Научно-пессимистическая трагедия

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
5 апреля 2010, 00:00

Книга о больших перспективах и об упущенных возможностях российской космической науки

Автор этой книги — академик РАН, директор Института геохимии и аналитической химии им. В. И. Вернадского. Институт занимается в том числе и космическими исследованиями. Или, точнее, научными исследованиями планет и других космических объектов — он еще в советские времена принимал участие в исследованиях Луны, Марса и Венеры. Однако книга не об успехах, а о провалах, которые преследуют эту область теперь уже российской науки последние двадцать лет. Мы постоянно слышим об американских исследованиях Марса и Луны, последнее время исследованием Луны занялись Китай и Индия, а Россия довольствуется ролью наблюдателя чужих успехов. И это, казалось бы, при самой активной космической деятельности.

Показывая состояние дел, Эрик Галимов объясняет, что изучение Луны и планет не далекая от практики область науки — оно тесно связано с геологией и геохимией Земли, с проблемами происхождения жизни и находит применение в решении вполне прикладных задач.

Особое внимание уделяется проблеме изучения Луны. Дело в том, что этот спутник имеет примерно тот же возраст, что и Земля, но там сохранились древнейшие породы, измеренный возраст которых составляет 4,5 миллиарда лет. Значит, знание геологического строения Луны может помочь разобраться в процессах раннего развития нашей планеты, во многом определивших ее последующую геологическую историю. В книге научно обосновывается необходимость исследования внутреннего строения Луны и ее происхождения. Рассматриваются различные теории происхождения. Так, влиятельные американские школы планетологов придерживаются теории мегаимпакта — появления нашего ближайшего спутника от столкновения Земли с другим небесным объектом, сам же автор - сторонник гипотезы формирования Луны из первичного космического материала.

Луна, по мнению ученого, «идеальное место для размещения астрофизических станций и других подобных объектов», кроме того, «имеются серьезные проекты использования Луны в будущей энергетике». Один из возможных вариантов термоядерной реакции связан с использованием широко представленного на Луне3 Не, добычу которого можно со временем наладить. Галимов — известный энтузиаст этого проекта, о котором он рассказывал и в интервью «Эксперту» (№ 43 за 2007 г.).

Другой проект, который Галимов тоже считает достижимым и престижным для России, — доставка грунта со спутника Марса Фобоса. Не исключено, что в грунте Фобоса содержатся органические соединения и полимеры, изучение которых поможет прояснить происхождение жизни. К тому же там есть вещество, сравнимое с веществом метеоритов, многие из которых, возможно, являются осколками Марса.

Галимов считает исследование Луны и Фобоса значительно более доступным для России в ее современном экономическом состоянии проектом, чем постоянно лоббируемый космическим агентством пилотируемый полет к Марсу. Более того, он откровенно говорит, что полет к Марсу — авантюра, которая отвлечет гигантские средства от других реальных и полезных для науки проектов с большой перспективой, где Россия может занять лидирующее положение. Тем более что Марс стал приоритетом для американцев, соревноваться с которыми у России в настоящее время нет ни сил, ни средств.

Резко критикует академик и программу «Спектр». По этой программе предусмотрен запуск трех спутников Земли, несущих приборы для исследования глубокого космоса, каждый в своем спектральном диапазоне. Замысел-то, по мнению автора, хорош и важен для астрофизических исследований, а вот условия, когда принимались решения по этой программе, совершенно невыполнимы. Эти спутники требовали для запуска тяжелые ракеты, и проект был весьма дорогостоящим. Но, поскольку еще в 1996 году его поддержала Российско-американская комиссия по экономическому и технологическому сотрудничеству, он сделался проектом политическим. Но успешнее от этого не стал. Спутники до сих пор не запущены. И, как замечает автор, «при этом они на годы заблокировали (в силу своей дороговизны.«Эксперт») все остальные проекты». И добавляет: «…к несчастью, замечательные по замыслу проекты оказались камнем на шее, который утопил российскую научную космическую программу».

Автора можно было бы заподозрить в пристрастии, но он сравнивает данные о космических запусках в России и других странах и отмечает, что с 1996-го по 2005 год в США при двадцати в среднем запусках в год был запущен только по программе исследования Луны и планет 21 аппарат. А в России среднее количество запусков 35 — и ни одного в интересах науки. При этом 24 запуска сделаны в интересах других стран, то есть исключительно в коммерческих целях. «Разве это не напоминает ущербную сырьевую направленность нашей экономики?» — сетует Галимов.

После описанных перипетий и злоключений нашей космической программы, теоретических обоснований важности различных исследований и документов, демонстрирующих бесплодные усилия по их пробиванию, автор приходит к грустному выводу, что в основе наших космических неудач лежит несколько факторов. Во-первых, разрастающаяся некомпетентность. Во-вторых, «недооценка роли фундаментальной науки» со стороны власти. В-третьих, постепенная потеря квалификации на уровне исполнителей, вызванная плачевным состоянием науки.