Регион в шоколаде

Юрий Борисов
29 марта 2010, 00:00

Диверсифицированность экономики Владимирской области сохранится. Однако отдельные ее элементы будут модернизированы, появятся и новые направления

Несмотря на близость к Москве, Владимирская область редко становится ньюсмейкером. Даже в прогнозе погоды на федеральных телеканалах регион упоминают нечасто. Визиты первых лиц государства, серьезные коммунальные и дорожно-транспортные происшествия да события в области культуры и искусства — вот стандартный набор владимирских информповодов для федеральных СМИ. Между тем в регионе происходит немало интересных экономических и деловых событий.

Без нефти и газа

Владимирская область обделена углеводородами, наличие которых определяет благосостояние ряда субъектов федерации. Из богатств здесь лишь торф, песок да глина. В будущем, правда, станут добывать еще и марганец, значительные запасы которого обнаружены сравнительного недавно. Казалось бы, нечем особенно заманить в регион инвесторов. Однако Владимирская область — один из лидеров по привлечению капитала, не помешало этому даже избрание в 1996 году губернатором коммуниста Николая Виноградова. Правда, первое время инвесторы присматривались к нему — в ту пору «красный реванш» в России казался вполне реальным. «Опасения у инвесторов были не только из-за партийной принадлежности Николая Виноградова, но и из-за общей неразберихи в стране в то время. Когда правила игры стали более или менее понятны, капитал пошел в регионы, невзирая на партбилеты губернаторов. Именно тогда и начался инвестиционный бум», — говорит владимирский политолог Евгений Полковников.

Впрочем, первым крупным инвестиционным проектом, реализованным на территории области, стала заложенная еще при губернаторе-демократе Юрии Власове шоколадная фабрика «Штольверк Рус», которой с 2002 года владеет Kraft Foods. После этого, преодолев страхи и увидев, что политические взгляды одного лица, пусть и первого в регионе, бизнесу не угрожают, инвесторы стали интересоваться и другими площадками во Владимирской области. Областная же администрация старательно создавала привлекательные условия. В 2002 году принят региональный закон «О государственной поддержке инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, на территории Владимирской области». Этот документ предоставляет налоговые льготы инвесторам.

Сегодня инвестиционные проекты осуществляются во многих районах области. За ней закрепилась слава шоколадного региона — вслед за Kraft Foods сюда пришли кондитерские фабрики Ferrero и «Большевик». В Гороховце работает турецкий завод по производству стеклянных бутылок. В период его строительства приходилось убеждать традиционных производителей из Гусь-Хрустального района, что новое производство им конкуренции не составит: рынок огромен, всем места хватит. Под Владимиром производит паштеты Hame Foods, активно работают французская компания Saint-Gobain Vetrotex (стекловолокно), австрийская Wienerberger (кирпич), польская Forte (мебель), турецкая Beko (бытовая техника), словенская Utex (линолеум) и многие другие.

Интересуются крупные игроки и предприятиями в сельскохозяйственном и перерабатывающем секторах. Во Владимире расположен крупный свинокомплекс, принадлежащий агрохолдингу «Эксима» и группе компаний «АникеевБизнесИнвест», занимающей заметные позиции в реализации колбасных изделий и мясных полуфабрикатов.

Впрочем, по крайней мере одна неудача в истории взаимоотношений региона с инвесторами все же есть. Несколько лет назад немецкая автомобилестроительная компания Volkswagen выбрала для строительства завода не Владимирскую, а Калужскую область, хотя на начальном этапе явно склонялась в пользу владимирцев. Регион не смог выполнить все условия немецких автопромышленников, например, подвести за счет областного бюджета инженерные коммуникации к площадке, на которой планировалось строить автозавод. Вице-губернатор Владимир Веретенников так объяснил случившееся: «К большому сожалению, состояние бюджета и законодательная база не позволяют нам принять на себя подобные обязательства».

Инвестиции, как свидетельствует статистика, обеспечили в кризисном 2009 году по сравнению с 2008-м рост в производстве продукции сельского хозяйства (12,1%), услугах связи (8,4%), вводе в эксплуатацию жилых домов (7,8%), хотя, конечно, и не смогли полностью нивелировать последствия экономического кризиса. Денежные доходы населения в январе — ноябре 2009 года по сравнению с соответствующим периодом 2008-го выросли на 4,6% и достигли 9558 рублей, среднемесячная заработная плата одного работника выросла на 8,7% и составила 12 883,8 рубля.

Пришедшие в регион средства помогли поддержать важную и, как показывает практика, полезную особенность владимирской экономики. Еще с советских времен регион, в отличие, например, от соседней Ивановской области выделялся высокой степенью диверсификации экономики. «То, что наша региональная экономика не стала моноориентированной, считаю благом. Соседние регионы идут по пути создания кластеров — текстильного, автомобильного, фармацевтического, и, возможно, там это актуально и полезно, но Владимирской области диверсифицированная экономика все же приносит больше плюсов и служит гарантией устойчивого развития», — убежден председатель комитета законодательного собрания области по бюджетной и налоговой политике Максим Васенин.

Дорога, кладбище или санаторий?

Сегодня регион разрабатывает программу развития до 2030 года. На экспертных семинарах, в работе которых принимают участие представители владимирской интеллектуальной элиты, идут весьма оживленные дискуссии, идейный вдохновитель которых кандидат политических наук Роман Евстифеев пытается донести до сознания владимирцев мысль о том, что «с Москвой надо что-то делать». Он видит несколько рисков и возможностей, связанных с близостью столичного региона.

Факторы, которые нельзя игнорировать: федеральная трасса, ведущая в Москву; сама столица, как мощный центр притяжения интересов; музеи, дома отдыха, множество дач москвичей, разбросанных по Владимирской области. По Евстифееву, получается, что можно стать либо помойкой мегаполиса, либо рекреационной зоной, либо попытаться создать и развить привлекательные для мегаполиса сервисные ресурсы вплоть до образовательных. А можно превратиться в спальный район и поставщика дешевой рабочей силы для московских предприятий.

От выбора пути зависит, какое направление владимирской экономики необходимо развивать, куда привлекать инвесторов: расчищать ли места под кладбища для московских твердых бытовых отходов, строить ли новые дороги и логистические узлы, развивать ли туризм во всех его проявлениях или создавать научные, образовательные центры, заниматься высокими технологиями.

Пока эксперты спорят и теоретизируют, региональные власти определяют текущие тренды развития. Знаковым во Владимире считают 2027 год. Именно к этой дате, по планам, валовой региональный продукт Владимирской области увеличится в четыре раза и составит 920 млрд рублей. Предполагается, что структура экономики области изменится: доля промышленного производства снизится, будут развиваться сфера телекоммуникаций, транспорт, строительство, досуговая и рекреационная деятельность, сфера услуг и малый бизнес. Через 17 лет во Владимирской области количество малых предприятий должно вырасти в полтора раза, а объем инвестиций увеличиться с нынешних 46,8 до 188 млрд рублей в год.

Кстати, инвестиционные ожидания региональных властей стали поводом для возникновения социальной напряженности, которую отмечают местные эксперты. Дело в том, что для рядовых жителей инвестиции пока остаются чем-то неосязаемым — существенного улучшения жизни люди не ощущают. Новые предприятия, как правило, обходятся минимумом персонала и на рынок труда влияют мало. Поэтому сегодня во владимирском обществе довольно критически относятся к тому, что делают власти. И это вполне объяснимо: у власти коммунист, а коммунистическая идеология выдвигает принципы социальной справедливости.

Вот и слышит нынешняя владимирская администрация в свой адрес: «Инвестиции не могут делаться ради инвестиций. Их основная задача — улучшение жизни людей. При этом люди должны понимать и ощущать эту связь. Лишь в этом случае они принимают и инвестиционную политику государства, и региональные проекты, принимают не как чью-то очередную блажь, а оценивая их с точки зрения качества собственного проживания».

Тему продолжает владимирский журналист Алексей Салов: «Люди рассуждают как: вкладываете деньги в строительство дорог и улучшение их покрытия? Отлично! Где по этим нововведениям я могу проехать? Оптимизируете управление? Здорово! Насколько в результате сократилось для меня время, затраченное на получение справки? Инвестируете в здравоохранение? Замечательно! Через сколько минут теперь приезжает “скорая”? И вот что обидно: при таких критериях оценки инвестиций оказывается, что во Владимирской области серьезные деньги тратятся зря».

Максимализм Салова многим в области близок и понятен, хотя не было бы у региона денег, пришедших за последние годы, не были бы построены предприятия, сотни людей остались бы без работы, бюджет не получил бы налогов и, соответственно, не инвестировал бы их в ту же социалку. Конечно, изменения происходят не так быстро, как хотелось бы многим. Вероятно, они могли бы идти быстрее и эффективнее, но они происходят, и отрицать это невозможно.

Новые инвесторы, интересующиеся Владимирской областью, в которой нет нефти и газа, золота и алмазов, поспособствуют дальнейшим переменам. Список потенциальных вкладчиков впечатляет. В нем, например, иностранные и отечественные компании Warfama, Fortis О.О.О., Botash Nehir Boya, Porsche Industry, D. Dir, Indesit, ARC International, Grayner, Metsä Tissue, «Тандако», «Агротехимпорт», «Интерма М», «Эберт Интернэшнл и Ко.», «Берлин-Фарма»… Одним из крупных объектов, строительство которого планируется начать в ближайшее время, является Ковровский сталепрокатный завод, принадлежащий екатеринбургскому ОАО «Металлургический холдинг».

Очевидно, что приход нового капитала активизирует малый и средний бизнес, занятый в сфере услуг — торговле, гостиничном хозяйстве, в первую очередь в Муроме, Суздале, Александрове, а также вдоль федеральной трассы М7, на предприятиях общественного питания, в автосервисах и туризме.

Традиционная диверсификация экономики Владимирской области, видимо, сохранится и в ХХI веке.

Владимир