании региональных банковских систем «Эксперт» использовал многокритериальную систему оценки уровня их зрелости (см. «Альтруистов нет» в № 18 за 2008 г.). В качестве критериев мы выбрали четыре показателя. Первый, наиболее очевидный: совокупный размер региональных банковских активов, включая Сбербанк и инорегиональные филиалы. Кроме того, мы сочли важными характеристиками местных рынков количество самостоятельных банков региона, а также их долю в региональных банковских активах. Наконец, мы отслеживали размер активов крупнейшего самостоятельного местного банка. Путем статистической фильтрации были отобраны регионы-лидеры, где хотя бы три из этих четырех показателей превышали эмпирически выбранные нами пороговые значения.

Прошедших такое сито отбора регионов на тот момент оказалось одиннадцать: три на Урале (Свердловская, Тюменская и Челябинская области), четыре в Поволжье (Нижегородская, Самарская, Саратовская области и Татарстан), два на Юге (Ростовская область и Краснодарский край) и по одному в Сибири (Новосибирская область) и на Дальнем Востоке (Приморский край).

Сегодня расклад сил поменялся несильно — десять из этих одиннадцати регионов входят в двадцатку субъектов федерации (за исключением двух столиц), имеющих самые насыщенные филиальные банковские сети (см. таблицу 2). Одиннадцатый регион-лидер, Татарстан, — случай особый. Он занял лишь 33-е место в списке самых «филиальных» регионов, находясь при этом на пятом месте в России по объему совокупного портфеля кредитов экономике. Дело в том, что республика с 90-х славится своей закрытостью для инорегиональных банков, предпочитая делать ставку на развитие собственных кредитных институтов. Сегодня в Татарстане примерно втрое меньше филиалов инорегиональных банков, чем это следовало бы из средних по стране соотношений их числа с размером активов либо кредитов в регионе.

Интересно, что южный регион, прежде всего Ростовская область и Краснодарский край, продемонстрировал существенный прирост филиальной сети инорегиональных банков в последние два года. Более того, именно эти субъекты федерации и именно за счет филиалов федеральных банков обеспечили заметный прирост кредитования в регионе даже по итогам кризисного 2009 года (см. таблицу 3). Вероятно, это было предопределено концентрацией в ЮФО устойчивых к кризису секторов хозяйства — АПК, заточенного на внешние связи портового хозяйства, логистических услуг и оптовой торговли. Большинство других регионов показали стагнацию или снижение корпоративной банковской задолженности: на Урале и в Сибири она сократилась на 5%, на Северо-Западе — на 3%, на Дальнем Востоке — на 4%.

При подготовке статьи были использованы материалы Сергея Селянина (АЦ «Эксперт Урал», Екатеринбург)