Наступление на банки

Александр Кокшаров
26 апреля 2010, 00:00

Дело против Goldman Sachs свидетельствует, что борьба вокруг финансовой реформы в США обостряется. Если банкиры будут cопротивляться ужесточению регулирования, могут последовать новые громкие разоблачения

Инвестбанк Goldman Sachs неожиданно оказался объектом расследования американской комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC). Банк обвиняют в мошенничестве — сознательно сокрытой информации о рисках при покупке ипотечных облигаций CDO. Вслед за США расследование переместилось в Лондон, где Goldman Sachs попал под пристальное внимание управления финансовых услуг (FSA) местного регулятора.

Новость об обвинении в мошенничестве спровоцировала падение котировок Goldman Sachs на 15%. Резко подешевели акции и других банков — инвесторы посчитали, что те тоже могут оказаться под аналогичным расследованием.

Goldman Sachs признал вину одного из своих вице-президентов, Фабриса Турре, работавшего над спорной сделкой в начале 2007 года (Турре уже лишился банковской лицензии, но при этом пока сохранил работу в банке — ушел в отпуск). Однако в целом банк отвергает обвинения регуляторов, обещая, что будет защищать свою репутацию даже в суде. Это при том, что ему несложно заплатить штрафные санкции за спорную сделку, на которой он заработал 15 млн долларов, поскольку только в первом квартале 2010 года прибыль банка составила 3,46 млрд долларов.

Упирается инвестбанк во многом потому, что дело «Регуляторы против Goldman Sachs» может стать аргументом при определении пути реформирования западной финансовой системы. Политики и общественность стремятся разобраться в той роли, которую сыграли банки в разворачивании мирового кризиса, дабы избежать подобного впредь. Goldman Sachs же все последние десятилетия был флагманом мировой инвестиционной отрасли.

В начале 2007 года 28-летний Фабрис (Фаб) Турре, работавший на Goldman Sachs в Нью-Йорке, мог чувствовать себя королем жизни. Он стал специалистом в наиболее динамичном секторе финансов — выпуске обеспеченных долговых облигаций, CDO, которые финансировали ипотечный рынок. В январе того года он работал по последней сделке по выпуску CDO на 1 млрд долларов под названием Abacus 2007-AC1. После ее успешного завершения Турре отправил e-mail своему коллеге, поделившись опасениями по поводу перспектив рынка недвижимости и финансирования ипотечного рынка США: «Вся структура готова обрушиться в любой момент... Единственным выжившим будет замечательный Фаб, стоящий посреди всех этих сложных и экзотических сделок, которые он создал, не особенно понимая последствий появления этих чудовищ».

Суть сделки с Abacus 2007-AC1 состояла в том, что важный клиент банка — хедж-фонд Paulson & Co, принадлежащий известному финансисту Джону Полсону, — помог выбрать проблемные ипотечные продукты для их секьюритизации в CDO. Хедж-фонд целенаправленно выбирал именно те ипотеки, которые имели больше всего проблем, поскольку собирался играть на понижение ценной бумаги. Однако на выходе продукта Goldman Sachs не сообщил инвесторам о той роли, которую Полсон сыграл при его формировании, прикрыв ипотечные облигации именем независимого финансового менеджера ACA. Хуже того, по мнению SEC, банк намеренно ввел инвесторов в заблуждение, дав им понять, что Полсон собирается приобрести ценные бумаги на 200 млн долларов.

В итоге инвесторы потеряли около 1 млрд долларов на этой конкретной сделке. Из всей суммы 150 млн долларов лишился немецкий банк IKB Deutsche Industriebank, который позже был спасен федеральным правительством Германии, потратившим на это 16 млрд долларов. Остальные 850 млн долларов не достались голландскому банку ABN Amro, который позже был приобретен британским Royal Bank of Scotland (его, в свою очередь, спасало британское правительство). Фабрисом Турре теперь недовольны и в Лондоне, и в Берлине, где регуляторы тоже начинают расследования против Goldman Sachs.

Кампания против Goldman Sachs и лично Турре вскрыла секрет Полишинеля Уолл-стрит. Когда в 2006 году цены на недвижимость в США пошли вниз, крупные клиенты, прежде всего хедж-фонды, решили на этом заработать. Чтобы фонды могли играть на понижение, банки разработали специальные продукты, например CDO. Их выпускал не только Goldman Sachs, но и Deutsche Bank, UBS, Merrill Lynch и другие. После размещения эти бумаги обычно быстро дешевели, хедж-фонды зарабатывали, а вложения рядовых инвесторов, которых банки не предупреждали, «под кого» делается выпуск, обесценивались. По оценкам Bloomberg, таких сделок на Уолл-стрит проведено не менее чем на 40 млрд долларов. Поэтому Abacus 2007-AC1 лишь первая ласточка.

«Некоторое время назад стало известно, что Goldman Sachs и другие компании продавали ценные бумаги, обеспеченные ипотечными кредитами, в то же время играя на их понижение с расчетом получить прибыль. Теперь SEC обвиняет Goldman Sachs, что тот создавал и продавал инструменты, которые заведомо должны были обвалиться, чтобы важный клиент мог на этом заработать», — написал в своем комментарии нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман, сравнив данную практику с мародерством.

«В Вашингтоне идет битва из-за новых правил финансового регулирования. Администрация Обамы вынуждена была тратить гигантские средства на спасение банковской системы, теперь она настроена на то, чтобы приструнить банки. Goldman Sachs может оказаться эдаким скальпом, который Белый дом бросает в направлении противников ужесточения финансового регулирования», — сказал «Эксперту» Пол Дейлс, экономист лондонской компании Capital Economics. Так что, по всей вероятности, это не последний скандал такого рода.

Лондон