Пора прыгнуть выше потолка

Андрей Виньков
5 апреля 2010, 00:00

Загрузка мощностей в российской целлюлозно-бумажной отрасли уже давно достигла технологического потолка, при этом издержки растут, а конкурентоспособность выпускаемой продукции падает. Поэтому приоритетом для собственников российских ЦБК сейчас стали модернизация и расширение производства

Финансовый кризис в российской целлюлозно-бумажной индустрии, как и везде, привел к спаду производства, продаж и прибыли. По данным PricewaterhouseCoopers (PwC), крупнейшие компании лесной, целлюлозно-бумажной и упаковочной промышленности, работающие в различных странах мира, отметили падение чистой прибыли с 13,8 млрд долларов в 2007 году до убытков в размере 8,0 млрд долларов в 2008-м. Столь плачевная ситуация для отрасли была зафиксирована впервые с 1996 года.

Удивительно, но ни падение прибыли, ни иные сложности не остановили инвестиционную активность в российской целлюлозно-бумажной промышленности. Правда, эта активность не вылилась пока в какие-либо завершенные крупные greenfield-проекты (см. график 1 и таблицу). Тем не менее модернизационные процессы в отрасли набирают обороты. Никто из опрошенных нами российских целлюлозно-бумажников, несмотря на нестабильность, не отказывается от модернизации. По всему видно, что модернизация российских ЦБК назрела как никогда, раз ее не смог остановить даже финансовый кризис.

Почему она неизбежна

Самая очевидная причина назревшей модернизации и новых инвестпроектов — почти полная загрузка производственных мощностей ЦБК. Однако пик загрузки пришелся на 2004 год (см. график 2). На тот момент в отрасли еще не закончились войны за собственность и процессы консолидации активов, поэтому «большая модернизация» не состоялась. К настоящему времени корпоративная структура отрасли в основном сложилась. Однако сейчас появились иные мотивы к быстрого обновления фондов российских ЦБК.

Один из них — срочная необходимость повышать технологический уровень производства. Сейчас в России работает 165 целлюлозно-бумажных комбинатов, построенных в основном в 70-х годах прошлого века. По мировым меркам они давно устарели. В частности, наши ЦБК до сих пор не выпускают многие высокопередельные виды продукции. Например, по сути, не выпускается мелованная бумага, которая используется при производстве журналов, а потенциал ее сбыта в России очень велик. Узок ассортимент бумаги для упаковки пищевых продуктов. При этом качество той продукции, которую мы в состоянии производить, значительно уступает зарубежным аналогам. Те же производители картона до недавних пор не могли обеспечить стабильное качество, скажем, по показателям сорности, зольности. Они вынуждены продавать свой товар с дисконтом и мириться с недополученной прибылью.

Другой мотив — энергосбережение. Старые технологии, используемые на наших ЦБК, энерго- и ресурсозатратны. В условиях роста тарифов на топливные ресурсы и электроэнергию это вынуждает компании задуматься о переходе на современные, более экономичные технологии.

Третья причина неизбежности модернизации лежит в плоскости промышленной политики. Похоже, некоторые протекционистские меры российского правительства, направленные на стимулирование инвестиционного процесса, оказались весьма действенными. В частности, для ЦБК наиболее значимым оказалось постановление правительства № 419 о приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов. Слово «приоритетный» означает, что этим проектам даются льготы в виде заключения договоров аренды леса без аукционов за половину минимальной установленной ставки на текущий год. Для крупных инвестиций в российский лесопромышленный комплекс должны быть созданы следующие предпосылки: гарантированные поставки древесины, права на долгосрочную лесозаготовку на конкурентных условиях и доступность на ранних стадиях проекта 10 млн куб. м древесины в год. Видимо, эту простую мысль владельцы ЦБК и сумели пролоббировать. В практическом плане это означает предоставление указанных льгот 90 проектам на 470 млрд рублей общих инвестиций. К тому же предполагается субсидирование государством процентных ставок по разного рода кредитам.

И наконец, весьма важно, что в последние месяцы резко улучшилась рыночная ситуация. В частности, цены и спрос на продукцию российских ЦБК постепенно восстанавливаются (см. графики 3 и 4). «Улучшение рыночной ситуации, в первую очередь на ключевом экспортном рынке, в Китае, позволило нам вернуться к обсуждению инвестиционной программы», — сказал нам гендиректор группы «Илим» Пол Херберт. «Рынок химической целлюлозы оказался стабильнее, а цены выше, чем ожидалось, — подтверждает президент и исполнительный директор финской компании UPM Юсси Песонен. — Спрос на целлюлозу в Китае был на хорошем уровне, а последствия землетрясения в Чили, выведшего с рынка ряд крупных производств, все еще влияют на рыночную ситуацию».

В некоторых сегментах рынка и вовсе сложилась уникально благоприятная ситуация. Так, по разным причинам крупнейшие производители сульфатной небеленой целлюлозы приостановили либо прекратили производство. В прошлом году выпускать такую целлюлозу перестали Sappi (Свазиленд), Samoa (США), Байкальский ЦБК. В этом году из-за землетрясения в Чили возникли серьезные проблемы у компании CELCO. По имеющейся информации, американская компания Port Townsend тоже ограничила выпуск целлюлозы из-за технологических проблем. По сути, на рынке остался лишь один крупный игрок — наш Соломбальский ЦБК. Этот небольшой комбинат на небольшом рынке (емкость мирового рынка товарной сульфатной небеленой целлюлозы — чуть более миллиона тонн) сейчас, видимо, кратно увеличил свою рыночную долю, которая годом-двумя ранее составляла 15%.

Стройся в ряд

Некоторые модернизационные проекты в отрасли были запущены еще в 2004–2006 годах. К примеру, в 2007 году был завершен первый этап программы развития «Соликамскбумпрома». Сейчас там увеличены мощности четырех бумагоделательных машин и оборудования по производству термомеханической и древесной массы. В рамках второго этапа «Соликамскбумпром» планирует установить новую бумагоделательную машину, линию по производству термомеханической массы из древесины хвойных и лиственных пород, новое оборудование древесно-подготовительного цеха. По окончании второго этапа программы развития мощности по производству газетной бумаги этого предприятия возрастут с нынешних 600 тыс. до 950 тыс. тонн в год.

Аналогичным образом развивался проект «Степ» на Сыктывкарском ЦБК, входящем в группу Mondi: он реализуется уже несколько лет и близок к завершению (см. таблицу). На очереди новый проект — строительство новых дополнительных мощностей.

Чуть с запозданием подошел к модернизации и крупнейший игрок — группа «Илим». Сейчас она вернулась к реализации начатой в 2007 году инвестпрограммы стоимостью около 2 млрд долларов. До начала кризиса компания успела инвестировать порядка 6 млрд рублей в проекты в Архангельской и Иркутской областях. Основные инвестиции были направлены на закупку лесной техники в Сибири (4 млрд рублей), а также на строительство завода нейтральной сульфитной полуцеллюлозы на Котласском ЦБК (это полуфабрикат, который используется для выпуска тарного картона). В Сибири компания приобрела более 500 единиц лесозаготовительной, дорожно-строительной, погрузочной, лесовозной и вспомогательной техники. «Из-за кризиса в 2009 году часть наиболее капиталоемких проектов, таких как сооружение новых производств, была приостановлена, — рассказывает Пол Херберт. — В нее были внесены определенные изменения, учитывающие корректировку рыночной ситуации, но направленность двух наших крупнейших проектов была сохранена. Это выпуск продукции глубокой переработки в Коряжме для внутреннего и европейского рынков, а также производство целлюлозы в Братске для китайского рынка». Последний проект весьма крупный, он предполагает строительство современного завода по производству хвойной целлюлозы мощностью более 500 тыс. тонн в год.

Есть подвижки и в принципиальных для России проектах, там, где мы серьезно отстаем от мирового уровня. Это производство газетной бумаги на основе вторичного волокна (ОАО «Кондопога») и производство легкомелованной печатной бумаги (проект «Инвестлеспрома» на ЦБК «Кама», см. таблицу).

Вообще, группу «Инвестлеспром» стоит отметить особо. Эта стремительно ворвавшаяся в верхние эшелоны целлюлозно-бумажного истеблишмента компания финансируется Банком Москвы. Она смело заявила сразу о трех капиталоемких проектах общим объемом 2–3 млрд долларов. Один из них, который мы уже упомянули, близок к завершению. Для России он крайне важен. По сути дела, на нем будет обкатана технология организации производства мелованной бумаги. То есть это в чистом виде создание импортозамещающего производства. Сейчас мелованная бумага, используемая входящим в состав «Инвестлеспрома» полиграфическим комбинатом «Пушкинская площадь», закупается в Европе.

Еще один проект «Инвестлеспрома» — «Белый медведь» на Сегежском ЦБК с объемом инвестиций более 1 млрд долларов. Здесь предполагается освоить производство беленой хвойной и лиственной целлюлозы и довести мощности предприятия до 845 тыс. тонн.

В перспективе «Инвестлеспром» собирается организовать производство широкого спектра мелованных бумаг на промышленной площадке Сокольского ЦБК объемом 600 тыс. тонн в год. По сути, это greenfield-проект — на базе маленького заводика будет построен новый крупный комбинат. Специалисты отмечают, что рынок этот очень перспективный и объемы потребления мелованной бумаги в России достигают 1 млн тонн, в основном за счет импорта. (Кстати сказать, группа «Илим» тоже рассматривает возможность организации производства мелованной бумаги в объеме до 100 тыс. тонн в Коряжме, однако окончательно это решение будет принято после того, как государство определится с мерами по поддержке производителей такой бумаги в России.)

Здесь уместно вспомнить реально заявленный несколько лет назад единственный крупный в отрасли greenfield-проект. Речь идет о планах компаний UPM и «Свеза» (последняя принадлежит Алексею Мордашову) построить ЦБК в Вологодской области. Помимо современного целлюлозного комбината там предполагалось возвести лесопильное предприятие и завод по производству строительных панелей ОСП. «Он развивается не так быстро, как мы планировали, — рассказывает вице-президент UPM по России Андрей Васюков. — Сказался кризис. В целях обеспечения оптимального местоположения объекта рассматриваются и другие площадки, не только поселок Шексна в Вологодской области. Решения о дальнейших шагах ожидаются в конце 2011 года».

В арьергарде инвестактивности из грандов пока что Архангельский ЦБК. Он завяз в корпоративном противостоянии со структурами «Базового элемента» и даже в модернизацию инвестирует весьма осторожно. Утвержденная советом директоров компании программа техперевооружения комбината до 2017 года предполагает лишь небольшое увеличение мощности предприятия до 905 тыс. тонн в год по варке целлюлозы и небольшое же увеличение мощностей по производству картона — до 35 тыс. тонн.

В России работает 165 целлюлозно-бумажных комбинатов, построенных в основном в 70-х годах прошлого века. По мировым меркам они давно устарели. Например, они до сих пор не в состоянии выпускать мелованную бумагу

Монополии доконали

Особое место в программе модернизации предприятий целлюлозно-бумажники уделяют сейчас энергоэффективности и модернизации тепло- и энергогенерирующих мощностей. Помимо экономического эффекта и повышения экологической безопасности производства они рассчитывают получить еще и независимость, автономность в энергоисточниках. Еще бы. Как тут не задуматься об энергобезопасности, если доля энергетики в себестоимости продукции у тебя достигает 50%, как на Енисейском ЦБК.

Вот несколько конкретных примеров.

По решению совета директоров проект Соломбальского ЦБК был дополнен. В связи с подведением газопровода к Архангельску планируется подключение комбината к центральному газоснабжению, что позволит оптимизировать затраты комбината на энергоресурсы. Сумма инвестиций — порядка 167 млн рублей.

Одним из первых этапов строительства нового завода по производству мелованной бумаги на Сокольском ЦБК «Инвестлеспром» обозначил строительство газотурбинной установки на 135 МВт. В компании понимают, что без энергонезависимости новые начинания просто затухнут под гнетом монополий. «В прошлом году деятельность “Инвестлеспрома” поддержало сопоставимое сокращение в течение первых трех кварталов цен на древесное сырье и мазут, — говорит Василий Преминин, управляющий директор дивизиона ЦБП компании “Инвестлеспром”. — Однако получить необходимую прибыль компания не смогла: тарифы на железнодорожные перевозки выросли на 12 процентов, на электроэнергию — на 17 процентов. А к началу четвертого квартала весь эффект от благоприятных обстоятельств был полностью исчерпан. Оправившись от первой волны кризиса, нефтяники взвинчивали цены на мазут, энергетики увеличили на треть стоимость электроэнергии. А продержавшаяся до середины декабря теплая погода разрушила всякие надежды на доступность дешевого сырья. В течение 2009 года все компании отрасли, так же как и мы, боролись с последствиями кризиса».