Правильно посчитать

Наука и технологии
Москва, 26.04.2010
«Эксперт» №16-17 (702)

На прошлой неделе в Москве прошла конференция «Энергоэффективность и энергосбережение в регионах, муниципалитетах и бюджетной сфере». Речь на ней шла о возможных путях практической реализации принятого в ноябре прошлого года ФЗ № 261 «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности в Российской Федерации».

«Если актуальность энергосбережения не нуждается в пояснении, то экономическое измерение энергоэффективности — это повышение конкурентности нашей экономики», — заявила на конференции глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина. Конкретные примеры «экономического измерения» нашей неэффективности привел министр энергетики Сергей Шматко. Промониторив различные отрасли народного хозяйства, чиновники от энергетики оценили энергосберегающий потенциал России в 421,15 млн т у т (тонн условного топлива — столько энергии выделилось бы при сжигании такого же количества качественного каменного угля). Выяснилось, что самые большие резервы энергосбережения в промышленности (15,4%), у населения России (19,1%) и, конечно же, в топливно-энергетическом комплексе (почти 51%). В ТЭКе самая расточительная отрасль — электроэнергетика. Она до сих пор работает со средним КПД 36%, а в сетях при доставке потребителю теряется более 11% всей произведенной электроэнергии. Только за счет модернизации технологической базы электроэнергетики можно было бы сэкономить более 133 млн т у т, или почти треть всего перерасходуемого в отрасли топлива. Большие заделы энергосбережения в добыче и транспортировке углеводородов. За счет развития технологий очистки можно было бы ежегодно утилизировать 14 млрд кубометров попутного нефтяного газа, сжигаемого сейчас в факелах. Неимоверно много — 59 млрд кубометров природного газа в год (это больше 10% от добытого в прошлом году газа) — расходуется для обеспечения его же прокачки по газотранспортной сети.

Аналитики энергетического ведомства посчитали, что российская экономика в два-три раза расточительнее ведущих мировых экономик. Удельная энергоемкость в России составляет 0,49 тонны нефтяного эквивалента на 1000 долларов валового продукта, а в Японии и Германии, к примеру, — всего 0,16, и даже в Китае 0,23. Не отрицая огромного поля деятельности в области энерго- и ресурсосбережения для того же Министерства энергетики, эксперты тем не менее не склонны доверять последним цифрам. Знание фактического положения с энергоиспользованием, утверждает ведущий специалист Всероссийского научно-исследовательского проектного института энергетической промышленности Евгений Гашо, — это очень важный момент в борьбе с ресурсным расточительством. Ведь одно дело структурировать правовое поле при трехкратном отставании по энергоемкости ВВП от передовых стран, и другое — в условиях, когда фактическая энергоемкость промышленной продукции превышает западную на 15–45 %, а наши здания «хуже» не в 4–5 раз от заявляемого чиновниками, а в 1,5 раза. Зачастую энергетический Клондайк совсем не там, где его хотят видеть экономисты. Поэтому до сих пор решение задач

У партнеров

    «Эксперт»
    №16-17 (702) 26 апреля 2010
    65-летие Победы
    Содержание:
    Международный бизнес
    Повестка дня
    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама