Не как у всех

Наталья Литвинова
5 апреля 2010, 00:00

Жили-были два ребенка. Девочка очень не любила горные лыжи, на которых папа заставлял кататься. Не любила до ужаса, до медвежьей болезни, но не смела ослушаться отца. Кончилось все переломом бедра и хромотой на всю жизнь, еще повезло, что не замерзла, — вовремя нашли. Мальчик очень страдал от того, что его сестра-близняшка была ненормальная. В школе над ними все смеялись, никто не хотел с ним дружить, а мама велела ему смотреть за сестрой и всегда быть с ней рядом. Слабоумная сестра отгораживала брата от мира, и однажды он оставил ее в парке, чтобы без помех сходить на день рождения к однокласснику, а после вечеринки ее в парке не оказалось. Девочку так и не нашли, а чувство вины отгородило мальчика от мира уже навсегда.

Дети выросли, но их несчастья никуда не делись, а выросли вместе с ними. Маттиа нашел убежище в цифрах и отвлеченных научных наблюдениях, стал математиком и интровертом. Аличе превратилась в белую ворону. Он отверг мир, она — отвержена этим миром. Оба одиноки, но связаны поначалу невидимыми для них самих и для окружающих нитями. В какой-то момент одиночество толкает их навстречу друг другу, но скорлупа оказывается слишком плотной.

Нелюбовь длится лет двадцать, и все это время мировоззрение и поведение героев не меняются. Они так и остаются подростками с изломанной психикой. Он созерцает цифры, она переключает пульт телевизора… То ли неадекватность, то ли аутизм, то ли то и другое вместе.

Словом, вполне себе ожидаемый бестселлер — между «Одиночеством в сети» Януша Вишневского с героем-генетиком и явными и неявными цитатами из Иэна Макьюэна. Ну и тренд, конечно: детские травмы, давление родителей, суки-одноклассницы из элиты, анорексия, друг-гомосексуалист, лелеемое «я» и прочие модные сегодня штуки. Даже странно, что автор не вывел на страницы книги священника-педофила.