Невозобновляемое достояние

Наталья Яценко
26 апреля 2010, 00:00

Для горной республики народные промыслы — важная форма занятости населения. Региональные власти пытаются поддерживать кустарей, но ресурсов для этого недостаточно

В том, что касается культурных традиций, фольклора и самобытных искусств, народных промыслов, Дагестан — один из богатейших районов не только России, но и мира. В пересчете на единицу площади или на численность населения (это кому как больше нравится, результат от этого не изменится) по количеству народных художественных промыслов республика может быть занесена в Книгу рекордов Гиннесса.

Восхищенный Геродот

Истоки многих дагестанских промыслов теряются в глубине веков. Амирбек Магомедов, заместитель директора Института языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы ДНЦ РАН, доктор исторических наук, рассказывает, что, к примеру, ковроделию в Дагестане около двух тысяч лет: «Геродот в своей “Истории” восхищался секретами дагестанского ковроткачества и утверждал, что оно было развито на Восточном Кавказе еще в пятом веке до нашей эры. Согласно историческим материалам, найденным исследователями на территории нынешнего Дахадаевского района, наиболее богатого народными промыслами и этническим достоянием, еще в эпоху Средневековья, в двенадцатом-пятнадцатом веках, получили развитие такие виды прикладного искусства, как резьба по штуку, камню и дереву, художественное литье, культовая и оборонительная архитектура, эпиграфическое искусство, каллиграфия».

Самобытностью отличались и женские промыслы шерстяного сукноткачества Сирхинской зоны района, интенсивное развитие которых приходится на XVI и последующие века.

 pic_text1 Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

А уже в этнографически обозримый период — с начала XX века — многие виды ремесел, получивших развитие в селах нынешнего Дахадаевского района, стали явлением не только дагестанского и кавказского значения, но и общероссийского масштаба. Это изготовление домотканого шерстяного сукна в селах Кубачи, Сутбук, Урцаки, Урари, Кища и др.; оружейное дело в селах Кубачи, Амузги, Харбук; гончарное в селе Сулевкент.

Об экономической эффективности развития народных промыслов можно судить хотя бы по тому, что во второй половине XIX века число ковровщиц в дагестанских аулах достигало 20 тысяч. Даже царское правительство, заботясь об одном из основных источников добывания горцами средств к существованию, 31 декабря 1899 года учредило Кавказский кустарный комитет, благодаря которому во второй половине XIX — начале XX века изделия дагестанских мастеров были представлены на шести региональных, семи всероссийских и восьми всемирных выставках. Изделия дагестанских кустарей пользовались популярностью не только в России и на Востоке, но и в Германии, Франции, Англии и даже в Америке.

Тот факт, что дагестанские народные промыслы создавали много десятков тысяч рабочих мест и обеспечивали сытую жизнь пятой-шестой части населения, заслуживает внимания. Самая пора вспомнить об этом сегодня, когда столь остро стоит вопрос трудоустройства людей и развития экономики Дагестана.

Мерзость запустения

В пору советской власти, когда в Дагестане формировались тяжелая и легкая промышленность, народные промыслы отошли на задний план. Значительное число мастеров ушли в промышленность. Не способствовала сохранению промыслов и система преследования частного предпринимательства. В результате всех оставшихся кустарей — а их в советском Дагестане набралось более 30 тыс. человек — объединили в артели. Артельщики имели солидные доходы и приносили немалый прибыток казне.

В таком социализированном виде народные промыслы получили доступ к мощной государственной инфраструктуре сбыта: «Росгалантерея», «Росхозторг», «Роскультторг», «Внешпосылторг», «Новоэкспорт», — которые 20% поделок продавали за валюту. В Советском Союзе было три тысячи магазинов, секций в универмагах, отдельно стоящих магазинов галантерейных и культтоваров, которые продавали продукцию народных промыслов. «Те, кто определял советскую государственную политику по отношению к народному искусству, прекрасно знали ему цену, представляли его роль и значение», — говорит Гамзат Газимагомедов, заместитель руководителя департамента по народным художественным промыслам правительства Республики Дагестан.

К сожалению, в эпоху перестройки многое было потеряно безвозвратно. К настоящему времени в Дагестане осталось около 40 больших и малых предприятий, изготавливающих изделия народных художественных промыслов, в том числе восемь государственных унитарных предприятий. Кроме того, народными промыслами занимаются более тысячи самостоятельных мастеров, зарегистрированных как индивидуальные предприниматели. И все равно на круг получается чуть более трех тысяч человек, занятых в этом секторе экономики.

Джамалудин Джамбулаев, ведущий журналист-аналитик «Дагестанской правды», много лет отслеживающий ситуацию с народными промыслами, вспоминает: «В 1990-х годах лишившиеся поддержки государства артели ослабли. Мастер-частник, отвыкший самостоятельно зарабатывать деньги, не брался за дедовское дело. Во многих аулах закрылись фабрики и цеха — ковровые и паласные, по изготовлению джурабов (толстых вязаных носков). Закрылся цех кувшинщиков в ауле Ичичали. Исчез спрос на производившиеся Рахатинской фабрикой андийские бурки».

То же произошло во многих аулах Южного Дагестана. Здесь некогда работало в две смены около 800 человек, изготавливавших различные поделки из серебра — до 11 тонн в год. Сегодня мастера и до 200 килограммов не дотягивают. Опустели некоторые цеха Гоцатлинского художественного комбината и Унцукульской художественной фабрики.

Поддержать мастера

На состоявшихся в конце 2008 года парламентских слушаниях в Госдуме, посвященных законодательной поддержке сохранения и развития народных художественных промыслов России, заместитель министра, статс-секретарь Министерства промышленности и торговли Российской Федерации Станислав Наумов сказал: «Порядка 74 процентов продукции народных промыслов, по официальной статистике, выпускается на территории шести субъектов федерации. Это Московская, Вологодская, Владимирская, Тверская области, Санкт-Петербург и Республика Дагестан. Для нас совершенно ясно, почему сложилось такое доминирование. Речь идет о территориях либо с наиболее развитым в настоящий момент туристическим потенциалом, либо с очень хорошо продуманной политикой, которая исторически уже сложилась на региональном уровне и связана с позиционированием региона в рамках того или иного собственного промысла, который позволяет хорошо узнать данную территорию. И лучшим таким примером является Дагестан».

Действительно, дагестанские власти первыми обратили внимание на исчезающие на глазах народные промыслы и попытались остановить их вымирание. К концу 1990-х была принята целевая программа сохранения, возрождения и развития народных художественных промыслов на период до 2003 года, а позднее — до 2010 года; создан комитет при правительстве, преобразованный в департамент при министерстве промышленности транспорта и связи Дагестана. В 2000 году Народное собрание республики приняло закон «О народных художественных промыслах», в котором законодательно закреплен порядок отнесения выпускаемых изделий к категории народных промыслов, обозначены возможные меры их государственной поддержки, определены права мастеров.

Эффект от принимаемых мер не заставил себя ждать: уже в 2000 году рост объемов производства составил 60,9% по отношению к 1999 году. И в последующие годы, по сведениям департамента народно-художественных промыслов, темпы прироста практически не снижались.

В пересчете на единицу площади или на численность населения по количеству народных художественных промыслов Дагестан может быть занесен в Книгу рекордов Гиннеса

В последние годы в традиционных центрах кустарных ремесел оживились и частники, растет ассортимент предлагаемых ими изделий, появились новые технологии изготовления украшений, наряду с серебром ювелиры стали активно использовать золото, драгоценные камни. В последние годы в Дагестане широко распространилось искусство гравировки, черни, эмали, филиграни, других приемов отделки холодного оружия — шашек, сабель, кинжалов. «Безусловно, рыночные отношения, отсеявшие многих не приспособленных к самостоятельной предпринимательской деятельности мастеров, дали положительные результаты», — считает Амирбек Магомедов.

Есть и весьма процветающие предприятия. К ним относится, например, основанное в 1996 году ООО «Кизляр», производящее ножи и холодное оружие по старинным технологиям обработки металла. Мастера этой компании помимо произведений искусства и коллекционного оружия создают вполне утилитарные вещи — даже бытовые ножи. Сохраняя традиции, все изделия предприятие изготавливает вручную.

«Никто нам не помогал и нас не поддерживал, — говорит заместитель директора компании Александр Бельский. — Фирма сама сумела наладить связи и сбыт в ювелирных и оружейных салонах и магазинах по всей России, изыскать средства для участия во всевозможных выставках. Мы неоднократно становились лауреатами Всероссийского конкурса “Сто лучших товаров России”, а в 2001 году предприятие вошло в состав Ассоциации народных промыслов России. Со временем нашей продукцией заинтересовались на одной из крупнейших выставок охотничьего оружия, которая ежегодно проходит в Нюрнберге. Вывозили мы свою продукцию и на выставки в Лас-Вегас».

Начинали на «Кизляре» с малого — 20–30 ножей в месяц. Постепенно объемы выпуска росли, появились постоянные покупатели. Сейчас «Кизлярские ножи» — самое крупное предприятие по выпуску холодного оружия на Кавказе.

Впрочем, предпринимательская инициатива не обошлась и без перекосов, но это с точки зрения приверженцев классики, традиций, эстетизма. Сегодня, например, в магазинах и на рынках Дагестана можно увидеть ковры, изготовленные по тысячелетней технологии, но не с традиционными кавказскими орнаментами, а с портретами звезд кино и эстрады. Однако изделия, опошленные, по мнению эстетов, конъюнктурой, продаются весьма неплохо, а значит, с предпринимательской точки зрения имеют право на существование. Для государства же главное, что мастерство и технологии не утрачены, а передаются новым поколениям и люди заняты доходным делом.

 pic_text2 Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

И все же без поддержки государства, причем на федеральном уровне, отрасль, которая может помочь решить проблемы с занятостью населения в моногородах и давать доход людям и бюджетам не только в Дагестане, сугубо дотационном регионе, не поднять. Своих средств республике, несмотря на очевидную успешность проводимых здесь мероприятий по спасению народных промыслов, не хватает. Гамзат Газимагомедов, выступая на упомянутых выше парламентских слушаниях, призвал депутатов создать федеральный орган исполнительной власти, который занялся бы народными промыслами, а также принять федеральную государственную программу на период до 2020 года, которая предусматривала бы не только финансовое вспомоществование, но и формирование законодательной базы, определяющей права, льготы, меры защиты народного художественного промысла как этносистемы.

«Чтобы решить судьбу промыслов, нашу судьбу, необходима законодательная база, по-настоящему защищающая, юридически и экономически, от всякого рода произвола, — говорит Газимагомедов. — Но в тех вариантах закона, которые сегодня есть, о народных художественных промыслах сказаны общие слова: “беречь, защищать, сохранить, возродить, развивать, способствовать, содействовать, обеспечить, поддерживать”. А время торопит нас. Опасные разрушительные процессы идут вовсю. Сегодня необходимо принять ряд срочных мер, чтобы защитить мастера, его творения от подделок, спекуляций, подлога, поддержать его льготным налогообложением. Мы должны знать, что генофонд мастеров, как и природные ресурсы, как нефть и газ, является невозобновляемым ресурсом».

Махачкала—Ростов-на-Дону

В настоящее время в республике имеется более 40 больших и малых предприятий, производящих различные изделия народно-художественных промыслов. Особого внимания заслуживает художественный комбинат, расположенный в поселке Кубачи Дахадаевского района. Кубачи — город златокузнецов, один из древних металлообрабатывающих центров. Здесь, по преданиям, были созданы двурогий шлем Александра Македонского, меч князя Мстислава, щит князя Александра Невского.

Лучшие здешние мастера владеют несколькими художественными и техническими приемами: гравировкой, насечкой по металлу, филигранью, чернением, эмалированием, гравировкой. В кубачинском орнаменте представлено более 25 элементов.