Водяное колесо

После завершения программы ускоренного развития гидроэнергетики на период до 2020 года Дагестан не только обеспечит собственные потребности, но и сможет экспортировать электроэнергию

Заметный (на 12,8%) рост объемов промышленного производства Дагестана в прошлом году дал толчок к развитию энергетической отрасли республики, которая сегодня почти полностью представлена гидроэнергетикой. Однако ее потенциал пока используется лишь на 10%.

Потенциал Н2О

По данным ОАО «Русгидро», в настоящее время гидроэнергетические ресурсы Дагестана оцениваются в 55,17 млрд кВт∙ч в средний по водности год, что составляет около 40% потенциала рек Северного Кавказа. Эксплуатируется 11 малых и средних ГЭС совокупной мощностью 1366,9 МВт со среднегодовой выработкой 3,6 млрд кВт∙ч электроэнергии (за девять месяцев прошлого года выработано более 2,8 млрд кВт∙ч). По нынешним кризисным временам этого практически достаточно для покрытия потребностей Дагестана в электроэнергии. Однако кризис закончился, потребности в ресурсах будут расти вместе с реализацией в республике крупных инвестпроектов, поэтому в «Русгидро» уже начали воплощать планы по вводу в эксплуатацию ряда ГЭС совокупной мощностью выработки 2 ГВт.

В Дагестане главные надежды связывают с перспективами гидроэнергетического строительства в бассейне рек Сулак, Самур, Аварское Койсу и Андийское Койсу. Здесь сосредоточено более 94% общего гидроэнергетического потенциала республики. Исследования, проведенные «Ленгидропроектом», подтвердили возможность строительства пяти ГЭС на Андийском Койсу, трех — на Аварском Койсу (11 гидроузлов общей мощностью 535 МВт, включая Гоцатлинскую ГЭС), столько же на реке Самур (680 МВт) и двух — на Кара-Койсу (92 МВт).

В подготовленной «Русгидро» программе ускоренного развития гидроэнергетики Дагестана до 2020 года предусматривается движение в четырех основных направлениях: освоение экономически апробированных гидроэнергетических ресурсов в бассейне реки Сулак; освоение гидроэнергетических ресурсов второй водной артерии республики — реки Самур; реконструкция и расширение действующих гидроэлектростанций; восстановление и строительство новых малых ГЭС.

Руководитель дивизиона «Юг» «Русгидро» Илья Горев заявил «Эксперту»: «Юг России очень перспективный для гидроэнергетиков регион. Если говорить про перспективу и учитывать высокие темпы развития технологий передачи электроэнергии на дальние расстояния, то наши северокавказские экологически чистые высокоманевренные мощности в будущем могут составить конкуренцию и на других секторах энергетического рынка как России, так и Европы. И это при том, что гидроэнергетика у нас мощная».

По словам Горева, в развитие гидроэнергетики в регионе компания вкладывает значительные средства и уже вышла «на режим ежегодного ввода гидроэнергетических мощностей». В 2008 году мощности Ирганайской ГЭС были увеличены на 40 МВт, в 2009-м была пущена Головная станция каскада Зарамагских ГЭС, в 2010-м планируется ввести Кашхатау ГЭС мощностью 65 МВт в Кабардино-Балкарии и Егорлыкскую ГЭС-2 мощностью более 14 МВт в Ставропольском крае. А в ближайшие пять лет в регионе запланирована достройка и возведение ГЭС совокупной установленной мощностью около 2 ГВт.

«Общий теоретический объем валового гидроэнергетического потенциала Дагестана оценивается более чем в 30 миллиардов киловатт-часов, — говорит глава местного представительства “Русгидро” Нурмагомед Алиев. — Имеется и другой прогноз — 40 миллиардов киловатт-часов. Фактически доступный для реального использования технический потенциал построенных и намечаемых к строительству гидроузлов по бассейнам Сулака и Самура, всего 24 станции, составляет 12,7 миллиарда киловатт-часов энергоотдачи».

На реке Аварское Койсу уже второй год идет строительство нового мощного гидроузла — Гоцатлинской ГЭС. Сейчас здесь выполнены все работы самого сложного — подготовительного — этапа. Работает комбинат, способный выдавать 350 кубометров бетона в сутки. «Готова вся инфраструктура, есть подстанция, которая обеспечит электроэнергией не только стройку, но и находящиеся рядом села, действует внушительный транспортный парк. Даже мечеть построили! То есть там уже сделана вся та работа, которую обычно не любят брать на себя инвесторы», — говорит Нурмагомед Алиев. По его словам, сейчас на строительстве Гоцатлинской ГЭС освоено порядка 2 млрд рублей.

Первоочередным (после завершения Гоцатлинской ГЭС) в Дагестане называют проект освоения гидроэнергетических ресурсов реки Андийское Койсу, где сосредоточено 20% общего энергетического потенциала бассейна реки Сулак. В Андийский каскад войдут шесть гидростанций мощностью от 90 до 200 МВт. Экономически целесообразным проект делает, в частности, наличие реконструированной дороги Махачкала—Ботлих. Кроме того, при строительстве Андийского каскада инвестору не придется решать наиболее болезненные вопросы при отчуждении затапливаемых земель, уверяет Алиев. Дело в том, что территории, попадающие под затопление при строительстве Андийского каскада, не являются землями хозяйственного назначения.

Саяно-Шушенские коррективы

Как видно, энергетики, несмотря на разразившийся мировой экономический кризис, пик которого пришелся на прошлый год, уже немало сделали на реках Дагестана, хотя и были вынуждены внести некоторые коррективы в свои планы. По утверждению Ильи Горева, в настоящее время «приходится сдвигать по времени ввод Гоцатлинской ГЭС, поскольку запланированного дополнительного государственного финансирования мы не получили».

Первоначально предполагалось, что ГЭС выйдет на производственную мощность к концу следующего года. Именно к этому сроку ожидался пуск сразу нескольких новых предприятий, которыми будут востребованы мощности новой ГЭС. Однако теперь пуск станции будет отсрочен. Не исключено, что придется скорректировать и ввод в эксплуатацию головной станции Андийского каскада — Агвалинской ГЭС (200 МВт), которая должна была вступить в строй в 2013 году, и остальных станций совокупной мощностью 520 МВт со сроком пуска в 2015 году.

«Дело в том, что гидростроительство, особенно на горных реках, не терпит перерывов в работе. Если законсервировать такой объект “до лучших времен”, а потом достраивать его, то общая стоимость ГЭС автоматически существенно возрастает», — поясняет Нурмагомед Алиев.

Однако Илья Горев считает иначе: «К сожалению, на наши инвестиционные возможности влияет ситуация с платежами потребителей, так как в большей части финансирование строительства гидростанций мы ведем из собственных средств. Низкая платежная дисциплина потребителей и игнорирование обязательств по оплате за потребленную электроэнергию — а это на Кавказе реальная проблема — заставляют нас корректировать объемы финансирования и сдвигать сроки ввода».

На инвестпрограммы дагестанского филиала «Русгидро» повлияла также прошлогодняя авария на Саяно-Шушенской ГЭС. В частности, была пересмотрена система безопасности всех гидроэлектростанций России. Это выбило из графика многие возводимые компанией объекты по всей стране, в том числе и в Дагестане.

Перенос сроков скажется на республиканском бюджете. По данным советника президента республики по вопросам ТЭКа Гамзата Гамзатова, «Русгидро» сегодня является одним из крупнейших в Дагестане налогоплательщиков. Дагестанский филиал «Русгидро» всегда своевременно и исправно выплачивал налоги. Так, в 2005 году налоговые взносы филиала составили 3,3 млн рублей, в 2006-м — 80,2 млн, в 2007-м — 228 млн, в 2008 году — 747 млн, а за девять месяцев 2009 года было внесено 850 млн рублей.

Сокращение поступлений налогов больно ударит не только по республиканской казне, но и по потребителям, которые давно жалуются, что при наличии 11 собственных ГЭС в Дагестане действует высокий тариф на электричество.

Срыв сроков может повлиять и на запланированное республиканским правительством создание энергетического кластера на базе местных ГЭС. В случае же бесперебойного выполнения программы развития гидроэнергетики на период до 2020 года Дагестан не только покроет собственные потребности, но и сможет экспортировать энергию.

Ход малыми ГЭС

В «Русгидро» рассчитывают и на программу «Прометей», предусматривающую строительство сети малых ГЭС на реках республики. Дагестанские энергетики разработали технологию поточного строительства малых гидроэлектростанций, позволяющую снизить показатель стоимости единицы установленной мощности на возводимом объекте в несколько раз за счет применения типовых методов строительства, оборудования и эксплуатации. Стоимость строительства малых ГЭС составляет около 800–1000 долларов за один киловатт установленной мощности, что значительно ниже мировых аналогов. При этом срок окупаемости достигает пяти-шести лет.

Особенностью дагестанской программы является проектирование малых ГЭС на зимнюю воду, то есть на период, когда дебет рек снижается. На станции устанавливается столько агрегатов, сколько может работать в номинальном режиме в маловодный (зимний) период. Это позволяет уверенно прогнозировать максимально возможное число часов использования установленной мощности. В рамках реализации программы «Прометей» 1 марта 2006 года введена в эксплуатацию малая Агульская ГЭС мощностью 0,6 МВт. В начале декабря 2006 года осуществлен пуск малой Ульяновской ГЭС (1,2 МВт). Сегодня завершается строительство малой Магинской ГЭС (1,2 МВт) на реке Ахтычай (Рутульский район Дагестана). В 2007 году фонд «Новая энергия», являющийся оператором Программы развития малой гидроэнергетики, завершил строительство по технологии «Прометей» Амсарской (1 МВт), Шиназской (1,4 МВт) и Аракульской (1,4 МВТ) малых ГЭС.

По мнению старшего аналитика по электроэнергетике отдела аналитических исследований Альфа-банка Александра Корнилова, этот проект интересен тем, что таким образом «Русгидро» может расширить свое присутствие на рынке электроэнергетики СКФО. По его словам, строительство 30 малых электростанций обойдется компании значительно дешевле, чем строительство одной новой ГЭС с нуля. Дело в том, что создание мощностей для производства одного киловатта электроэнергии на обычной ГЭС сейчас обходится в 1,5 млн долларов, а в случае с малой ГЭС эта цена, как уже было сказано, уменьшается почти вдвое. «Таким образом, чтобы создать мощности по выработке 90 мегаватт, компании нужно будет инвестировать около 70 миллионов долларов, что значительно дешевле, чем строительство одной полноразмерной ГЭС», — заключает Корнилов.

«Перспективы развития малой гидроэнергетики во всех регионах России, в том числе в СКФО, в основном лежат в плоскости создания нормативной базы, призванной повысить интерес частного бизнеса к этой отрасли, — заметил Илья Горев. — Федеральным законом номер 35 определена форма поддержки развития возобновляемой энергетики, в том числе и малых ГЭС. К ним относится установление надбавки на цену электроэнергии, вырабатываемой МГЭС, а также компенсация стоимости технологического присоединения объектов малой гидроэнергетики к сетям. До принятия вышеупомянутых подзаконных актов эффективность инвестиционных проектов строительства малых ГЭС очень невысока и не позволяет обеспечить привлечение частных инвестиций в это направление гидростроительства. Хотя кроме наших уже действующих пилотных проектов в малой гидрогенерации есть и другие частные построенные станции, но они остаются планово убыточными. Это в большей степени заделы на будущее, площадки для отработки новых технологических решений».

Махачкала—Ростов-на-Дону